Странное дело Врбетице, которое через семь лет после появления неожиданно взорвало чешскую политику и разрушило чешско-российские отношения на многие годы вперед, не упало с неба. Исторический груз тяжел, и спорных шагов обе стороны предприняли предостаточно. И тем не менее разумному человеку трудно понять ту эйфорию, которая в последнее время охватила большинство чешских СМИ и политиков. Они радуются целенаправленному уничтожению чешско-российских отношений и их максимальному обострению. Это подтверждает, насколько мало мы просчитываем отношения с Россией, насколько плохо понимаем ее роль, значение и возможности, которые она открывает перед чешской внешней политикой и сопряженными с ней чешскими национальными интересами.

Можно сказать, что в основе чешских национальных интересов лежит стремление сохранить суверенное и процветающее чешское государство и чешскую национальную идентичность в демократических и безопасных условиях. Но когда страна таких размеров, сил и значимости, как наша, ставит себе подобную цель, неразумно с ее стороны намеренно пестовать вражду с относительно близкой державой. Сегодня наши политики делают вид, что отношения с Россией не играют никакой роли, как будто Чехии выгодно максимально их испортить, или как будто Россия куда-то денется, а они готовы участвовать в том, чтобы так оно и произошло.

Рациональная политика должна исходить из реального положения дел. На протяжении более трех столетий Россия была и остается первостепенной европейской державой, которая с XVIII века влияет на устройство Европы. У России есть своя историческая специфика. В частности, у нее нет традиции демократического правления. Фактически в России его никогда и не было. К развитой Европе Россия приближается скачками, которые, как правило, следуют за глубокими кризисами и потрясениями. Учитывая размеры и военную мощь России, ни один здравомыслящий человек не может быть в них заинтересован, и я уже не говорю о странах, соседствующих с Россией.

Чешская Республика находится в традиционно нестабильном регионе между Германией и Россией. Чехию, как и другие малые страны в этой области, с обеими державами связывают сложные отношения с исторической подоплекой. Все эти страны получали или восстанавливали свою самостоятельность и независимость только тогда, когда обе эти державы фатально слабели из-за проигранной войны, революции или внутреннего распада (СССР).

Долгое время современное чешское государство страдало от Германии, против воли которой и против воли собственных граждан немецкой национальности когда-то возникла наша республика. Гитлеровская Германия дала ясно понять, что существование чешского государства по соседству с Германией для нее неприемлема. Чешский вопрос она собиралась решать не только оккупацией и созданием Протектората, но и запланированным послевоенным уничтожением чешского народа в Центральной Европе. Чехословакия боялась Германии, угрожавшей ее существованию, и на протяжении всего времени своего существования этот страх лежал в основе чехословацкой внешней политики. Но, как оказалось, все попытки сохранить новое государство и обеспечить ему безопасность перед лицом мощного врага по соседству, опершись на другие державы, провалились. В критический момент западные государства дали понять, что их национальные интересы далеки от Центральной Европы, и это привело к мюнхенской травме, а Советский Союз после Второй мировой войны из освободителя быстро превратился в протектора, а потом и в оккупанта.

Урок истории, который нам преподали, мы должны усвоить. Говорят, что в центрально-европейском регионе всерьез заинтересованы только две державы: Германия и Россия. Идея о том, что в случае не глобального, и билатерального конфликта с одной из них нас спасет и защитит кто-то третий, например далекая Великобритания, Франция или США, далека от реальности. Далекие державы интересуются нашей страной и регионом только с точки зрения отношений с Германией и Россией.

Вышло так, что обостренный антагонизм с Германией и боязнь его реваншизма только завели нас в советские объятия. После 1989 года мы отказались от этой недальновидной политики и наладили с Германией нормальные отношения. Нам удалось преодолеть тени прошлого и начать взаимовыгодно сотрудничать. Но мы не должны забывать, что в этих отношениях мы более слабый партнер и что гравитационная сила соседней страны огромна. Очень трудно сбалансировать ее разумно.

И тем не менее сегодня мы иррационально совершаем ту же ошибку, которую сделали в прошлом. Только знак изменился. Теперь мы стараемся сами себя до смерти напугать Россией и надеемся, что кто-то за нас отвоюет победу в неравном бою с ней. Мы не видим, насколько ослабляет этот конфликт наше международное положение. Печальный и, к сожалению, неизбежный результат такой политики — образ несчастного премьера, который напрасно молит своих европейских партнеров выслать хотя бы по одному российскому дипломату в знак солидарности.

Какими бы ни были отношения с нами, Россия останется на своем месте. Мы же из-за своей собственной непродуманной политики и неправильно выбранного для нее момента оказались полностью в руках Германии. Теперь нам приходится надеяться, что она вместо нас как-нибудь урегулирует разрушенные отношения с Россией. При этом мы не понимаем, что в ближайшем будущем станем свидетелями принципиального геополитического изменения. Когда «Северный поток — 2» будет закончен и открыт и когда Германия придет к своей экономической утопии без угля, основным условием которой является импорт российского газа, мы тоже впадем в полную зависимость от России и ее энергоносителей. Таким образом, маячит перспектива огромной российско-немецкой стратегической синергии, а отнюдь не антагонизма, на который мы зря делаем ставку.

В интересах Чешской Республики, которая должна исходить из своего географического положения и экономических связей, не повторять старые ошибки и не загонять саму себя в угол. Если мы не хотим снова стать протекторатом одной из держав, мы должны проводить разумную и взвешенную политику в отношении всех первостепенных государств. В такой политике нет места истерии, и служит она нашим, а не чужим интересам.

Ставка на эскалацию напряженности в нашей части Европы к хорошему привести не может. Униженная, недружественная и изолированная Россия, угрожающая всему своему окружению, не победа для нас. Похоже, видеть такой ее не хотят и Германия с Францией, ведущие страны Европейского Союза. Чешское государство ничего не выиграет от новой холодной войны. Учитывая местоположение нашей страны, ее историю и экспортную ориентацию, наша экономика нуждается в развитии реального восточного партнерства со странами на постсоветском пространстве, включая Россию. Только так проект восточного партнерства обретет смысл и принесет свои плоды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.