В начале нулевых был такой фильм: «Враг у ворот». Сюжет достаточно простой. Во время боев в Сталинграде советский и нацистский снайперы разбирались между собой, кто из них лучше стреляет. С художественной точки зрения наслаждение противоречивое, но я о другом.

В фильме показано, что наряду с великой битвой двух супердержав и миллионных армий, любая война превращается в бесконечное количество малых личных битв, где результат определяется лишь готовностью драться до конца. У врага может быть тотальное преимущество в воздухе, технике и артиллерии, но в условиях города это не имеет решающего значения. Кстати, эту простую истину доказали и бои за Грозный, и за Донецкий аэропорт, где русско-фашистская армия обломала себе зубы.

Вместе с этим, фильм несет в себе и другой смысл — нет линии фронта. Нет четкого понимания, где свои, а где чужие, и, может, враг и у ворот, но в то же время он и внутри крепости. Он может оказаться с фланга, с тыла, где угодно. И в этих условиях с врагом можно воевать лишь путем его тотального уничтожения. То есть, уничтожается все, что невозможно идентифицировать.

Приблизительно в такой позиции Украина оказалась в 2014 году. Враг был повсюду, а наши солдаты элементарно не понимали, какую команду следует исполнять, а какую нет. Где мирные жители, а где ряженная спецура? Против кого мы воюем, и где, наконец, фронт и тыл. Все это привело к ужасным жертвам, оккупации Крыма и отдельных районов Донецкой и Луганской областей.

Однако, трагедия Украины в том, что даже сейчас, столкнувшись с угрозой очередной эскалации войны с Российской Федерацией, мы до сих пор не понимаем, что враг уже внутри нашей крепости. Всяческие оппозиционные блоки, партии Шария, ОПЗЖ и прочие «медведчуковцы» и их финансисты — это та пятая колонна, которая первой нанесет удар в спину Украине.

Второй категорией будут те финансово-промышленные группы, которые зарабатывают в России деньги. Ради лишней сотки баксов они сделают все, чтобы их депутаты в вышиванках и независимые СМИ на минималках рассказали нам, что украинцам нужен мир любой ценой. По большому счету, Минские соглашения уже были неким миром любой ценой, и лишь тотальное сопротивление украинской нации отвело нас от конца Украины.

Ну а контрольной волной будут те, кто засядет за свои гаджеты и с утра до ночи будут смаковать наши поражения, ведь мы не так воюем, стреляем, да и вообще везде зрада. И лишь тотальная мобилизация их объединит с этим государством в едином патриотическом порыве.

Я считаю, что с каждым днем мы все меньше готовы к крупномасштабной войне. И если, как общество, мы не можем повлиять на зрадофилов — это дело все же военкоматов. То вот с первыми двумя категориями мы бороться можем. Уже сейчас мы просто обязаны идентифицировать всех, кто официально работает на пророссийские проекты, и, в первые же дни эскалации, они должны быть устранены от влияния на управленческие решения и СМИ. Способов есть довольно много, но результат должен быть один — лишение влияния и голоса.

Со второй категорией сложнее, ведь в большинстве — это уважаемые работодатели, имеющие не менее уважаемых лоббистов во всех фракциях парламента от, конечно же, ОПЗЖ до «Голоса». Поэтому здесь нам остается лишь ждать, кто первым закричит о мире любой ценой. И когда мы поймем, кто предатель, к ним следует применять те же самые меры, что и к первой категории. Иного выбора нет. Ведь на кону стоит будущее Украины и украинцев. И я могу процитировать слова народного героя Украины Василия Мулика: «Мы или поймем, что война уже идет, и мы должны выстоять любой ценой, которая однозначно будет высокой, или не будет Украины».

Мы все должны понять, что враг не у ворот, он уже в крепости и готовится к удару, пока мы спорим, какая орфоэпия лучше, и в чем нам маршировать на плацу.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.