На прошлой неделе состоялась встреча между заместителем председателя российского правительства Александром Новаком и министром энергетики Саудовской Аравии принцем Абдулазизом бен Салманом (Abdulaziz bin Salman), на которой стороны обсудили углубление и расширение сотрудничества между двумя странами в энергетическом секторе и других областях. Это был ключевой момент в продолжающихся попытках Москвы решительно отколоть королевство от его давнего союзника Соединенных Штатов. Такая стратегия согласуется с общим намерением России и Китая ослабить влияние США на Ближнем Востоке, что в свою очередь является центральной составляющей российских планов по усилению воздействия на Европу с конечной целью расколоть Организацию Североатлантического договора — НАТО. Это соответствует планам Китая, который осуществляет свой рассчитанный на много лет и поколений проект по усилению собственного влияния «Один пояс, один путь», имеющий целью вытеснить США с позиций ведущей мировой сверхдержавы.

Первопричиной таких колоссальных изменений в геополитической системе альянсов стало поражение Саудовской Аравии в войне 2014-2016 годов за нефтяные цены, которую королевство развязало с вполне конкретной целью — разрушить или по меньшей мере вывести из строя на максимально продолжительный срок формировавшийся тогда в США сектор добычи сланцевой нефти. Саудовцам в тот момент было очевидно, что из-за более низких фиксированных затрат и себестоимости добычи сланцевая нефть, добываемая в Америке во все больших объемах, со временем ослабит власть и влияние Саудовской Аравии в мире как ключевого ближневосточного игрока, поскольку поставки нефти являются единственной основой такой власти и влияния. Короче говоря, у саудовцев не было выбора, кроме борьбы с американским сектором сланцевой добычи, и они вступили в эту борьбу. Вступили, но проиграли, заплатив при этом ужасную цену. Это касается и реальных цифр саудовских нефтяных запасов, и резервных мощностей, и добычи, которые я подробно проанализировал в своей предыдущей книге о мировых нефтяных рынках.

Непосредственным итогом нефтяной войны 2014-2016 годов стало то, что саудовцы разорили собственную экономику и экономику собратьев по ОПЕК на многие годы вперед. Но с геополитической точки зрения важнее другое. Эр-Рияд утратил свой авторитет и репутацию фактического лидера ОПЕК, а ОПЕК утратила свой авторитет и репутацию непреодолимой силы на мировых нефтяных рынках. Это значит, что все заявления ОПЕК о будущих объемах предложения и спроса на нефть, а следовательно и о ценах на нее, лишились способности воздействовать на рынки. Кроме того, уменьшилась эффективность совместных сделок членов картеля по добыче. Поэтому в конце 2016 года Россия, в полной мере понимая, какие колоссальные экономические и геополитические возможности предоставляет ей активное участие в процессе формирования спроса/предложения/цены, согласилась поддержать соглашение ОПЕК о сокращении добычи и стала членом объединения, которое с тех пор называется ОПЕК+. Правда, ее участие отличается уникальным своекорыстием и беспощадностью.

С тех пор Россия активно использует свое положение ключевого игрока в ОПЕК+, делая то, что получается у нее лучше всего: создает очаги хаоса, а потом предлагает свои решения и таким образом усиливает собственную власть и влияние. На Ближнем Востоке она использует такую стратегию буквально во всех странах шиитского полумесяца. Наиболее явно Россия делает это в последнее время в Иране, Ираке и Сирии. Но она также систематически расшатывает фундамент многолетнего альянса США и Саудовской Аравии. Как я подчеркиваю в своей последней книге, основа таких отношений была сформулирована 14 февраля 1945 года на встрече между президентом США Франклином Рузвельтом и саудовским королем Абдулазизом. Подписанное тогда историческое соглашение заключалось в следующем. США получают столько нефти, сколько им нужно, пока у саудовцев есть нефть, а взамен Соединенные Штаты гарантируют безопасность правящему Дому Саудов и, соответственно, всей Саудовской Аравии. Но к концу войны за нефтяные цены это соглашение слегка изменили, что стало отражением нарастающего недовольства США попытками саудовцев воспрепятствовать развитию американского сектора добычи сланцевой нефти. Формулировка в новом соглашении была такая: Соединенные Штаты обеспечивают безопасность Саудовской Аравии и правящего Дома Саудов, пока саудовцы гарантируют, что США будут получать нефть в необходимых им объемах и до тех пор, пока у саудовцев есть нефть; а Саудовская Аравия не будет мешать развитию и процветанию сектора сланцевой добычи в США.

Россия увидела в этом добавлении прекрасную возможность оторвать саудовцев от США, и с тех пор выстраивает фундамент отношений таким образом, чтобы достичь этой цели. В последнее время она делает это с помощью Китая. Действуя в полном соответствии с классической стратегией, согласно которой разведывательные ведомства разрабатывают и вербуют новых источников, Россия в июне 2020 года обсудила с Саудовской Аравией соглашение, заложившее основу на будущее для более масштабного сотрудничества. В теории это было не более чем незначительное расширение соглашений ОПЕК+, которые действовали между русскими и саудовцами с 2016 года. Но там были дополнения, включенные по результатам переговоров короля Салмана в Москве в 2017 году и Мухаммеда ибн Салмана в 2019-м. То, что достигнуто новое взаимопонимание, стало предельно ясно в октябре 2017 года, когда российский президент Владимир Путин пригласил в Москву короля Саудовской Аравии Салмана ибн Абдул-Азиза аль-Сауда. Это был первый визит в Россию действующего саудовского монарха.

Во время той встречи, а также на многочисленных переговорах между официальными представителями двух стран, где стороны занимаются конкретными делами, было заключено несколько важных соглашений по широкому кругу вопросов, причем не только в нефтяном секторе. В то время было объявлено о сделках на сумму три миллиарда долларов. Среди них было инвестиционное соглашение, по которому саудовцы обязались вложить не менее 150 миллионов долларов в российскую буровую компанию «Евразия». Было там и соглашение на 1,1 миллиард долларов, по которому российская нефтехимическая компания «Сибур» обязалась построить предприятие в Саудовской Аравии. Министр энергетики Александр Новак тогда заявил, что российская газовая компания «Новатэк» ведет переговоры с саудовскими инвесторами об их участии в проекте «Арктик СПГ-2», который начали реализовывать после строительства завода на Ямале стоимостью 27 миллиардов долларов. В то время стороны договорились, что Суверенный фонд Саудовской Аравии совместно с Российским фондом прямых инвестиций создаст фонд с капиталом 1 миллиард долларов, который будет инвестировать средства в российские технологические компании. Действуя в том же русле, российские добывающие компании «Роснефть» и «Газпром» начали переговоры с коллегами из саудовской «Арамко» о проведении скоординированных нефтяных и газовых торгов, при необходимости пользуясь услугами и контактами трейдера «Лукойла» «Литаско», а также о создании совместного центра исследований и технологий.

С точки зрения США, еще более серьезными стали два других вопроса, которые Россия и Саудовская Аравия в ходе тех встреч обсудили и в принципе согласовали. Во-первых, саудовцы отказались от своего требования об отстранении от власти сирийского президента Башара Асада. А во-вторых, Эр-Рияд пошел на экстраординарный шаг, подписав меморандум о взаимопонимании, предусматривающий закупку в России зенитно-ракетных комплексов С-400. Эти моменты следует рассматривать как четкое свидетельство того, что Россия пытается постепенно усилить рычаги своего влияния после создания ОПЕК+ и начала активного сотрудничества с Саудовской Аравией, и таким образом ослабить ее многолетние отношения с США, предложив взамен себя (и, соответственно, Китай).

К тому времени, как в 2019 году в Москву прибыл с визитом Мухаммед ибн Салман, Россия еще больше укрепила свои позиции. Во-первых, финансовое положение Саудовской Аравии заметно ухудшилось, поскольку ее безубыточная цена за баррель марки Брент составляла 84 доллара, а это было выше спотовых нефтяных цен. Более того, американский президент Дональд Трамп одним-единственным твитом сорвал все попытки саудовцев поднять нефтяные цены. Он написал: «Саудовский король Салман не продержится у власти и двух недель без поддержки американских военных». Во-вторых, 14 сентября 2019 года пользующиеся поддержкой Ирана хуситы нанесли ракетные удары по двум ключевым нефтяным объектам на территории королевства, продемонстрировав уязвимость Саудовской Аравии в плане безопасности. В результате этих нападений серьезно пострадал крупный нефтеперерабатывающий завод в Абкаике и нефтяное месторождение Хурайс. Конечно, с того момента отношения Саудовской Аравии с США ухудшились, потому что королевство нарушило добавленное в соглашение положение, запрещающее ему действия против американского сектора сланцевой добычи, и в 2020 году начало новую войну нефтяных цен. По этой причине Саудовская Аравия сблизилась с Россией и продолжает свой дрейф на восток.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.