В эпоху кризиса содержание военной группировки на Кавказе стало накладным. Президент Чечни уговаривает Путина увести российские войска. Президент Медведев просит чекистов задержаться. Девять без малого лет назад это выглядело как непозволительная дерзость. Как грубое нарушение субординации со стороны генерала Трошева. Командующий федеральной группировкой в Чечне, герой двух войн, он тогда выступил с неожиданным политическим заявлением.

Дословно это прозвучало так. Размышляя вслух о бойне, покойный ныне генерал заметил, что 'политикам давно уже пора подключаться', что 'они упускают время'. Продолжая тему, сказал, как отдал приказ: 'Политики начинают войну, они обязаны ее заканчивать'. Вглядываясь в будущее, конспективно изложил план мирного урегулирования: провести референдум, на переходный период назначить главой республики муфтия Кадырова. Подводя черту, счел необходимым уточнить, что выражает личное мнение, однако это точка зрения 'человека, который девять месяцев воюет' в Чечне.

С тех пор многое из того, о чем мечтал командующий, воплотилось в жизнь. Прошли разнообразные референдумы. Ахмат Кадыров стал президентом Чечни. Сегодня республикой управляет его сын Рамзан. Что касается формального завершения войны, то об этом официально объявлялось многократно. До 'Норд-Оста' и после 'Норд-Оста'. До Беслана и после Беслана. Согласно информации из Грозного и из Кремля, все эти годы по горам бегали неразменные десятки боевиков, обреченных и не находящих поддержки в народе. Война считалась давно выигранной.

Поэтому Рамзан Кадыров, сообщивший на минувшей неделе об окончательном завершении контртеррористической операции в Чечне, вроде бы ничего нового не сказал. Все те же 70 человек, по его подсчетам, скрываются в горах. Все так же их отвергают простые чеченцы, навек породнившиеся с Россией. И сопротивление их, заблудившихся во времени, выглядит столь же бессмысленным, как и пять или семь лет назад.

Имеются и существенные различия. Свои подсчеты боевиков российские политики проводили, как правило, вдали от мятежного региона. Чеченские вожди в те времена работали смертниками, одновременно пытаясь заручиться поддержкой Москвы и полевых командиров, с которыми они не могли справиться. Нынешнюю свою речь Кадыров произнес в Грозном, по окончании выездного заседания комитета Госдумы по безопасности. Он выразил надежду на завершение контртеррористической операции, диктуя Москве новые правила игры по-чеченски.

Ибо девять без малого лет спустя эта Чечня выглядит совсем по-другому, чем во времена, когда там наводил порядок генерал Трошев. Едва ли о таком порядке он мечтал, но все же мир в республике стал явью. И отстроенный Грозный с его пробками на дорогах уже давно не напоминает развалины Сталинграда. И похищения, пытки, убийства в этой Чечне перестали быть каждодневным явлением. Истерзанный в течение двух войн народ медленно приходит в себя, ничего не забыв, но и не желая повторения прежних ужасов.

Вопрос о прекращении контртеррористической операции перестает быть, по Трошеву, только политическим вопросом. Поскольку политические проблемы более или менее решены по схеме Кадырова-младшего: Чечня стала независимым регионом в составе РФ. Теперь разговор идет еще и об экономике.

Мир в Чечне - мероприятие чрезвычайно дорогостоящее. О том, сколько миллиардов в твердой валюте Россия истратила на сохранение свой целостности - от ковровых бомбежек до поддержки клана Кадыровых, - страшно даже подумать. Но для Кремля игра, видимо, стоила свеч. Как и для Кадырова, чья власть в Чечне непререкаема, да и за ее пределами он пользуется репутацией одного из самых влиятельных федеральных политиков. Во всяком случае, то, что ему позволено делать со своими противниками на территории России и даже за ее границами, более не позволено никому.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.