По мнению трех ведущих экспертов страны по политике в полярном регионе, нет ничего удивительного в том, что канадцы сбиты с толку порой дружественной, а порой грозной риторикой, окружающей отношения Канады с Россией в обширной арктической периферии двух государств.

В понедельник премьер-министр Стивен Харпер и немалая часть федерального кабинета отправляются в Нунавут, чтобы в течение пяти дней размахивать флагами на северной границе Канады, и эксперты согласны, что недавние конфликты между Оттавой и Москвой - включая 'обмен любезностями' по поводу испытательных полетов 'русских медведей' и планируемой высадки парашютистов на Северный полюс - четко выявили стратегию двойственных сигналов, которую применяют обе страны, утверждая свои национальные интересы на Севере.

'Внутренняя политика играет свою роль - не только в Канаде, но и в России и Дании', - говорит профессор Университета Британской Колумбии Майкл Байерс (Michael Byers), автор готовящейся к изданию книги 'Кому принадлежит Арктика?' (Who Owns the Arctic?)

'Российский фактор оказался необычайно полезным: Россия долго была противником и продолжает распространять влияние, по крайней мере, в своем регионе, а экономические отношения не настолько развиты'.

В Канаде 'существуют две конкурирующие стратегии', говорит Уитни Лакенбауэр (Whitney Lackenbauer), историк Арктики из Университета Уотерлу и автор ряда недавних исследований о полярной политике.

'(Министерство иностранных дел и международной торговли) всегда занимало осторожную международно-правовую позицию по вопросам Арктики. Но жесткие речи хороши для СМИ. Левая рука - это министерство иностранных дел, а правая - министерство обороны'.

Подход правительства консерваторов к продвижению своей арктической программы все больше соответствует принципу 'хороший полицейский - плохой полицейский', согласен с ним политолог из Университета Калгари Роб Хьюберт (Rob Huebert).

С одной стороны, говорит он, министр обороны Питер Маккей (Peter MacKay), решил занять демонстративно вызывающую позицию в ответ на 'эскалационные', по словам Хьюберта, действия российских военных на Севере и в других регионах. Среди них возобновление маневров в духе 'холодной войны' - таких, как недавние запуски ракет в Заполярье и поход двух атомных подводных лодок к Восточному побережью, вызвавший на прошлой неделе тревогу в Канаде и Соединенных Штатах.

Между тем, по словам Хьюберта, министр иностранных дел Лоуренс Кэннон (Lawrence Cannon), ранее заявивший, что Канада не позволит Москве 'запугать себя' в Арктике, недавно смягчил свой тон и теперь уделяет больше внимания российско-канадскому сотрудничеству в полярной области.

Кэннон, провозгласивший Канаду 'арктической сверхдержавой', теперь постоянно говорит о продвижении, достигнутом в ходе переговоров с российским коллегой Сергеем Лавровым, и подчеркивает тот факт, что споры о подводных границах в центральной части Северного Ледовитого океана будут разрешены не демонстрацией военной силы, а геологическими исследованиями и международным правом.

В общем и целом, эта стратегия 'имеет смысл', подчеркивает Хьюберт, поскольку она признает двойственный оборонно-дипломатический императив Канады в арктическом регионе. При этом она является адекватным ответом на стратегию России, также нацеленную на расширение полярных владений согласно нормам ООН и демонстрацию военной мощи - подводных лодок, десантников, бомбардировщиков - напоминающей о былом советском могуществе и нынешнем присутствии на Севере, добавляет он.

Символом активности Москвы в Арктике служит Артур Чилингаров, ученый-полярник и политик, не скрывающий своих националистических воззрений, который в 2007 г. возглавил экспедицию, установившую российский флаг на дне океана под Северным полюсом. Кроме того, он выступает в роли одного из организаторов намеченной на весну следующего года высадки парашютистов на полюс, и регулярно делает заявления о значимости арктической периферии для страны в будущем.

Два года назад, после эпизода с флагом на Северном полюсе, Маккей, бывший тогда министром иностранных дел, возмущенно заявил: 'На дворе не XV век. Нельзя устанавливать флаги, где тебе заблагорассудится, и заявлять: 'Мы претендуем на эту территорию'.

А на прошлой неделе, после того, как чиновники министерства иностранных дел сообщили Canwest News Service, что испытательные запуски российских ракет недалеко от Северного полюса - проведенные в июле с двух атомных субмарин - 'не воспринимаются как угроза Канаде', Маккей заявил, что канадские самолеты были направлены отслеживать отход российских подводных лодок от атлантического побережья.

Маккей, утверждает Хьюберт, решил сыграть роль 'канадского Чилингарова'. Дипломатией занимается министерство иностранных дел, а он подчеркивает важность военных инвестиций в Арктику - их иллюстрацией стали августовские учения Nanook - и неустанно заявляет, что принцип арктической политики - 'либо пользуешься, либо теряешь'. Эти слова любит повторять и сам Харпер.

'В некоторых отношениях я испытываю к Маккею большое уважение', - говорит Хьюберт, считая, что Россия остается потенциальной военной угрозой в Арктике и характеризуя политическую стратегию Москвы на Севере как 'железный кулак в бархатной перчатке'.

Байерс, кандидат Новой демократической партии на последних федеральных выборах, согласен с тем, что Канада и Россия одновременно дают противоречивые сигналы о том, как решать конфликты в Арктике.

Но, по мнению Байерса, Канада - несмотря на имеющие место 'необоснованные провокационные' действия России в Арктике - должна избегать разжигания напряженности и подчеркивать, что при решении арктических споров нужно исходить из положений Конвенции ООН о морском праве и прочих международных рамочных соглашений.

'Для Канады ключевой вопрос заключается в следующем: поддадимся ли мы на провокации тех в России, кому могут быть выгодны нестабильность и конфликт, или же удвоим наши усилия по развитию сотрудничества?' - говорит Байерс.

'Второй вариант не означает, что мы уступаем свои позиции. Он означает, что мы, вместо того, чтобы отказываться от сотрудничества, обращаемся к тем в российских властных кругах, кто хочет работать с нами в рамках международного права'.

Байерс указывает на последовательность событий, имевших место в этом году, чтобы продемонстрировать, как Канада и Россия порой манипулируют общественным мнением, когда речь идет об арктических противоречиях.

Показной гнев Маккея полетами двух российских бомбардировщиков 18 февраля - Москва немедленно назвала эту реакцию 'странной', указав на 'рабочий' характер учений - кажется еще более загадочным после того, как стало известно, что 20 февраля две страны вполне мирно провели в Москве переговоры на полярную тематику.

Две стороны, согласно просочившемуся в прессу коммюнике встречи, которое было впервые представлено Canwest News Service в мае, отметили 'высокую степень схожести своих позиций по вопросу международного судоходства по Северо-Западному проходу (Канада) и Северному морскому пути (Россия)' - это служит намеком на общую канадско-российскую позицию по одному из самых трудных вопросов отношений Канады с США в противовес американской.

Байерс - его последняя книга 'Кому принадлежит Арктика?' должна выйти в свет этой осенью - поддерживает такие двусторонние переговоры и говорит, что правительство консерваторов должно 'углублять дипломатию и смягчать риторику'.

Лакенбауэр указывает на то, что эффектные акции России с установкой флагов и высадкой десанта никак не влияют на усилия полярных стран по демаркации морского шельфа и установлению контроля над предположительно богатыми запасами нефти и газа.

'Высадятся их парашютисты на Северном полюсе или нет - к вопросу о расширенном континентальном шельфе это не имеет никакого отношения', - говорит он.

________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме