Российских политиков в сентябре ждали две новости - хорошая и очень хорошая. Сначала США заявили об отказе от размещения элементов системы ПРО в Чехии и Польше, а несколькими днями спустя в прессу просочились сведения, что независимая экспертная комиссия Евросоюза пришла к выводу о том, что прошлогодний грузино-российский конфликт развязала Грузия.

 

Собственно и та, и другая новость были ожидаемы - слухи о готовящихся переменах вот уже несколько недель доходили от 'компетентных источников', однако практическое совпадение их по времени усилило впечатление: Россия одержала дипломатическую победу сразу на нескольких фронтах, в то время как ее критикам остается лишь писать очередные жалобные письма, полные тревоги за молодые демократии. Правда, теперь не совсем ясно - кому их писать.

 

В то же время не все ясно и с дипломатической победой: пока Владимир Путин говорит о том, что ждет от США новых уступок, американский министр обороны Роберт Гейтс публично заявляет, что отказ от ПРО в Чехии и Польше не является уступкой России. Более того, американцы предпочитают говорить о создании более эффективной оборонительной системы в той же Европе - правда, теперь речь идет о Турции или восточном побережье Средиземного моря. Удовлетворение России они рассматривают как побочный эффект - вполне, впрочем, благоприятный. Именно об этом президент Барак Обама недавно заявил на CBS News.

 

С другой стороны, заявления американских высших чиновников о том, что США вольны сами решать вопросы, связанные с их обороной, и не нуждаются в чьем-либо одобрении, очевидным образом рассчитаны на внутреннее американское потребление. Ни одно правительство не захочет объявить своим гражданам, что пошло на поводу у другого государства, которое к тому же традиционно считается одним из его вероятных противников. Точно таким же внутриполитическим сигналом является и громкое 'одобрямс' российских официальных лиц, теперь они могут сказать, что с Россией в мире снова стали считаться - и, разумеется, случилось это не без скромного участия руководителей страны.

 

Решением американцев остался доволен и Иран, для отражения возможной атаки которого изначально все и затевалось. В Тегеране отказ от ПРО в Восточной Европе расценили как прекращение гонки вооружений. То, что переоценка оборонной системы не означает отказа США рассматривать Иран как потенциальную угрозу, в данном случае отступает для иранских властей на второй план. Возможно, и иранские власти преподносят перемены как свое достижение - после довольно странных выборов укрепление власти им тоже не помешает.

 

Есть шансы войти в историю и у нового генсека НАТО Андерса Фога Расмуссена, который практически немедленно после официального заявления США призвал к пересмотру взаимоотношений Североатлантического альянса и России и поддержал российскую идею о создании совместной российско-американской системы ПРО. И чтобы уж окончательно ублажить россиян, в очередной раз указал на то, что Украина и Грузия войти в НАТО не готовы.

 

Говорить о проблемных моментах российско-западных взаимоотношений на прошедшей неделе никто не решался или, вернее, сознательно не хотел. Благополучно были забыты и Абхазия с Южной Осетией, и священный суверенитет Грузии, и исходящая от России угроза для соседних стран. Как флюгер, повернулись и эстонские деятели. Председатель комиссии Рийгикогу по делам Евросоюза Марко Михкельсон, традиционно критически относящийся к российской внешней политике, неожиданно заявил в интервью государственному телеканалу: 'Мы должны все-таки понять, что нет никакой опасности для Эстонии с Востока'. Спрашивается, на чем тогда строилась в последние годы вся эстонская внешняя и оборонная политика?

 

О подлинных причинах перемен могут судить, вероятно, лишь те, кто имеет представление о состоянии американского бюджета и американского вооружения. За первой волной российского восторга последовали сомнения экспертов, утверждающих, что отказ от старого варианта ПРО связан с ее модернизацией и ничуть не означает отказа от ее антироссийской направленности. Правда, следует отметить, что наиболее пессимистичные в этом смысле мнения прозвучали в российских СМИ, обслуживающих интересы власти. А власть, как известно, заинтересована в создании образа внешнего врага - против кого же должно быть направлено народное недовольство... Такое вот противоречие: с одной стороны, 'ура, мы на них повлияли', с другой - 'не стоит расслабляться'.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.