По приглашению Центра исследований политики Восточной Европы Ригу посетил один из лидеров российской «несистемной» оппозиции Роман Доброхотов, который возглавляет неправительственную организацию «Мы», работает в интернет-издании slon.ru и участвует в организации мероприятий оппозиции. Критик Кремля, которого многократно задерживала полиция, в интервью LA рассказал о последних тенденциях в политике и в оппозиционном движении России.
 
- Кто сейчас образует российскую  оппозицию?
 
- В последние годы в  политической оппозиции России  произошло много перемен, можно  даже сказать, что оппозиция  старого формата покинула политическое  пространство. Хотя некоторые старые «брэнды», например, «Яблоко», остались, но они больше не играют серьезной роли и даже стали объектами высмеивания. Так произошло в Брянске, где кандидат от партии «Яблоко» на должность губернатора области Андрей Пономарев за несколько дней до выборов 14 октября отозвал свою кандидатуру, потому что не может участвовать в кампании, что обеспечит победу кандидату от Коммунистической партии. Накануне суд принял решение о том, что кандидата от «Единой России» Николая Денина необходимо вычеркнуть из списка, потому что он при регистрации своей кандидатуры представил ошибочные подписи. (Руководитель «Яблоко» Сергей Митрохин заявил, что за выход из избирательной кампании Пономарев будет исключен из партии. – В.Б,). Все свидетельствует о том, что старые партии, которые образовывали так называемую системную оппозицию, не воспринимаются всерьез ни в прессе, ни в либеральном обществе. Они больше не находятся в центре внимания и попадают в некоторые выпуски новостей только потому, что участвуют в каких-то региональных выборах, где эти «брэнды» - «Яблоко», «Справедливая Россия» и др. – могут использоваться для раскола электората, чтобы добиться победы правящей партии.
 
- Есть ли какое-то сотрудничество  между оппозиционными группировками?

- Что касается реальной оппозиции, то она появилась только в декабре прошлого года, когда на улицы вышли сотни тысяч человек, и начал формироваться электорат активных людей.
 
Опросы показывают, что  у большинства этих людей либеральные  взгляды, но также левые и националисты хотят быть представленными, требуя специальных квот в координационном совете оппозиции. На уличных демонстрациях их обычно не больше 10–15%, но они активны и хорошо организованны со стабильным электоратом и требуют, чтобы и их услышали на митингах оппозиции.
 
О реальной оппозиции шире стало известно, когда началось выдвижение кандидатов в координационный совет  оппозиции, это совершенно новый  процесс. Эти выборы состоятся 20 и 21 октября. По-моему, эти выборы намного  важнее, чем региональные выборы 14 октября, потому что впервые в истории России будет избран руководящий орган в рамках оппозиции, к тому же, свою волю может выразить каждый, независимо от политических взглядов. Уже зарегистрировалось (до 10 октября, когда состоялась беседа – Г.В.) более 50 000 человек, изъявивших желание участвовать в выборах 45 членов координационного совета оппозиции, который сможет принимать важнейшие решения и иметь большую легитимность, чем любая политическая партия. Регистрацию можно осуществить при посредничестве банка за небольшую плату (около 10 рублей).
 
Оказывается, что среди кандидатов координационного совета оппозиции  большинство либералов, а у левых  и националистов будут сложности  быть избранными кандидатами без  введения специальных квот. Я был  против введения квот, но мой коллега из Новой демократической партии пояснил, что квоты придется ввести, иначе коммунисты и националы, боясь остаться без представительства, откажутся участвовать в координационном совете оппозиции. Квоты предусматривают избрание пяти представителей от каждой идеологической группировки - левых, либералов и националистов, а остальные 30 членов координационного совета будут избираться по общему списку.
 
Известные политики Владимир Рыжков, Эдуард Лимонов и Михаил Касьянов отказались выдвигать свои кандидатуры в координационный совет, сделав серьезную политическую ошибку, потому что о них быстро забыли. Гарри Каспаров и Борис Немцов решили участвовать и, судя по опросам, могут быть избраны.
 
Лимонов по привычке пытается всех критиковать, но опросы свидетельствуют, что каждый, кто развертывает неаргументированную критику внутри оппозиции, сразу же теряет популярность, и его начинают считать работающим в интересах Кремля.
 
- Как оппозиционные группы отреагировали  на решение бывшего президента Дмитрия Медведева об упрощении регистрации политических партий? Не было ли это попыткой Кремля под прикрытием демократизации реализовать принцип «разделяй и властвуй»?
 
- Мне кажется, когда  Медведев прошлой осенью узнал,  что у него нет надежд на  второй президентский срок, он оставшиеся месяцы пытался содействовать различным реформам, чтобы попытаться войти в историю как либерал.
 
Примечательно, что некоторые  инициированные Медведевым реформы, например, отмена уголовной ответственности  за клевету, были вычеркнуты, как только президентом стал Владимир Путин. Из этого можно сделать вывод, что между ними нет полного согласия. Медведев заявлял, что при отборе кандидатов на выборы губернаторов никаких фильтров не будет, а Путин решил, что такие «фильтры» все же будут.
 
- Опрос, проведенный Центром  изучения общественного мнения  Левады, показал, что 63% жителей  России поддерживают цензуру  в Интернете, например, закрытие  сайтов детской порнографии.
 
- Прежде всего, хочу  сказать несколько слов о том,  как в России формируется общественное мнение и позже принимаются законы. Все крупнейшие СМИ в России подвержены цензуре, которая может проявляться также в «мягком» виде, например, в замене имени «Путин» на безликое обозначение «власть».
 
Влияние Кремля особо заметно  на телевизионных каналах, которые получают указания от администрации президента о том, какие сюжеты надо показать в течение недели. Например, нужно показать все произошедшие инциденты со стрелковым оружием. После этого Госдуме будет рекомендовано принять закон об ограничении оборота оружия, потому что произошло так много инцидентов.
 
Затем заказывается опрос  общественного мнения с соответствующим  образом сформулированным вопросом, констатируется, что большинство  жителей поддерживает закон, который  приняла Госдума, где большинство у партии Кремля «Единая Россия». Это единая стратегия по осуществлению информационного давления, чтобы обосновать решение, ранее принятое в администрации президента. Например, если на интернет-сайте анализировалась проблема детской порнографии, власти могут усмотреть предлог, чтобы выступить против критикующего Кремль издания за «пособничество детской порнографии». При помощи такого приема можно закрыть любое оппозиционное издание, хотя оно и не имеет никакого отношения к упомянутой проблеме. В России мы находимся  в условиях постоянной шизофрении, не можем принять ни одного нормального закона, потому что знаем, что власть всегда использует это для возбуждения оппозиционеров.

Перевод: Лариса Дереча.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.