Цели развития тысячелетия, принятые в 2000 году, сопровождают  нас уже более тринадцати лет. С тех пор как они начали обсуждаться,  целое молодое поколение успело вырасти и войти в жизнь. Завершение этой инициативы произойдет в 2015 году. Сейчас обсуждается пролонгация этих Целей с определенным переформатированием  приоритетов до 2030 года. Еще одно поколение будет расти под сенью глобальной заботы о повышении его качества жизни.
 
Сейчас в мировой сети  на многочисленных сайтах системы ООН на широкую ногу поставлено даже не всенародное, а  всепланетное  обсуждение  уточняемых целей глобального развития, которые должны сменить действующие после 2015 года. Каждый может проголосовать за уже предложенные приоритеты и предложить свои персональные.  И данный сайт в числе подобных. То есть накал обратной связи с народом зашкаливает. И в некоторых частях Инета – англоязычной, испаноязычной (это сейчас такая новая география информационного пространства – материки и страны уже уходят в прошлое) народ действительно увлекся – активно голосует, что-то предлагает, да еще и спорит.  А вот про Рунет этого не скажешь. Как-то не особо интересуется Рунет этой проблематикой.
 
Выше прежних целей
 
Это объяснимо. Во-первых, Цели тысячелетия действующего розлива были всемерно ориентированы  на самые бедные страны и самые бедные слои населения, страдающие от постоянного голода, практически полностью лишенные медицинского, санитарного  обслуживания и доступа к образованию. В общем, – на так и не нашедшие своего «места под солнцем» бывшие колонии европейских метрополий. Для населения же постсоветского пространства подобная проблематика была актуальной в начале двадцатого века. В  двадцатые-тридцатые годы минувшего столетия основной пакет нынешних Целей тысячелетия был практически достигнут ударными, как говорили тогда, темпами. Так что у людей, получивших еще советское образование,  эта тематика вряд ли встретит живой интерес и понимание.
 
Правда, были на постсоветском пространстве еще кошмарные девяностые, когда где больше, а где меньше, но, тем не менее, везде рушились все социальные системы, но не «до нуля», то есть не до уровня самых бедных стран мира. В целом сохранялись организационная инфраструктура и кадровый потенциал, который не так просто ликвидировать, но который все же значительно деградировал. В общем, к 2000 году, когда провозглашались Цели тысячелетия, ситуация в социальном плане в постсоветских странах, которые уже тогда перешли в разряд развивающихся, была существенно лучше, чем в других развивающихся государствах с сопоставимым уровнем ВВП на душу населения. А молодежь, получавшая образование в те годы, все еще продолжает  позиционировать себя по старым советским «лекалам» в отношении уровня жизни по  сравнению с другими развивающимися странами. Цели тысячелетия? Ну, это не про нас!
 
Опускаясь до новых
 

Чем характерна сегодняшняя ситуация? Постсоветское пространство резко дифференцируется по всем плоскостям. Одни государства входят в группу стран со средним уровнем доходов на душу населения, другие – движутся в группу самых бедных в мире. У благополучных стран, чьи экономики базируются на энергоресурсах, в принципе, хватает средств для социальной защиты малоимущих, на поддержку развития образования, здравоохранения. Вот только перед такими странами постоянно стоит вопрос – достаточно ли эффективно используются выделяемые на эти цели средства? Потому что, по многочисленным сигналам, качество образования и здравоохранения продолжает снижаться. Другая сторона медали в тех же благополучно развивающихся постсоветских странах – усиливающаяся территориальная дифференциация. В неблагополучных депрессивных регионах  качество жизни и функционирование социальных систем продолжают снижаться. Другими словами, для отдельных регионов в этих странах достижение Целей развития с их минимальными показателями может стать весьма актуальным. С неблагополучными постсоветскими странами все ясно – они заведомо попадают в число ведущих бенефициаров глобальных социальных инициатив. Ну, впрочем, в этих странах и внимание к получению донорской помощи в рамках этих инициатив весьма повышенное.
 
Другая плоскость дифференциации – рост имущественного неравенства  населения во всех постсоветских странах, как вполне благополучных, так и не совсем, а равно с ним – уровня образованности и информационной обеспеченности. В целом на постсоветском пространстве доступность Интернета несколько отстает от «интернетизации» более благополучных регионов мира, хотя в целом и догоняет. Причем приобщение происходит выборочно, начиная с более обеспеченных и образованных слоев, для которых борьба с бедностью и другими социальными проблемами не столь актуальна. Основные же потенциальные бенефициары социальных инициатив пока еще не имеют персональных компьютеров и доступа к Сети, а заняты тем, что называется борьбой на  выживание.  То же самое касается и весьма обширной категории жителей постсоветских стран, наименее защищенных и в правовом, и в социальном планах, – трудовых мигрантов, которые теоретически, конечно, могли бы внести свежую и яркую струю в  обсуждаемую социальную проблематику, исходя из собственного жизненного опыта.
 
Навеянное Госпланом
 
Что еще может расхолаживать в Рунете потенциальных участников дискуссии на эту тему?  По-видимому, как стиль изложения, так и расплывчатые формулировки, а еще более – подход в целом, сквозящий в представляемых к обсуждению материалах. Это особенно касается тех, кто еще помнит стилистику программных документов партии и правительства одной ушедшей в небытие сверхдержавы. Они еще в те годы оскомину набили, что бы сейчас в них вчитываться. По большому счету, материалы, предлагаемые к обсуждению – это добротно сработанная Госпланом СССР концепция программы социально-экономического развития планеты аж на три пятилетки вперед, которую предполагается в ходе обсуждения наполнить цифровыми показателями применительно к каждой данной стране. Помнится, во время распада Союза одними из самых востребованных на Западе были квалифицированные кадры Госплана СССР. Чувствуется их стиль. 
 
Правда, имеется одно существенное отличие. В советских программах загодя  определялись источники и объемы финансирования.  Здесь же предлагается вначале определить показатели, а потом сообща, всем миром – международные организации,  правительства, бизнес, неправительственные организации, местные сообщества – изыскать необходимые для их достижения средства.  Сколько? Пока,  надо,  полагать никто этого не знает. Как и того, в какой валюте их придется считать и учитывать в конечном итоге.
 
А нам это надо!

 
Но, несмотря на все вышеперечисленные причины, низкий интерес Рунета к данной проблематике совсем не оправдан. Во-первых, стоит почитать  основные программные установки новых целей, а также предлагаемый набор критериев и показателей. Такое «планов громадье» – дух захватывает! И СССР, и США, и Китай «отдыхают»!
Во-вторых, неизвестно еще, чем закончится кризис для стран постсоветского пространства, а также в ракурсе ряда вышеуказанных  деструктивных тенденций, преодолеть которые пока еще не очень получается. Борьба с бедностью для них может стать весьма актуальной.
 
В-третьих, в новые цели, в отличие от старых,  включен политический блок по обязательствам в области качественного управления. А это как раз то, что требует поросль среднего класса, выходящая протестовать на площади и не представляющая себе жизни без Интернета. И как она до сих пор не освоила эту площадку давления на правительства? Ведь если правительство, глядя на другие правительства, вместе с ними под этими целями подпишется в 2015 году, то ему будет гораздо сложнее их не выполнять, чем сейчас.
 
В-четвертых, в новые цели, в отличие от старых, включен «зеленый» блок по борьбе с глобальным потеплением и  альтернативной энергетике. В нем предусматриваются такие планы в этом направлении, выполнение которых может со временем  обрушить энергодобывающие экономики, если они не сумеют своевременно перестроиться. А все более благополучные страны СНГ, так или иначе, связаны с добычей энергоресурсов. Так что дискуссия в этих странах на тему стоит ли их правительствам подписывать в 2015 году предлагаемые цели является жизненно необходимой для будущего этих государств. А то, как бывает, подмахнут не глядя. А что дальше делать, когда спрос на ведущий продукт экономики вдруг упадет?
 
Ну, и в-пятых, во всей этой предлагаемой конструкции при море благих намерений есть столько неясностей, неточностей, логических нестыковок, что просто грех не подискутировать, если появляются мысли на эту тему. Ведь, с одной стороны, не на чужой же планете живем – на своей. Вдруг примут в таком сыром, не проработанном виде – жизнь от этого лучше не станет. А идея сама по себе ценная, хоть и трудновыполнимая. И если поспособствовать ее адекватной реализации, то жизнь может стать лучше. А с другой стороны, можно просто интеллектуально «поотрываться», вскрывая различные нестыковки  и выстраивая конспирологические теории, какой из групп интересов выгоден тот или иной постулат или пункт в заявляемых целях.
 
В общем, ООН надеется, что благодаря широкому обсуждению всем населением планеты Земля  цели выйдут адекватными и выполнимыми.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.