У некоторых сегодня возникает ощущение, что российская власть представляет собой нечто вроде красного православия, то есть систему, которая использует религию в политических целях и применяет жесткие методы КГБ. Воплощением такой власти, естественно, становится Владимир Путин.

В общей сложности мы с ним встречались трижды. Последний раз это произошло несколько лет тому назад. С тех пор я его больше не видел. Но когда я смотрю на него по телевизору, передо мной - уже другой человек, он как будто светится.

У меня остались ясные воспоминания о нашей первой встрече. Это был большой ужин во Французском институте международных отношений. Я спросил его, какие портреты он повесил в своем кабинете. Он дал ответ без малейших колебаний: Петр Великий, Пушкин и генерал де Голль. Петр Великий стал символом великой России, Пушкин — великой цивилизации, а де Голль — великого восстановления.

Сегодня мне известно, что на стене ведущего в его кабинет коридора висит огромный портрет Николая I. Это отнюдь не случайность! Николай I правил целых 27 лет. Это был реакционный и глубоко религиозный монарх, при котором опять-таки началась война в Крыму.

Великая и Святая Русь


Мне кажется, что если мы не поставим перед Путиным четких границ, он посчитает, что сможет зайти слишком далеко, потому что перед ним - ниспосланная свыше цель: восстановить Великую и Святую Русь. Великую и Святую — оба этих слова чрезвычайно важны.

Против этой Руси экономические санкции - все равно что потемкинские деревни. Они не могут быть ответом на поставленный вопрос. Просто потому, что Путин не придерживается экономической логики. Если ты - инструмент божественной воли, финансовые препятствия — сущая мелочь. Но пусть даже Путин и всемогущ, мы, европейцы, переоцениваем его силы и недооцениваем наши собственные возможности. Не в последнюю очередь из-за того, что мы до сих пор так глубоко разобщены.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.