Недавно агрохолдинг «ЭкоНива» получил кредит в размере 2 миллиардов рублей на расширение молочного производства в Воронежской области. В этой новости нет ничего необычного, кроме того, что «ЭкоНива» получила кредит от Центробанка России, который выделил 100 миллиардов рублей на финансирование промышленных и сельскохозяйственных проектов. Как правило, Центробанки предпочитают заниматься вопросами макроэкономической политики, оставляя кредитование бизнеса другим. Однако санкции Запада, введенные против России в связи с ее агрессией на Украине, в значительной мере усложнили процесс получения кредитов российскими банками и компаниями. Поэтому за последние несколько месяцев Центробанк и правительство России превратились в последних кредиторов в критической ситуации. «Нам нужно быстро насытить экономику долгосрочными, дешевыми кредитами», — говорит Андрей Марголин, экономист и проректор государственной экономической академии, поддерживающий тесную связь с президентом России Владимиром Путиным.

Правительство утверждает, что оно готово потратить 60% суверенного фонда, достигающего 75 миллиардов долларов, на финансирование компаний, а также крупных промышленных и инфраструктурных проектов. Оно также настаивает, чтобы Центробанк расширил свою программу проектного финансирования. С прошлого года Центробанк России уже вложил десятки миллиардов в национальные финансовые институты и помог государственному нефтяному гиганту «Роснефть» собрать средства, чтобы выплатить долг в размере 26 миллиардов долларов.

Москва ограничила импорт западных товаров в ответ на введение санкций, а ослабление рубля сделало товары иностранного производства более дорогостоящими. Это должно было создать благоприятную обстановку для российских компаний, повысив спрос на их продукцию. Однако высокие процентные ставки и отсутствие доступа к иностранному капиталу помешали многим российским компаниям воспользоваться сложившейся ситуацией.

Если бы компания «ЭкоНива» взяла кредит в коммерческом банке, ей пришлось бы выплачивать по крайней мере 16% в противовес 11,5% по программе Центробанка, как утверждает финансовый директор немецкой компании-учредителя «ЭкоНивы». Центробанк направляет средства через один государственный сельскохозяйственный банк.

Пока Центробанк  выделял краткосрочные кредиты банковскому сектору, кредиторам было дано указание «вкладывать по крайней мере 50% в те проекты, которые нужны государству», как говорит Вячеслав Смолянинов, главный стратег инвестиционно-банковского бизнеса Финансовой Группы БКС. Кремль составил список 199 «системно важных» компаний, которые будут иметь приоритет в получении финансовой помощи, включая гарантии по кредиту. В этот список попали государственные энергетические гиганты «Роснефть» и «Газпром», а также сети супермаркетов, компания по производству удобрений и сеть магазинов электроники.

С учетом средств суверенных фондов российское правительство сейчас располагает 358 миллиардами долларов в иностранной валюте и золоте. Так почему бы не заставить часть этих денег работать, вложив их в бизнес? Одна проблема заключается в том, что во главе некоторых банков и компаний стоит неумелое руководство, и они заслуживают того, чтобы обанкротиться, по словам Берни Сачера (Bernie Sucher), американского инвестора в России и члена правления UFG Asset Management. По его словам, финансовая помощь этим компаниям только отодвигает час расплаты. Именно это и произошло в ходе финансового кризиса в России в 2008 году, когда, по его словам, «правительство наводнило экономику наличностью». «Главным упущением 2008 года стала неспособность воспользоваться кризисом для того, чтобы провести глубокие структурные реформы».

Щедрость Кремля только усиливает его контроль над экономикой, в которой уже доминируют крупные и неэффективные государственные компании, такие как «Роснефть». Рост российской экономики начал ослабевать в 2012 году, задолго до прошлогоднего падения цен на нефть и санкций, которые ввергли ее в состояние кризиса.

Государственные запасы в размере 358 миллиардов долларов могут иссякнуть очень быстро. Объем государственных резервов уменьшился на 30% по сравнению с прошлым годом, поскольку Центробанк регулярно выходил на валютные рынки, чтобы скупать рубли. Если в следующем году цена на нефть останется на текущей отметке, то есть примерно 50 долларов за баррель, Кремль, вероятнее всего, потратит 73 миллиарда долларов суверенного фонда, которые он использует для компенсации дефицита бюджета. В этом случае он, скорее всего, обратится к 75-миллиардному фонду благосостояния — изначально призванному поддерживать пенсионную систему страны — средства которого сейчас используются для оказания помощи корпорациям, как говорит Дмитрий Полевой, ведущий экономист России и СНГ ING Bank.

Более 20 миллиардов долларов из этого фонда были отложены на реализацию проектов, однако пока было потрачено довольно мало. Это объясняется отчасти тем, что Кремль чрезвычайно осмотрительно выделяет деньги небольшими порциями, а также тем, что, по словам Полевого, бюрократические процедуры существенно замедляют процесс распределения помощи.

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина не хочет расширять программу, в соответствии с которой «ЭкоНива» получила кредит. В июне она сказала, что эта программа не смогла простимулировать частные инвестиции, как обещали ее сторонники. Другие, в том числе Дмитрий Тулин, первый заместитель председателя Центробанка, хотели пойти еще дальше. «Если наша финансовая система не повернется лицом к сфере материального производства, у нашей страны не будет будущего», — сказал он в апреле в интервью газете «Комсомольская правда».

Между тем, Кремль ищет новые источники финансовой помощи. Его очередной находкой стал государственный инвестиционный фонд РОСНАНО, созданный в 2011 году для поддержки развивающейся отрасли нанотехнологий. 27 июля его представители объявили о том, что РОСНАНО вложит почти 100 миллионов долларов в новый фонд, призванный ослабить зависимость российских компаний от импортных технологий. Его соинвестором станет московский СМП Банк, который принадлежит друзьям Путина, Борису и Аркадию Ротенбергам. «Сейчас они ищут средства везде, — сказал один из правительственных чиновников. — Они берут деньги везде, где могут их найти».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.