По достижению определенного возраста большинство взрослых вступают в долгосрочные партнерские отношения, которые остаются относительно стабильными не протяжении многих лет и даже всей жизни. Но нередко у людей бывают более кратковременные отношения с менее серьезными намерениям и с меньшими обязательствами: мимолетные связи, «секс по дружбе», внебрачные связи и тому подобное.

Это создает некоторую проблему для специалистов в области эволюционной психологии, которые пытаются объяснить основное поведение человека как систему различных видов врожденной адаптации, возникших за десятки тысяч лет. Адаптационную причину стремления мужчин устанавливать кратковременные сексуальные отношения определить легко. Ведь часто меняющий половых партнеров мужчина потенциально может произвести на свет десятки, даже сотни детей, тем самым передавая следующим поколениям больше своих генов, что, с точки зрения эволюции, является преимуществом. Но женщина из-за беременности и кормления находится в неравном с ним положении, а значит, она не может иметь сотни детей, поэтому в эволюционном плане она не извлекает особой пользы из «увлечений молодости». Зачем же тогда женщинам вообще вступать в несерьезные кратковременные отношения?

Конечно, одна из причин, возможно, заключается в том, что в легкомысленном поведении, флирте нет эволюционной цели, что женщины просто пользуются преимуществами нашего современного, относительно эгалитарного общества, представляющего свободный доступ к контрацептивам. Вероятно, в этом объяснении есть определенный плюс. Если говорить о человеческом поведении простым языком, как это делают эволюционные психологи (словно мы являемся очередным видом животных, которым движет инстинкт), можно вызвать раздражение у некоторых социологов и представителей широкой общественности, считающих иначе — что судьбу определяет не биология и что люди контролируют свое собственное поведение. Но эволюционные психологи задаются вопросом о том, не действуют ли в процессе выбора женщиной партнера другие силы. Это представляло бы собой стратегию активного сексуального поведения с конкретными эволюционными целями. Поиск ответа на этот вопрос стал одной из самых привлекательных тем современных исследований в области брачного (сексуального) поведения человека.

Теория любовной интриги

Стандартное эволюционное объяснение кратковременных отношений, в которые вступают женщины (во всяком случае, те, у которых уже есть постоянный партнер), заключается в том, что роман на стороне может быть оптимальной стратегией поведения.

Дело в том, что такая стратегия позволяет вступать в сексуальные отношения с кем-то физически более привлекательным, чем ее постоянный партнер — надежный, заботливый парень. «У этих сексуально привлекательных мужчин, вероятно, будет больше партнеров — и, как правило, больше детей — чем у „хороших отцов"», — говорит Сара Хилл (Sarah Hill), эволюционный психолог из Техасского христианского университета в Форт-Уэрте. Значит, у женщины, которая приобретает эти сексуальные гены для своих сыновей, должно быть больше внуков.

Чтобы проверить эту гипотезу, ученые попытались узнать, отдают ли женщины явное предпочтение привлекательным мужчинам в качестве партнеров для кратковременных отношений в благоприятный для зачатия период, наступающий ежемесячно и предоставляющий единственную возможность фактически приобрести для своего потомства эти сексуальные гены. Пока полученные данные неоднозначны: некоторые исследования указывают на такое «овуляторное изменение» предпочтений, а другие — нет. «Это дает мне основания считать, что нечто подобное, вероятно, происходит, — говорит Хилл. — Просто это более тонкий процесс». Например, анализ пока еще не опубликованных результатов исследования, проведенного эволюционным психологом Стивеном Гэнгстэдом (Steven Gangestad) из Университета Нью-Мексико в Альбукерке и его коллегами, показал, что ожидаемое «овуляторное изменение» предпочтений происходит только у женщин, состоящих в длительных отношениях, а у женщин, не имеющих партнеров, не происходит.

Если результаты исследования подтвердятся, это может означать, что женщины, не имеющие партнеров, применяя стратегию сексуального поведения с целью установить кратковременные отношения, стремятся получить не сексуальные гены, а нечто другое.

Похожей причиной является то, что женщины не обязательно ищут лучшие гены, чем предлагает их постоянный партнер, а просто другие. Эта стратегия была бы оправданной в неопределенные времена, когда трудно предсказать, какие гены дадут потомству наилучшие шансы на успех. В таких обстоятельствах лучшей стратегией поведения женщины может быть поиск «запасных вариантов», то есть различных отцов для своих будущих детей, в надежде на то, что один из них в конечном итоге получит «нужные» гены (разумеется, гены — это лишь это один из многих факторов, способствующих жизненному успеху ребенка. Но если они вообще имеют значение, стратегия поиска запасных вариантов в период неопределенности должна себя оправдать).

Эта гипотеза тоже находит некоторое подтверждение. Например, Хилл с коллегами показали некоторым женщинам презентацию об опасности роста вспышек заболеваний в будущем, эволюционно знакомой угрозе, в противостоянии которой может помочь генетическое разнообразие. Другим женщинам предложили презентацию об экономическом спаде, которая должна была показать угрозу, с которой предки человека не справились бы по причине эволюционного характера. Как и следовало ожидать, женщины, которым рассказал о болезни, вскоре после этого стали проявлять интерес к большему числу партнеров. «Эти женщины хотели большего разнообразия, — говорит Хилл. — Это вполне ожидаемо. Атлантический лосось делает то же самое» (в условиях высокой заболеваемости самки лосося предпочитают метать икру с участием нескольких самцов).

Но Дэвид Басс (David Buss), эволюционный психолог из Техасского университета в Остине и один из первых, кто стал исследовать стратегии сексуального поведения, считает, что женщины должны стремиться не только к генам. Ведь женщины вступают в кратковременные отношения не только в период, благоприятный для зачатия, когда имеют значение гены их партнера. Более того, исследование, проведенное в 1992 году, показало, что 79% женщин в конечном итоге влюбляются в своего случайного партнера. (Что касается мужчин, то таких только треть). «Это прямо противоположно тому, что можно было бы ожидать, если бы речь шла только о хороших генах. Если вы просто получаете гены от своего непостоянного партнера, позволить себе эмоциональную привязанность было бы катастрофой», — говорит Басс.

Вместе с тем, Басс утверждает, что женщины, возможно, используют кратковременные отношения для поиска лучшего партнера. В качестве подтверждения своей гипотезы он ссылается на то же самое исследование 1992 года, в результате которого выяснилось и то, что женщины в гораздо большей степени, чем мужчины, склонны заводить романы на стороне, когда они недовольны своим нынешним партнером. Более того, женщины при выборе партнера для отношений на стороне, как правило, не снижают свои требования. Они предпочитают мужчин, которые умны, амбициозны и надежны — именно эти качества они ищут и в партнере для длительных отношений. По словам Басса, женщины, не состоящие в настоящее время в длительных отношениях, могут также использовать кратковременные связи в качестве способа проверки «на практике» потенциальных партнеров для длительных отношений.

Одна стратегия

Что интересно, некоторые критики сомневаются в том, что у женщин вообще есть какая-то особая стратегия поведения для установления кратковременных сексуальных отношений. Они утверждают, что все действия, направленные на установление отношений с партнером, в принципе похожи, независимо от того, долговременные ли эти отношения или кратковременные. Это означает, что большинство кратковременных отношений — это просто отношения, которые никогда не доходят до того момента, когда возникает привязанность, делающая отношения долговременными, говорит Пол Иствик (Paul Eastwick), психолог из Калифорнийского университета в Дэвисе. Иствик и его коллеги попросили несколько сотен добровольцев вспомнить свои самые последние кратковременные и долговременные отношения и вычеркнуть из списка те этапы, через которые проходили эти отношения — от знакомства с человеком до свиданий, секса, а затем брака. Добровольцы также оценили свой уровень романтического интереса во время каждого из этих событий.

Ученые обнаружили, что развитие как кратковременных, так и долговременных отношений происходило практически по одинаковой схеме, и уровень романтического интереса в первые дни этих отношений был одинаков. Разумеется, количество этапов развития кратковременных отношений было меньше. Другими словами, все отношения начинаются одинаково и отличия появляются только тогда, когда двое узнают друг друга. «Люди часто не имеют понятия, хотят ли они всего заняться сексом с этим человеком лишь несколько раз, а затем попрощаться, или это человек, с которым они, возможно, захотят начать долговременные отношения», — говорит Иствик. (Некоторые отношения, такие как секс на одну ночь с незнакомцами, однозначно являются кратковременными, признает он. О таких отношениях рассказали лишь немногие из участвовавших в его исследовании добровольцев — около 3%. Хотя другие исследования показали, что число людей, вступающих в подобные отношения, намного больше и составляет почти у 10%).

Иствик считает, что в начале отношений женщины отдают предпочтение физической привлекательности партнера, потому что ее можно заметить сразу. Однако по мере того, как партнеры становятся ближе, их приоритеты смещаются в сторону таких черт, как способность проявлять заботу, чувство юмора и надежность.

«Я думаю, что у нас есть две адаптационные системы, действующие одна за другой, а не два вида отношений с учетом двух видов адаптационных результатов, — говорит Иствик. Поскольку многие кратковременные отношения никогда не проходят стадию физической привлекательности, создается впечатление, что женщины (и мужчины тоже) выбирают одну из двух разных стратегий (предпочитая сексуальность для кратковременных отношений и надежность для долговременных), даже если это и не так.

Конечно, эти варианты объяснения сексуального поведения женщин в кратковременных отношениях не являются взаимоисключающими, и вполне возможно, что у женщин есть и другие причины для того, чтобы завести короткий роман. «Секс используется для достижения множества различных целей, многие из которых не имеют ничего общего с воспроизведением потомства», — говорит Сара Хилл. Другие указывают на жесткость границ мышления в отношении стратегий сексуального поведения человека, которые остаются неизменными на протяжении многих веков. В частности, человеческое поведение эволюционировало и стало чрезвычайно гибким, что позволяло нашим предкам быстро приспосабливаться к меняющимся условиям окружающей среды, отмечает Элис Игли (Alice Eagly), социальный психолог из Северо-Западного университета. «То, что мы живем в разных условиях и в разных обстоятельствах, является одним из проявлений нашего успеха как вида, поэтому мы изобретаем способы преодоления этих обстоятельств, — говорит она. — Мы выбираем партнера, думая: „Что положительно повлияет на ту жизнь, которая, на мой взгляд, у меня будет?" Мы изобретательны, и наши предпочтения меняются».

Такая гибкость проявляется, например, в межкультурных сравнениях. В более традиционных обществах, где гендерные роли обозначены более четко, женщины больше ценят финансовые перспективы потенциального партнера, а мужчины ценят умение женщин вести домашнее хозяйство. В культурах, более поддающихся западному влиянию, где женщины обладают большей независимостью и равенством, предпочтения обоих полов становятся более похожими, говорит Игли.

И даже эволюционные психологи не советуют придавать слишком большого значения эволюционным тенденциям, о которых они говорят. Когда говоришь, что мужчины больше интересуются случайным сексом, чем женщины, люди думают, что речь идет обо всех мужчинах и всех женщинах, — говорит Питер Джонасон (Peter Jonason), эволюционный психолог из австралийского Университета Западного Сиднея. — Никто не произносит слово «все», но люди его слышат". Джонасон, как и большинство авторитетных специалистов в области эволюционной психологии, всячески старается подчеркнуть, что он изучает не жесткие правила, а общие тенденции. Люди очень сильно отличаются друг от друга, и отличие в сексуальном поведении появляются у многих мужчин и женщин только в целом. Нельзя пользоваться этими шаблонами, чтобы предсказать, как будет вести себя тот или иной человек.

В будущем, говорит Басс, нам предстоит найти ответ на очень важный вопрос о том, как наши прошедшие долгий эволюционный путь стратегии сексуального поведения работают в современном мире, где контрацептивы позволяют женщинам снизить риск возникновения беременности, а экономическая независимость освобождает (по крайней мере, частично) женщин от необходимости рассчитывать на финансовые средства партнера в воспитании детей. Еще более непредсказуемым фактором являются интернет-знакомства, которые позволяют миллионам потенциальных партнеров найти друг друга в пределах досягаемости наших телефонов. Становятся ли люди более разборчивыми при наличии такого количества партнеров? Пока никто не знает. Будем следить за развитием событий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.