Третьего февраля, примерно в 16.00, солнце вздрогнуло и начало медленно гаснуть, становясь из желтенького, как на флаге ЕС, бело-сине-красным. Президент Беларуси подписал откладывавшееся 10 лет соглашение о единой системе ПВО с Россией. Днем позже планеты со скрежетом остановились и стали выстраиваться в форме двуглавого орла: президент Беларуси принял участие в создании коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ - русского противовеса НАТО.

Астрологи на зарплате тотчас же начали со всех сторон тыкать в этот небесный феномен, да и у обычного населения в глазах слегка потемнело. Потому как стало решительно непонятно, как так может быть: проедаем кредит МВФ, встречаемся с президентом Украины Виктором Ющенко, а оборону выстраиваем вместе с Россией. К тому же появился слух, что стороны приняли некий перечень мер по введению единой валюты, а Россия готовится отлистать Беларуси очередную порцию денег. Стало неясно, зачем весной нас ждут на саммите 'Европейского партнерства' при таких-то нежных отношениях с главным, крупным, мускулистым и очень ревнивым партнером.

Впрочем, астрологи на зарплате, да и население, не заметили главного феномена, который по своему масштабу еще круче совместных с Россией ПВО при европейском векторе развития Беларуси. Премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский доложил о победе в переговорах по газу: теперь топливо будет стоить $140-150 за 1 тыс. куб. м (среднегодовая цена). Такая цена за российский газ - это как если бы Млечный путь скрутился бантиком, спустился вниз и приклеился к зданию Национальной библиотеки. Так, для красоты. Ведь в 2009 г. нет таких цен на газ! Не верите? Посмотрите на Украину. Тогда и с ОДКБ, и с ПВО все станет на свои места.

Итак, две страны, расположенные рядом, получают газ одна за $150, другая - более чем в два раза дороже, если оперировать цифрами, обнародованными в разгар российско-украинского конфликта. При этом транзитная ценность Украины выше: страна имеет доступ к морю, да и как рынок сбыта куда привлекательнее.

Что же так отличает их от нас? 'Оранжевый' президент? Американизм? Так мы ведь тоже в последнее время туда, за бугор, тянемся, даже $5 млрд. у США попросили - и ничего, прощают. В чем же дело? В личной неприязни? Так и с белорусской стороной иногда до таких страстей доходит - телевизор страшно включить! Выходит, есть некое глобальное отличие между Украиной и Беларусью. И, рискнем предположить, заключается оно именно в военной составляющей. Подписание договора о ПВО и участие Беларуси в создании Россией 'нового варшавского пакта', как заявил один белорусский аналитик о коллективной армии ОДКБ, - следствие, а не причина. Это мелкое проявление тенденции, за которую нам дают (и будут давать) дешевый газ и кредиты с безвозмездной помощью пополам.

Мы можем сколько угодно заявлять о европейских ценностях. Сколько угодно мириться с США. Но Украина проводит военные учения с НАТО, а Беларусь - с Россией. Вот и вся цена газа $150!

Произошедшее на двухсторонней встрече президентов Дмитрия Медведева и Александра Лукашенко, а также позже, на саммите ОДКБ, никакая не аннексия и никакой не 'варшавский пакт'. Нога белорусского солдата, обутая в российский кирзач, не будет топтать землю Украины или Грузии, если не дай бог что случится. Мы получаем деньги и дешевый газ просто за то, что держимся в стороне от НАТО и играем в дипломатические игры России. Понятен и тот аспект, что белорусское руководство вряд ли позволит полновесное использование нашего контингента в ОДКБ в случае военного конфликта, т.к. это прямо противоречит национальному законодательству. По сути, цена дешевого газа - это цена военного нейтралитета Беларуси, ее неучастия в расширении НАТО.

Европейские переговорщики это прекрасно понимают, и уже предсказанного сворачивания переговоров с ЕС, вкупе с отменой либерализации, не случится. Европа - это чтобы у нас в будущем были честные выборы, а Россия с ПВО и ОДКБ - чтобы избирателям было что кушать. Вполне-таки прагматичный подход.

И наконец, последнее. То, что может действительно угрожать нашему суверенитету, в отличие от ПВО или ОДКБ. На минувшей неделе возобновились разговоры о единой валюте. Более того, некоторые белорусские независимые экономисты привели аргументы в пользу того, почему нам стоит переходить на российский рубль. И с точки зрения финансовой эта мера действительно спасительная, едва ли не панацея от угасания национального экономического чуда. Основной аргумент: существование валют маленьких стран невозможно, неоправданно, рано или поздно они все равно захлебнутся от глубокой девальвации со всеми вытекающими последствиями.

Но с точки зрения политики все выглядит совершенно по-иному. Национальная валюта - одна из трех составляющих унитарного, суверенного государства, вкупе с собственной избираемой системой власти и, как ни странно, собственной школой, образованием. Экономисты возражают: получается, страны Евросоюза давным-давно свой суверенитет потеряли? Нет, не потеряли! Потому что есть принципиальное различие во введении единой валюты евро во всем ЕС и введении российского рубля в отдельно взятой Беларуси. В Европе не французский франк ввели. И не немецкую марку. Против такой единой валюты взбунтовалась бы даже самая последняя Португалия. А нам в качестве единого платежного средства предлагается валюта мощного, огромного государства. Это будет не валютный союз. Это будет действительно аннексия, ибо все остальные составляющие белорусской независимости (собственная система власти, образование) мигом сложатся под этим колоссом.

А потому, будем надеяться, сколь бы сложно ни обстояли дела в экономике, мы будем дружить с Россией только языком да кирзой, благо за последние 15 лет научились это делать превосходно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.