Природой здесь

нам суждено

В Европу

прорубить окно.

А. С. Пушкин

Как-то незаметно, почти рутинно прошло событие, которое может иметь важные исторические последствия для Беларуси. 20 марта Европейский союз (ЕС) официально утвердил программу 'Восточное партнерство', в которую нашу страну включили, причем, без всяких условий. Возможно, будущие историки с этой даты будут отсчитывать начало нового периода истории Беларуси, окончание ее международной изоляции, включение в процессы европейской интеграции.

Каковы последствия этого решения? Программа 'Восточное партнерство' - долговременный проект, ориентированный на перспективу. Именно с этих позиций можно говорить о ее позитивном влиянии на нашу страну. Вне зависимости от желания А. Лукашенко и его команды, Беларусь будет медленно втягиваться в европейские процессы, усилится коммуникация между политиками, чиновниками, бизнесменами, гражданами. Пусть не прямо, но опосредованно возрастет влияние ЕС на белорусское общество. Европа будет постепенно приходить в Беларусь как фактор политики, культуры в широком смысле слова, массового сознания, как один из геополитических полюсов, который как магнит станет притягивать страну, противопоставляя российскому вектору.

Что касается кратковременных последствий, то здесь все сложнее. Безусловно, сейчас от включения Беларуси в программу 'Восточное партнерство' выиграет правящая верхушка. Это несомненный дипломатический успех официального Минска. Прорвана долговременная (с 1996 г.) международная изоляция Беларуси. Теперь высшим чиновникам можно ездить в Европу не только для того, чтобы покататься на лыжах. Решение ЕС означает международную легитимизацию белорусской политической системы. Руководство Беларуси получает новую точку опоры, поле для маневра, практическую помощь в виде кредитов и инвестиций, возможность балансировать, играть на противоречиях России и Европы. Причем все это официальный Минск получает без заметных изменений во внутренней политике, чего раньше требовал ЕС. Именно по этой причине часть оппозиции восприняла последние решения в Брюсселе настороженно.

Но если вынести за скобки политические дивиденды, которые получит правящая команда, и попытаться оценить конкретные направления сотрудничества Беларуси с ЕС в рамках 'Восточного партнерства', то здесь, увы, много скепсиса и пессимизма. Главная причина состоит в том, что белорусская социальная модель, сложившаяся в предшествующий период, геополитическая ориентация станут жесткими ограничителями для реализации этого проекта в полном объеме.

Рассчитывать на серьезные финансовые субсидии ЕС не приходится. На всю программу выделяется 600 млн евро. Это на шесть стран-участниц до 2013 года. Понятно, что Беларуси перепадет очень мало.

Программа 'Восточное партнерство' предусматривает в перспективе создание зоны свободной торговли между ЕС и странами, включенными в этот проект. И вот здесь возникают проблемы. Во-первых, Беларусь входит в таможенный союз с Россией. Теперь прилагаются усилия по созданию такого же союза в составе Беларуси, России и Казахстана. Но зона свободной торговли с ЕС и таможенный союз с восточными партнерами - это разные торговые режимы, которые один с другим несовместимы. Беларуси придется выбирать один из них.

Во-вторых, зона свободной торговли предполагает свободное движение товаров, капиталов, рабочей силы. Так вот, когда она будет создана, то прежде чем из Европы в Беларусь придут инвестиции, как рассчитывают белорусские власти, сюда в первую очередь произойдет наплыв европейских товаров. Наша продукция с ними конкурировать не сможет. И главная проблема сегодняшней белорусской экономики - превышение импорта над экспортом, дефицит внешнеторгового сальдо - усугубится на порядок. Белорусская экономическая модель не выдержит зону свободной торговли с ЕС, она развалится как карточный домик со всеми вытекающими отсюда политическими последствиями. Руководство Беларуси это скоро поймет, и не будет торопиться в европейскую зону.

Еще одна перспектива 'Восточного партнерства' - постепенный переход к безвизовому режиму. Официальный Минск декларирует свое стремление к свободному передвижению людей, упрекает ЕС в создании барьеров на этом пути. Однако есть серьезные сомнения, что белорусские власти в действительности заинтересованы в свободном путешествии наших граждан в Европу. Именно они запрещают поездки детей на оздоровление в западные страны, ввели правило, по которому студенты могут ездить за рубеж только с разрешения Министерства образования.

Очень трудно представить сотрудничество Минска с ЕС в вопросах демократии, верховенства закона, прав человека. Судя по всему, не за горами процесс приема Беларуси в Совет Европы. Но как только это произойдет, белорусские граждане получат возможность подавать жалобы в Европейский суд по правам человека. Можно представить, какой поток заявлений хлынет туда от белорусов, измученных беспределом нашей правовой системы. После рассмотрения большинство из них будет возвращаться в белорусские суды, которые к такой ситуации совершенно не готовы. Создастся новое конфликтное поле, которое совсем не нужно нашим властям.

Поэтому можно предположить, что сотрудничество Беларуси и ЕС в рамках программы 'Восточное партнерство' будет локальным, выборочным, точечным, по отдельным, строго отобранным проектам. Ибо белорусские власти опасаются, и небезосновательно, что полномасштабная реализация программы может разрушить созданную и тщательно охраняемую социальную модель, размыть нашу политическую систему. Поэтому официальный Минск будет относиться к предложениям ЕС очень осторожно, не проявляя большого энтузиазма.

Как уже отмечалось, диалог с ЕС позволяет официальному Минску маневрировать между Россией и Европой, играть на противоречиях между этими центрами силы. Именно в момент принятия программы 'Восточное партнерство' А. Лукашенко продемонстрировал пример дипломатической эквилибристики. Смысл балансирования состоит в том, что сделав шаг в одну сторону, нужно тут же делать такой же жест в противоположную.

Включение Беларуси в эту программу представляет прорыв, серьезный ход в ангажировании Минска в европейские процессы. Понятно, Москва этим недовольна. Значит - надо принимать меры к восстановлению равновесия. В четверг А. Лукашенко ездил на встречу с президентом России Д. Медведевым в подмосковное Завидово. Общаются семь часов, правда, ни о каких значительных результатах переговоров не сообщается. Можно предположить, что разъяснения не удовлетворили Москву, и через день, в субботу, президент Беларуси едет на новую встречу с Д. Медведевым на сочинский курорт 'Красная поляна'. Согласно обнародованной информации, вопросы, которые там обсуждались, явно не президентского уровня. Возможно, эти телекартинки общения двух президентов были сеансом политической психотерапии для российского общества и политического класса. Дескать, не волнуйтесь, Беларусь не ушла в Европу. Таким образом, баланс восстановлен.

Если эта версия неверна, то самым вероятным остается предположение, что А. Лукашенко просто поехал покататься на лыжах в горы. Третий раз за неполные две недели.

А если все же принять за основу стратагему балансирования, то можно выстроить следующий алгоритм действий А. Лукашенко в ближайшие два месяца. Сначала он едет в Прагу на саммит ЕС и участников программы 'Восточное партнерство', впервые за много лет пожимает руку лидерам европейских стран, что вызывает в Москве зубной скрежет. А затем, по возвращении, признает независимость Южной Осетии и Абхазии.

Как пел В. Высоцкий в песне о канатоходце. 'Посмотрите, вот он без страховки идет, чуть правее наклон - упадет, пропадет'. А. Лукашенко - игрок азартный, ему нравится 'разводить' партнеров-соперников. Пока получается.