Когда Брюссель и Киев договаривались о совместной перестройке газовой транзитной инфраструктуры Украины, они, похоже, забыли пригласить . . . Россию.

На прошлой неделе в Брюсселе ЕС и Украина подписали меморандум о взаимопонимании относительно модернизации украинской газотранспортной системы: средства должны предоставить Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк и Всемирный банк. Однако подписи России под этим документом нет. Более того, она даже не участвовала в дискуссиях, результатом которых стало подписание декларации.

Россия не готова закрывать глаза на подобные вещи: свидетельства тому - заявления премьер-министра Владимира Путина, президента Дмитрия Медведева и министра энергетики Сергея Шматко. 'Понятно, что ниоткуда этот газ не может взяться, кроме как с территории Российской Федерации, - отметил Путин, выступая на заседании с участием высокопоставленных чиновников. - С нами этот вопрос никто не обсуждал'. Путин уже предупредил: если Москву оставят за бортом этих консультаций, она вынуждена будет начать 'пересмотр' отношений с ЕС. Так о чем, черт возьми, они там, в Брюсселе, думали?

Татьяна Митрова, глава московского Центра изучения мировых энергетических рынков при Российской Академии Наук, отметила в интервью New Europe: с самого начала было ясно - если европейские политики инициируют дискуссии с Киевом о модернизации и реконструкции украинской газотранспортной системы, игнорируя Россию, это вызовет негативную реакцию в Москве. 'Россия не только не участвовала в разработке этого документа, но даже в нем не упоминается, что выглядит весьма странно: ведь система предназначена для транспортировки именно российского газа', - со смехом пояснила Митрова. Она подчеркивает: чем быстрее Брюссель исправит ошибку, тем лучше для российско-еэсовских отношений.

Ферран Тарраделлас Эспуни (Ferran Tarradellas Espuny), пресс-секретарь еврокомиссара по энергетике Андриса Пиебалгса (Andris Piebalgs), в интервью, данном New Europe 27 марта, утверждал, что никаких дурных намерений у Брюсселя не было. 'Это ни в коем случае не представляло собой недружественного акта. Речь идет просто о совместном докладе ЕС и Украины для конференции, планировавшейся много лет, о которой русским было известно - она ни для кого не была секретом. Мы будем и дальше взаимодействовать с Россией по этим вопросам', - отметил Тарраделлас Эспуни.

Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко также попыталась разрядить ситуацию, выразив уверенность, что любые недоразумения между Россией и ЕС скоро будут улажены. 'Мы с главой Еврокомиссии заявили, что проект модернизации открыт для участия России и частных инвесторов при условии, что ГТС останется в собственности Украины', - с таким комментарием, по сообщениям прессы, Тимошенко выступила в Токио.

Резкая реакция Москвы, возможно, обусловлена ее стремлением вернуть в повестку дня вопрос о создании консорциума для контроля над газотранспортной системой Украины - эту идею Россию выдвинула некоторое время назад. Митрова отметила, что дискуссии между ЕС и Украиной касались не активов и прав собственности, а функционирования украинской ГТС. 'Для России управление - вопрос о том, кто отвечает за функционирование украинской газотранспортной системы - имеет важнейшее значение, поскольку это напрямую влияет на транзит российского газа, так что в данном случае они должны были хотя бы проконсультироваться с Москвой', - подчеркнула Митрова в интервью New Europe, добавив, что российский монополист 'Газпром' понес большие убытки в ходе январского газового кризиса.

'Для нас это действительно очень важный вопрос', - утверждает она. Одним из важнейших элементов подписанной на прошлой неделе европейско-украинской декларации является отделение оператора трубопроводной системы 'Укртрансгаза' от материнской компании 'Нафтогаз', что, как надеются в Брюсселе, приведет к дальнейшему разукрупнению газовых структур страны. Один из ведущих зарубежных бизнесменов заявил в интервью New Europe: он понимает, что именно 'Укртрансгаз' как оператор системы трубопроводов и хранилищ, должен стать тем юридическим лицом, к которому будут поступать средства на модернизацию ГТС, однако доходы этой компании зависят от российских газовых поставок. По его словам, инвесторы будут готовы давать кредиты той или иной организации, только если у них будет понимание, с кем связаны основные потоки доходов и деловые операции - а это, в данном случае, Россия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.