Итоги американо-российской встречи в Лондоне прокомментировал президент Грузии Михаил Саакашвили. Выступая в четверг в Аджарском районе, Саакашвили выразил уверенность в том, что Россия больше не представляет военной опасности для Грузии.

'На встрече двух президентов вопрос Грузии был одним из главных, и именно по этому вопросу были разногласия. И эта встреча перечеркнула иллюзии России о том, что вопрос Грузии можно обменять на вопросы Афганистана или отношений с Ираном, - заявил президент Грузии. - После вчерашней встречи дальнейшие авантюры со стороны России исключены, однако Грузия не будет довольна до тех пор, пока не произойдет полной деоккупациии ее территорий и из Грузии не выйдет оккупационная армия'.

Русская служба 'Голоса Америки' попросила прокомментировать итоги американо-российского саммита Линкольна Митчелла, эксперта по Грузии из Колумбийского университета в Нью-Йорке, бывшего заведующего отделом Национального демократического института в Тбилиси.

- Президент Саакашвили заявил, что 'дальнейшие авантюры со стороны России исключены'. Знает ли он что-то такое, чего не знаем мы?

- Нет. Саакашвили знает то, что знает весь мир. Сегодня России незачем больше вторгаться в Грузию. Минувшим летом Россия продемонстрировала свою силу, а заодно и неспособность или нежелание - в зависимости от вашей точки зрения - Соединенных Штатов и НАТО реально поддержать Грузию. Россия продемонстрировала хрупкость Грузии. Сегодня я не стал бы полностью исключать возможность новой войны, но я бы добавил, что действия обеих сторон способны спровоцировать новый конфликт. Шансы того, что произойдет новый вооруженный конфликт, снижаются с каждым днем, и я надеюсь, что этого не произойдет.

Что касается расширения НАТО, Барак Обама и Хиллари Клинтон говорят о вступлении Грузии в Североатлантический альянс в отдаленной перспективе, и я думаю, что это верно отражает положение вещей. Вопрос не снят с повестки дня. Было бы ошибкой заявить, что путь Грузии в НАТО закрыт. С другой стороны, американская администрация дает понять, что не будет педалировать этот вопрос. Более того, политическая реальность такова, что партнеры Соединенных Штатов не испытывают большого энтузиазма по поводу вступления Грузии в НАТО.

Я приветствую новый положительный тон в американо-российских отношениях. В то же время, я думаю, что США необходимо проявлять осторожность. Есть вещи, которые не должны становиться предметом торга, и среди них - суверенитет Грузии. В то же время, в свете августовской войны я бы разделил понятия 'суверенитет' и 'территориальная целостность'.

- Как сообщает вашингтонская газета The Hill, 'президент (Обама) категорично заявил (в Лондоне), что Соединенные Штаты никогда не признают независимость Абхазии и Южной Осетии. Президент также заявил, что теория о сферах влияния в мире - отжившая, не соответствующая реалиям 21-го века теория и не предмет для дискуссий'. Вы полагаете, что вопрос территориальной целостности Грузии может стать предметом американо-российских переговоров?

- Давайте выложим карты на стол. Минувшим летом Россия захватила эти территории. За исключением одной другой страны и нескольких террористических организаций никто их независимость не признает. Если бы мир действительно не хотел с этим мириться, то были бы предприняты какие-то шаги. Но мир отмахнулся от этой проблемы, как бы говоря, 'может быть, нам это и не нравится, но мы ничего предпринимать не будем'. Мне бы хотелось видеть начало процесса, который бы, возможно, поместил эти территории под международное управление, но я не думаю, что президент Обама выдвигал подобные идеи в Лондоне. В то же время, администрация США должна безоговорочно поддерживать суверенитет Грузии. Я думаю, что США должны ясно дать понять России, что она не сможет поглотить Грузию.

- Президент Медведев заявил в четверг в Лондоне, что НАТО должна взвесить все последствия расширения Североатлантического альянса и не обострять отношения с соседями. В Москве, тем временем, представитель министерства иностранных дел РФ обвинил США в том, что, содействуя восстановлению военного потенциала грузинской армии, они поощряют агрессивную политику Тбилиси. То есть, несмотря на положительные эмоции на саммите в Лондоне, российская риторика в отношении Грузии не изменилась...

- И со временем это станет проблемой для России, потому что американская риторика изменилась. Сегодня на дворе уже не 2007 и не 2008 год. Администрацию США возглавляет президент, которому весь мир хочет помочь. Российскому руководству следовало бы понять это и подумать, как эта новая реальность может отразиться на их политике. С другой стороны, никто в Белом доме или в Госдепартаменте не ждет, что Россия согласится на членство НАТО в Грузии. Этого не произойдет, и Москва это четко дала понять. Это реальность, на основе которой будут вестись переговоры. Я думаю, что членство Грузии в НАТО - это вопрос не сегодняшнего и не завтрашнего дня. Так что у нас есть время, чтобы обдумать нашу позицию.

Послушайте, я могу представить себе, что на месте русских я тоже был бы недоволен американской поддержкой грузинской армии. Мне кажется, задача Соединенных Штатов сегодня заключается не только в том, что бы помочь Грузии повысить свою обороноспособность (а это вполне естественное желание Тбилиси), но сделать так, чтобы в следующий раз мы смогли бы предотвратить непродуманные действия Тбилиси в случае, если там опять пожелают силой вернуть контроль над той или иной территорией, или, как говорят некоторые наблюдатели, попасться в ловушку, расставленную русскими. Потому что следующий раз будет сокрушительным для Грузии. Но, согласно сегодняшнему заявлению Саакашвили, следующего раза не будет. Я надеюсь, что президент прав.

- Президент Медведев заявил, что не хочет иметь никаких отношений с президентом Грузии Саакашвили или общаться с ним. 'Если власть... изменится, я готов обсуждать любые темы', - сказал президент России, выступая в четверг в Лондонской школе экономики. Официальные лица в Тбилиси в последнее время заявляют, что Россия стоит за действиями грузинской оппозиции. Насколько оправданы подобные заявления?

- Я думаю, есть основания утверждать, что Россия внимательно следит за внутриполитической ситуацией в Грузии и в какой-то мере влияет на нее. Однако абсурдно утверждать, что такие серьезные грузинские политики, как Нино Бурджанадзе или Ираклий Аласания контролируются Россией. То, что власти в Тбилиси берутся утверждать нечто подобное, свидетельствует о нездоровой политической атмосфере в этой стране. Если вы постоянно называете своих политических оппонентов агентами недружественной соседней державы, это не способствует развитию демократии, политической конкуренции или диалога.

- Что, вы думаете, произойдет 9 апреля, когда грузинская оппозиция намерена начать массовые демонстрации под лозунгами отставки Саакашвили?

- Мне кажется, правительство Грузии делает все возможное для того, чтобы эти демонстрации не были слишком массовыми. Они производят аресты, они запугивают людей, они пытаются вступить в переговоры с оппозицией, хотя я согласен, что эти попытки запоздалые и слишком робкие. Грузинское правительство оказалось в затруднительном положении: если демонстрации будут действительно массовыми и продлятся на протяжении какого-то времени, они возымеют эффект. С другой стороны, власть не может, как в ноябре 2007 года, разогнать демонстрантов с применением силы. Тогда это им сошло с рук, но сегодня это не повторится. Или, вернее, не должно повториться. Они, вероятно, понимают, что мир изменился, что в Белом доме другой президент, что новая американская администрация будет принимать решения по Кавказу, исходя из стратегических соображений, а не на основе личных симпатий.

С другой стороны, постоянные призывы оппозиции к отставке Саакашвили не только не способствуют развитию демократического процесса, но и, на мой взгляд, - это не слишком мудрая тактика. Мне хотелось бы видеть более творческий подход со стороны оппозиции. Миша (Саакашвили) не уйдет в отставку, как Шеварднадзе в 2003 году. К тому же, он уже уходил в отставку один раз, после чего победил на выборах. На этот раз Конституция не позволяет ему больше баллотироваться, но дело в том, что даже если он уйдет в отставку, не факт, что оппозиция победит. Правительство контролирует средства массовой информации, будет задействован административный ресурс. К тому же нельзя сказать, что правительство Саакашвили так уж не популярно. Так что я не уверен в мудрости выдвижения требований о его отставке.

Я считаю, что когда в демократической стране проходят демонстрации протеста - это хорошо. Пусть они помашут флагами и окажут давление на правительство. Я надеюсь, что демонстрации будут внушительными, и что они пройдут мирно. Обе стороны несут ответственность за то, чтобы обошлось без насилия.

- Президент Саакашвили в четверг сказал, что Грузия по-прежнему 'имеет твердую поддержку американской администрации'. Вы полагаете, что это действительно так?

 

- В Вашингтоне, как и в европейских столицах, произошли перемены. Грузия по-прежнему пользуется поддержкой, но американская администрация более не ставит знак равенства между Грузией и Мишей (Саакашвили). Грузии будет уделяться столько внимания, сколько она заслуживает с точки зрения ее размеров и стратегической важности, то есть, гораздо меньше, чем при предыдущей администрации. Следующие две недели должны многое прояснить.