ТАШКЕНТ, Узбекистан. Согласие России предоставить американским военным право на транзитный пролет ее воздушного пространства с целью доставки оружия и военной техники в Афганистан стало одним из знаковых достижений недавней встречи в Москве президентов Барака Обамы и Дмитрия Медведева.

В прошлом месяце российские официальные лица говорили нам в Москве, что Афганистан это та область, где американские и российские интересы совпадают в наибольшей степени, и что сотрудничество по стабилизации обстановки в этой стране может стать самой многообещающей темой для "перезагрузки" наших двусторонних отношений.

Меньше известно о достигнутом ранее в этом году соглашении с Москвой, в рамках которого она разрешила осуществлять транзитные железнодорожные перевозки несмертоносных грузов по своей территории и далее - через Казахстан и Узбекистан (с их согласия, конечно) до границы с северным Афганистаном в Хайратоне. Эти грузы перевозятся железнодорожными составами из столицы Латвии Риги. С момента создания транзитного коридора по нему прошло как минимум 20 железнодорожных конвоев. Эти составы имеют преимущественное право проезда, что сокращает время транзита до 9 дней.

Еще меньше известно о том, что российские коммерческие транспортные компании более года осуществляют перевозки невоенных грузов с Ближнего Востока в Афганистан на борту огромных транспортных самолетов Ан-124 "Руслан". К величайшей радости Пентагона, военно-транспортный флот которого испытывает огромные нагрузки, эти перевозки тяжелых грузов остались одной из немногих областей американо-российского сотрудничества, которая не пала жертвой ухудшения взаимоотношений из-за прошлогодней войны с Грузией.

Немного странно, что о таких аспектах сотрудничества по Афганистану, который является одним из самых серьезных вызовов США в сфере внешней политики и безопасности, известно столь мало. Возможно, это объясняется наличием серьезных сомнений в том, что Россия хочет стать свидетельницей американского успеха в Афганистане. Этот вопрос, конечно же, возник в начале года, когда руководство Киргизии объявило о закрытии американской базы Манас. Данное решение было отменено незадолго до июльской встречи Обамы и Медведева - предположительно, при поддержке русских.

Во время наших недавних дискуссий в Ташкенте с самыми высокопоставленными представителями властей Узбекистана этот вопрос возникал неоднократно, и полученные нами ответы нас не успокоили. Узбекистан является ключевой страной для создания северного маршрута снабжения, который американские военные называют "северной сетью доставки" (Northern Distribution Network). Эта сеть нужна США по двум причинам: чтобы снизить полную зависимость от единственного до недавнего времени транзитного маршрута через неспокойные районы Пакистана, а также из-за того, что наращиваемая группировка войск в Афганистане потребует троекратного увеличения объема снабжения.

Узбекские власти с большим недоверием относятся к Москве. Они считают, что русские видят свой интерес в сохранении нестабильности в Афганистане. Нестабильность усиливает террористическую угрозу Среднейй Азии, а также ведет к росту наркотрафика, что оправдывает рост российского военного присутствия в регионе.

Афганская нестабильность также препятствует открытию и расширению южных транзитных коридоров для соеднеазиатского экспорта, который мог бы быстро найти себе путь на мировые рынки через порты Пакистана и Ирана. Вместо этого основную часть товаров из Узбекистана и соседних стран приходится отправлять в северном направлении. И в этих странах сохраняется зависимость от маршрутов, контролируемых Москвой.

У русских уже имеется крупная военная группировка в Таджикистане, а также военно-воздушная база в киргизском городе Кант неподалеку от аэропорта Манас и столицы страны Бишкека. Москва надеется вскоре заключить соглашение об открытии новой базы в Киргизии неподалеку от южного города Ош в неспокойной Ферганской долине. Там будут дислоцироваться созданные недавно силы быстрого реагирования Организации Договора о коллективной безопасности, основу которых составят российские войска.

Ташкент считает, что усиление российского военного присутствия в регионе является угрозой безопасности. То, как быстро были приведены в состояние готовности российские "миротворческие" силы во время прошлогодней августовской войны в Грузии, произвело глубокое впечатление на узбекских политиков, усилив их ощущение собственной уязвимости. Скептицизм узбеков в отношении истинных целей русских силен настолько, что некоторые ключевые фигуры в узбекской власти дали понять: что касается Афганистана, то Иран здесь является для Вашингтона даже более надежным партнером, чем Россия.

Те узбеки, с которыми мы беседовали, единодушно высказали мнение о том, что для достижения успехов в деле стабилизации Афганистана внимание к вопросам социально-экономического развития этой страны важно в той же мере, что и внимание к достижению военных целей. Любые военные победы окажутся недолговечными, если Афганистан останется нищей и изолированной в экономическом плане страной. Для достижения успеха крайне важно построить транспортную инфраструктуру, которая свяжет Афганистан с региональными и мировыми рынками. Это должно стать ключевой составляющей в региональной стратегии президента Обамы по Афганистану.

По причинам стратегического и экономического порядка Узбекистан хочет быть ключевым партнером Соединенных Штатов и их союзников в этих усилиях. К сожалению, из-за мощной коррупции и чрезвычайно сложного инвестиционного климата американским компаниям и организациям, таким как Экспортно-импортный банк и Overseas Private Investment Corporation работать там очень непросто. Решение этих проблем для наращивания экономического взаимодействия с США является крайне важным, но трудным шагом в деле укрепления американо-узбекских отношений.

Потенциал успеха Вашингтона в Афганистане также будет зависеть от того, насколько хорошо станет функционировать новый маршрут "северной сети доставки". На этом пути остаются еще политические и технические препятствия. Американским руководителям придется добиваться содействия Москвы, не ставя при этом под угрозу суверенитет и независимость других партнеров в Средней Азии. Узбекистан это ключ к успеху работы маршрута снабжения, а в более широком плане - стабилизации в Афганистане. Но узбеки очень обеспокоены объявленной Москвой доктриной "привилегированных отношений со своими соседями".

Эндрю Качинс - руководитель программы по изучению России и Евразии из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic & International Studies). Томас Сандерсон - заместитель директора программы транснациональных угроз этого центра.

___________________________________________________________

Афганский и пакистанский конфликты распространяются на Среднюю Азию? ("Christian Science Monitor", США)

Зачем президент России едет в Душанбе ("BBCRussian.com", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме