Прошел год после войны между Россией и Грузией, и сегодня становится ясно, что в дополнение к смутному намерению перезагрузить взаимоотношения с Россией Вашингтон должен разработать четкую политику по Грузии и прочим странам на российской периферии, отказавшись от примитивной практики формирования двусторонних связей с постсоветскими государствами в ракурсе их отношений с Москвой. В таком новом подходе должна найти отражение реальность российской угрозы, а также потребность в конкретных политических реформах, что является ключевым фактором региональной стабильности.

Пока политика администрации Обамы в отношении Грузии до боли напоминает курс Белого Дома времен Буша. Она на словах выражает мощную поддержку Тбилиси в надежде на то, что это поможет ослабить растущее влияние России в регионе. К сожалению, подобно своим предшественникам, администрация Обамы часто затуманивает картину и путает слова "дружба" и "демократия", говоря о Грузии. А это наносит ущерб развитию демократии в бывшем Советском Союзе и за его пределами, потому что мало кто относится к демократии в Грузии всерьез.

Мы оба работали с президентом Михаилом Саакашвили и другими грузинскими руководителями до, во время и после "революции роз". Мы из первых рук знаем о тех трудностях, с которыми сталкивается в своем развитии демократия в этой стране. Мы также знаем о том, как глубоко личный характер отношений между американским и грузинским руководством повлиял на нежелание обеих американских партий критиковать Грузию за ее отход от демократии в последние годы.

Хотя Грузия действительно является другом Америки, подтверждая это отправкой своих войск в Ирак и Афганистан, она безусловно не может претендовать на звание безупречной демократии. Но именно так на нее смотрели и смотрят администрации Буша и Обамы. Это особенно ярко проявилось во время войны с Россией, когда Грузию громко нахваливали, упрощенно называя демократическим Давидом, вступившим в сражение с авторитарным российским Голиафом.

Всего несколько лет назад Грузия была намного демократичнее. Но чрезмерно жесткие действия полиции против безоружных демонстрантов, проблемы с судебной властью и попытки ограничения средств массовой информации серьезно подорвали доверие к Саакашвили. Это был один из факторов, заставивших его попытаться восстановить свои позиции путем начала военных действий против Южной Осетии год назад, результатом чего стала военная катастрофа.

Безусловно, Россия играет роль местного хулигана в своем квартале, но это не означает, что Вашингтон должен понижать планку демократических норм для государств-союзников в этом регионе. Однако произошло именно это.

Войну и ее последствия часто называют линией водораздела в отношениях Москвы с соседями. Но мало кто понимает, что своим отступлением от демократии Тбилиси оказал почти такое же влияние на другие постсоветские страны в плане их взаимоотношений с Москвой и Вашингтоном. Вскоре после того, как Буш в 2005 году наклеил на Грузию ярлык "светоча свободы", страна начала обратное движение от демократических норм, а Вашингтон при этом даже не пикнул. Это заметили другие, более авторитарные государства на Кавказе и в Центральной Азии, которые по-прежнему подавляют свою неопытную пока оппозицию.

Тбилиси начал войну, чтобы восстановить территориальную целостность. Но парадокс заключается в том, что добиться этого Грузия сможет, лишь став по-настоящему демократической и достаточно сильной в экономическом плане страной, чтобы вернуть отколовшиеся регионы. А ущерб, нанесенный войной, существенно затруднил выполнение этой задачи.

Чтобы вновь взять в свои руки демократическую инициативу в этом регионе и предотвратить возможные катаклизмы, Соединенные Штаты должны четко заявить Тбилиси, что Вашингтон, осознавая трудность соседства с Россией, поднимает планку стандартов для своих соседей и не согласен больше выслушивать пустые обещания о развитии демократии.

Добиться этого Вашингтон может, отказав Тбилиси в той военной помощи, которой столь сильно жаждет Грузия, и направив эти средства на укрепление демократии, грузинских средств массовой информации и гражданского общества, а также на проведение избирательных и правовых реформ. Любые послабления в данном направлении грозят сохранением нестабильности в этом стратегически важном регионе и посылают неправильные сигналы относительно внешнеполитических целей США другим неоперившимся демократиям в мире.

Марк Ленци - бывший стипендиат по программе Фулбрайта. Сейчас он является директором Международного республиканского института (International Republican Institute) в Грузии. Линкольн Митчелл доцент международной политики Колумбийского университета и бывший директор Национального демократического института (National Democratic Institute) в Грузии.

___________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме