24 августа в Латвию прибыла новый посол США Джудит Гарбер. О том, что проблемы Латвии ей не чужды, свидетельствует интервью осенью прошлого года в газете 'Телеграф'. Гарбер тогда обоснованно указала, что США ценят тех, кто воевал против нацизма, но это никак не связано с тем, что СССР сделал после войны, включая оккупацию Балтии. На встрече с представителями Ассоциации латышей Америки (АЛА) накануне утверждения в должности посла Гарбер заявила, что попытается построить мост между латышами и русскоязычными, или с теми, кто в повседневной жизни не говорит по-латышски.

Хочется надеяться, что представители АЛА пояснили, почему через 20 лет после восстановления независимости не нужно строить мосты между латышами и эстонцами, поляками или цыганами, а только между латышами и русскоязычными. И почему после Первой мировой войны никакие мосты между латышами и нацменьшинствами были не нужны? Ответ очень простой: тогда в Латвии не остались на жизнь ни сотни тысяч солдат кайзеровской Германии, ни русских красноармейцев. Зато после Второй мировой войны только в Риге было поселено 50 000 семей офицеров оккупационной армии, а после вывода российской армии их осталось 22 тысячи. Для этих людей уже был построен мост с Москвой в надежде восстановить в будущем советскую империю.

Частично это произошло из-за непоследовательной политики британцев и американцев в отношении большевистского режима после Второй мировой войны. Хотя США благодаря хорошим отношениям бывшего посла Латвии Алфредса Бильманиса со ставшим впоследствии заместителем госсекретаря США Лоем Хендерсоном, уже 23 июля 1940 года приняли декларацию о том, что СССР незаконно оккупировал государства Балтии, и что США эту оккупацию не поддерживают, однако это не помешало Рузвельту в 1942 году согласиться с предложением британского посла отдать страны Балтии Сталину. (Anthony Eden. The Reckoning).

К счастью, народы Балтии не особо уважали решение сверхдержав. Длившаяся 12 лет партизанская война и последующее пассивное сопротивление позволили балтийцам сохранить веру в восстановление независимости, что блестяще было продемонстрировано во время удивившей Кремль акции 'Балтийский путь'. Еще больше был удивлен Запад, потому что неудобный балтийский вопрос уже почти был предан забвению. Министр иностранных дел Швеции от социал-демократов чуть ли ни убегал от демонстрантов, которые в 1990 году каждый понедельник собирались в центре Стокгольма, чтобы напомнить об оккупации стран Балтии. А делегация консерваторов Финляндии демонстративно покинула одно из совещаний Совета Северных государств в Копенгагене, поскольку Карл Бильдт решился на политическую дискуссию о независимости стран Балтии.

К сожалению, необходимость поддержать слабые ростки демократии в России, помочь и Горбачеву, и Ельцину удержаться у власти так и не позволили Западу принципиально оценить преступную деятельность советского режима. Профессор Дитрих Андрей Лебер ('Латвия в двух эпохах'. Рига, 2001) писал: 'Заключившие пакт Молотова-Риббентропа стороны не предприняли никаких мер на государственном уровне, чтобы устранить вызванные пактом от 1939 года перемены'.

То же самое относится к наследникам и правопреемникам государств. Международное сообщество не пыталось добиться, чтобы вопрос был решен справедливо по отношению к странам Балтии. В 1990 году Балтийский совет напрасно потребовал, чтобы 'восстановление независимости в полной мере стало объектом переговоров международного масштаба о ликвидации последствий Второй мировой войны'. В 1995 году нам был навязан так называемый Стабилизационный пакт, основная идея которого на тонком дипломатическом языке предусматривала, что страны-кандидаты в ЕС 'должны преодолеть унаследованные из прошлого проблемы'. Это, по сути, означало замораживание пакта Молотова-Риббентропа и легализацию всех последствий оккупации с сохранением огромной массы гражданских оккупантов в странах Балтии

Цель России - добиться большего влияния в ЕС и в НАТО, используя своих соотечественников в станах Балтии как избирателей. Так как обычное оружие Кремля - поддержка сепаратизма - не годится, поскольку в Латвии у русских нет своей исторической территории, в нашей стране применяются другие методы.

Большие средства выделяются на распространение мнения о том, что в Латвии живет не только латышский народ и различные группы нацменьшинств, а два народа с двумя языками. Москва заинтересована, чтобы гражданство получила самая враждебно настроенная против независимости Латвии часть иммигрантов. Одна за другой направляются жалобы во всевозможные международные организации с требованием оказать давление на власти Латвии, смягчить языковые и другие критерии получения гражданства. В свою очередь, огромная масса инородцев, которую латышский народ не может ни интегрировать, ни ассимилировать, негативно влияет на развитие нации.

Различные программы по интеграции были ли бы намного успешнее, если бы правительство Латвии заключило с Россией договор об оказании реальной помощи людям, заблудившимся в чужом для них культурном и геополитическом пространстве. На призыв Путина вернуться в Россию откликнулось только 70 семей из Латвии, потому что выделенных на репатриацию средств недостаточно.

Если бы США оказали моральную и материальную поддержку, помогая латышскому народу восстановить разрушенное после Второй мировой войны демографическое равновесие, это было бы лучшим способом ликвидации последствий пакта Молотова-Риббентропа в Латвии. Будем надеяться, что новая посол США поймет это и не откажет в своей поддержке этой цели.

Перевод: Лариса Дереча

Новые ИноСМИ

Обсудить публикацию на форуме

_____________

Новая хозяйка американского 'обкома' ("Riga.Rosvesty", Латвия)

Когда история становится политическим оружием ("Latvijas Vestnesis", Латвия)

">Обсудить публикацию на форуме

_____________

Новая хозяйка американского 'обкома' ("Riga.Rosvesty", Латвия)

Когда история становится политическим оружием ("Latvijas Vestnesis", Латвия)