Некогда лидер блока НУНС и экс-глава президентской партии «Наша Украина» Вячеслав Кириленко был одним из тех, кто обеспечил проведение внеочередных парламентских выборов в 2007 году, которые полностью изменили властную конструкцию. Сейчас он возглавляет депутатскую группу «За Украину!», не входящую в коалицию. «Столичные новости» попросили его прокомментировать нынешнюю ситуацию, взглянув на нее сквозь призму минувших событий.

 

— В 2007 году вы подписывали коалиционное соглашение с БЮТ, сейчас же выступаете с жесткой критикой по отношению к премьеру. С чем это связано?

— Тогда мы общими усилиями останавливали реванш, который инициировал Виктор Янукович вместе с политическими силами, которые его поддерживали в парламенте прошлого созыва. И для того, чтобы остановить этот реванш, нужно было действовать общими усилиями всей парламентской и внепарламентской оппозиции. Что и было сделано. И я был активным инициатором такого решения. Эта общая работа привела к провозглашению внеочередных парламентских выборов, необходимость которых была поддержана большинством избирателей. И, безусловно, после этих парламентских выборов мы были обязаны выполнить свое предвыборное обещание о том, что будет создана демократическая коалиция. Что я в силу своего положения и возможностей и обеспечил. Другого решения и выхода на тот момент я не видел, думаю, его и не было. Другое дело, что впоследствии демократическая коалиция начала себя проявлять как не очень демократическая и не совсем такая, которая действует в интересах Украины, что и привело к ее распаду. Сейчас я возглавляю депутатскую группу «За Украину!», которая не входит в коалицию. В то же время мы не разделяем те подходы, которые демонстрирует Партия регионов, и тем более — ее программные основы. У нас свой путь и свои подходы. И мы критикуем правительство и премьера, когда они того заслуживают. Так же, как и лидера оппозиции и всех других должностных лиц в стране.

 

— Сегодня большинство опросов общественного мнения сходятся на том, что следующим президентом будет либо Тимошенко, либо Янукович. Вы разделяете этот прогноз?

— Я бы не оценивал так однозначно все прогнозы на второй тур, но главным должно быть то, чтобы люди вообще имели выбор, в отличие от стран, которые находятся по соседству.

 

— Вы все еще поддерживаете президента Ющенко, или ваши взгляды изменились?

— Президент заявил о намерении баллотироваться на второй срок. Я разделяю те ценности, с которыми он пришел к власти в 2004 году и от этих ценностей отказываться не собираюсь.

 

— А при каких обстоятельствах он может остаться на второй срок? Сегодня, например, говорят о введении чрезвычайного положения…

— Президент может выиграть только в свободной борьбе. Не думаю, что он имеет целью введение каких-либо чрезвычайных или особых положений. Скорее всего, это прогнозы, которые осознанно продуцируются конкурентами.

 

— Допускаете ли вы взаимодействие БЮТ и Партии регионов после президентских выборов?

— Я даже убежден, что так и будет. Потому что, с мировоззренческой точки зрения, эти две политические силы мало чем отличаются. А главное — их практически ничего не отличает с точки зрения ежедневной политической практики, которая для БЮТ и Партии регионов заключается в одном — борьбе за власть. При этом программные основы всегда отходят даже не на второй, а на десятый план. И, кстати, это единственная и основная причина развала демократической коалиции в сентябре 2008 года.

 

— Каковы ваши прогнозы на грядущие выборы: чем они будут отличаться от предыдущих?

— С вашего позволения, прогнозов я делать не буду, оставим это людям, которые профессионально этим занимаются. Но я уже вижу, что прошлые президентские выборы — это была настоящая серьезная борьба двух кардинально разных, я бы даже сказал, противоположных подходов к будущему Украины. А сегодняшняя избирательная кампания — это всего лишь технологии, которые будут предлагаться избирателю на каждом шагу. И под этими технологиями, к сожалению, не будет ни одной положительной идеи, которая способна изменить страну. Только борьба за власть — и в этом коренная разница между президентскими выборами 2004-го и 2010 годов.

 

— Фирменная программная фишка, если можно так сказать, группы «За Украину!» — снятие депутатской неприкосновенности. Насколько вероятно, что когда-нибудь это произойдет?

— В свое время как руководитель фракции НУНС я сделал все для того, чтобы процесс ликвидации депутатской неприкосновенности сдвинулся с мертвой точки. И мы провели еще весной 2008 года (с пятой попытки) соответствующее голосование. В поддержку этого решения отдали свои голоса 226 депутатов. Таким образом, начался первый этап внесения изменений в Конституцию в части отмены депутатской неприкосновенности. Потом Конституционный суд долго думал — давать положительный вывод или нет. И в августе 2008 года дал наконец такой ответ. И с августа 2008-го — более чем год — на рассмотрение в сессионный зал этот вопрос не выносится. Его не выносил ни Яценюк (в том промежутке, когда он мог это сделать), ни теперь Литвин. То есть я делаю вывод о том, что и правящая коалиция, и оппозиция едины в нежелании отмены депутатской неприкосновенности. И все мои попытки после этого внести этот вопрос в повестку дня пока не завершились успехом. Я продолжаю быть убежденным в том, что депутатскую неприкосновенность нужно отменять хотя бы для того, чтобы изменить качество депутатского корпуса; с тем, чтобы в парламент в принципе не шли ни по спискам, ни по округам (если они будут восстановлены) те кандидаты, которые хотели бы заниматься не законотворчеством, не репрезентацией политических взглядов своих избирателей, а решением собственных сомнительных вопросов. При этом имея твердую надежду, что правоохранители не смогут их преследовать за нарушение закона. А сейчас таких депутатов огромное множество и они, мягко говоря, не украшают наш парламент. Их просто нет на заседаниях или они приходят для того, чтобы «отстоять вахту» при блокировании трибуны.

 

— Как могут измениться отношения с Россией после президентских выборов — в случае, если президентом станет Тимошенко или Янукович?

— Отношения с Россией могут нормализоваться только в том случае, если Кремль пересмотрит свои взгляды на Украину. И посмотрит на нее не как на своего вассала, а как на равноправного партнера. Тогда у любого украинского президента будут нормальные отношения с Российской Федерацией. Пока, с моей точки зрения, Кремль не дает оснований полагать, что он изменит свое мнение. Скорее наоборот. Поэтому, если кто-то думает, что только за красивые глаза после президентских выборов в Кремле изменят свое отношение к Украине — тот как минимум ошибается. А если кто-то из кандидатов думает, что после президентских выборов он пойдет на уступки Кремлю и начнет сдавать национальные интересы, то такой кандидат должен осознавать, что в таком случае он встретит серьезное сопротивление как внутри парламента, так и главным образом за его пределами — со стороны гражданского общества.

 

— Каким вы видите геополитическое будущее Украины? Сегодня двери ЕС и НАТО для нас закрыты, с Россией отношения тоже не из лучших. Как быть в такой ситуации?

— Киев имеет достаточно ресурсов — разно­образного характера — для того, чтобы самостоятельно формировать основы своей политики и взаимодействовать (когда это необходимо) с любым странами или объединениями стран во всем мире. Нужно просто иметь достоинство и исходить из собственных национальных интересов, не танцуя ни перед Москвой, ни перед Вашингтоном, ни перед Брюсселем. Все события и решения последних лет указывают на то, что в этих столицах всем одинаково безразлична Украина и ее национальные интересы. И кроме нас самих эти интересы никто не защитит. Это должен понимать каждый кандидат в президенты. В том числе и те, кто считает, что частота визитов в Кремль прямо пропорциональна электоральной поддержке в Украине.

 

— Каким вы видите, собственное политическое будущее, будущее движения «За Украину!»? Возможно, что оно станет партией?

— Гражданское движение «За Украину!» может стать партией, но только в том случае, если это будет необходимо людям, которые его поддерживают. Такая поддержка есть, я езжу по областям, встречаюсь с людьми, причем без любой цензуры, и они говорят то, что думают на самом деле. И особенно патриотичные избиратели сами поднимают этот вопрос.