Произойдут ли в ближайшее время прорывы в белорусско-украинских отношениях? Почему между соседними государствами до сих пор не ратифицировано соглашение о государственной границе? Смогут ли Киев и Минск договориться о совместных действиях в сфере транзита, угрожая Москве согласованной позицией? На эти вопросы в передаче «Экспертиза Свободы» отвечают из Минска политолог Андрей Федоров, из Киева – эксперт по международным вопросам Виталий Портников.

 

- Визит в Минск министра иностранных дел Украины Петра Порошенко снова заостряет внимание на проблеме, почему Украина и Беларусь, два братских славянских государства, как любят говорить в Минске и Киеве, до сих пор не имеют ратифицированного соглашения о государственной границе. Напомним, что такое соглашение было подписано в 1997 году и было ратифицировано Украиной, но белорусский парламент этого до сих пор не сделал. Виталий, как вы это объясните, какие политические причины вы тут видите?

 

Портников: Я бы не говорил, что это какой-то чрезвычайный случай для постсоветского пространства. До сих пор нет соглашения о границе между Россией и Украиной, немало пограничных проблем между государствами Центральной Азии. Очевидно, эти проблемы могут прекратиться, когда страны бывшего СССР согласятся с необходимостью своей интеграции в международные структуры. Тогда под давлением международных механизмов они будут вынуждены решать эти проблемы в соответствии с нормами международного права. Сейчас, когда Россия, Украина и Беларусь живут на обочине международных интеграционных процессов и живут скорее «по понятиям», а не по нормам международного права – каждая из стран может выставлять партнеру  определенные условия, которые связаны не столько с границей, сколько с решением других политических проблем. Так что нам еще довольно долго ждать, когда такие границы появятся, и когда станет понятным, какой режим их использования.

 

- Возможно, из Киева это всё видится по-другому. Но из Минска видится, что Украина взяла курс на вхождение в европейские структуры. И очевидно, что на этом курсе несогласованная граница с Беларусью – большая проблема.

 

Портников:  Я соглашусь. Но снова повторю, что Украина до сих пор не имеет границы и с Российской Федерацией. Украина имеет проблемы с Румынией вокруг острова Змеиный – хотя Румыния друг Евросоюза и НАТО. Я бы не стал воспринимать демагогию сегодняшнего президента Украины про европейский вектор как-то серьезно. Виктор Ющенко – это так себе украинский «Александр Лукашенко», только демагогия белорусского президента связана с интеграцией с Россией. Но строительство государства абсолютно одинаковое – создание чудесных возможностей для клана Ющенко (к счастью, эта эпоха через несколько месяцев заканчивается) и неплохих  возможностей для Лукашенко и его правления в Беларуси (вряд ли эта эпоха скоро закончится).

 

- Стоит напомнить, что конкретная материальная причина того, что до сих пор не ратифицировано соглашение о границе – долг украинских предприятий Беларуси в размере более 100 миллионов долларов, который появился еще во времена распада СССР. Неужели это настолько неподъемная цифра, что два государства не могут решить эту проблему?

 

Федоров: Во-первых, соглашусь с господином Портниковым в том, что если бы было желание и стремление этих стран присоединиться к Евросоюзу, хотя бы в смысле ценностей, то вопрос о границе уже был бы решен. Когда начиналась эта история, Беларусь подыгрывала России. Она считала, что отсутствие у Украины официально обозначенных границ очень притормозит ее путь в Европу, и в первую очередь, в НАТО. Возможно, сейчас это уже не имеет такого большого значения, но все равно остается вероятностью для Минска выторговать себе некоторые преимущества. С другой стороны, если бы это было очень существенно для руководства Украины, то оно нашло бы возможность или надавить на эти предприятия, или самим заплатить из государственного бюджета, чтобы снять проблему – поскольку деньги эти никак не могут рассматриваться Украиной как большие. 

 

- Виталий, почему  Украина не может найти такие деньги? Не видит перспектив в отношениях с Беларусью, чтобы заниматься этой проблемой?

 

Портников: Я думаю, что это мало кого беспокоит. Единственный человек, который про это вспомнил – это президент Украины Виктор Ющенко на последнем совещании с Виктором Порошенко. Но дипломаты, которые при этом присутствовали, рассказывали, что, по их мнению, Ющенко умышленно дает министру такие поручения, которые невозможно выполнить – чтобы у Ющенко была возможность обвинять Порошенко, если в этом появится необходимость. Поэтому про то, что за месяц можно решить белорусско-украинский вопрос, который не решается 13 лет, можно забыть. И это не главный вопрос белорусско-украинских отношений. Главное – насколько стороны могут взаимодействовать в рамках «Восточного партнерства», договариваться в энергетической сфере и так далее. Пока мы видим только маневры с обеих сторон. Обе стороны демонстрируют России, что Минск и Киев могут договориться. Но они хотят не договориться, а напугать Москву. Однако это не очень конструктивный подход к двусторонним отношениям.

 

- Могут ли Киев и Минск договориться о совместных действиях в сфере транзита, угрожая Москве совместной позицией? Или они просто пугают Москву такой вероятной связкой, но на самом деле на нее не способны?

 

Федоров: Гипотетически можно представить, что Минск и Киев могут договориться. Но тогда встает другой вопрос. Как мы знаем, Россия хочет построить газо- и нефтепроводы в обход Беларуси и Украины. В таком случае Москва могла бы ускорить этот процесс. Тут игра идет больше с прицелом на Москву. И Минск и Киев пробуют решить свои вопросы, пугая Москву тем, что они объединяются. Но на самом деле трудно представить, что такое объединение состоится. Минск сейчас активно добивается того, чтобы цена российского газа составила на следующий год 166–168 долларов за квадратный кубометр. Поэтому жестко ставит вопрос повышения стоимости транзита (который, к слову, в два раза короче украинского) – этот вопрос вряд ли будет поставлен Минском всерьез.

 

Перевод: Светлана Тиванова