Как пишет американский аналитик Пол Гобл (Paul Goble), Москва и Киев выработали совместный план по включению молдавского Приднестровья в состав Украины. Этот шаг, который станет решением одной из самых  затяжных проблем в Европе, нуждается в дополнительной верификации; однако он соответствует нынешним великодержавным тенденциям российской политики.

Россия становится активным действующим лицом на европейской сцене. Внешнеполитический курс, заявленный нынешним президентом Дмитрием Медведевым в интернет-выступлении в 2008 году, ещё до того, как он занял свой пост, характеризуется стремлением отойти от регресса последних двадцати лет и вновь утвердить своё влияние в «ближнем зарубежье».

Несколько не связанных между собой факторов дают реальную возможность для этого. Наиболее ярким из них стало избрание нового президента Соединённых Штатов Америки. Программа насильственного распространения демократии путем угроз и военных действий, осуществлявшаяся Бушем, в значительной мере стала восприниматься как неудача.  Она отдалила от США их прежних союзников и вызывала острую тревогу у России. 

Но Барак Обама не озаботился тем, чтобы предложить новые уверенные внешнеполитические инициативы, а это равносильно сознательному ведению политики изоляционизма. Обама, безусловно, прав в том, что отказался от манеры своего предшественника вешать ярлыки на режимы других стран, типа «ось зла»; однако его безынициативность привела к ситуации политического вакуума. И в Европе этот вакуум собирается заполнить Россия.

Инертность США на европейской политической арене связана с тем, что западные державы всецело захвачены борьбой с Талибаном в Афганистане.

Российские власти хорошо отдают себе отчет в проблемах ведения войны в этой стране и понимают вероятность того, что затея Запада потерпит неудачу. Но в интересах России, чтобы силы НАТО оставались там как можно дольше.

Второй фактор – избрание в этом году нового президента Украины. Практически с того момента, как Виктор Янукович занял этот пост, Москва оказывает на него давление, заставляя играть роль младшего партнёра; Россия эксплуатирует экономические затруднения Украины, чтобы добиться от неё ряда ключевых уступок.

Вдобавок к продлению срока аренды базы Черноморского флота в Севастополе до 2042 года, российский премьер-министра Владимир Путин выступил с предложением о слиянии «Газпрома» и крупнейшей энергетической компании Украины, «Нафтогаза». Украина пока что обдумывает это предложение, которое позволит «Газпрому» фактически контролировать энергоснабжение Украины, а также транзитный транспорт газа в Центральную Европу.

Кроме того, Россия получила разрешение на восстановление присутствия в Крыму своих спецслужб – ФСБ. На прошлой неделе крымский парламент принял решение о придании русскому языку статус государственного, разрешив его официальное использование, наряду с украинским, в бизнесе и в образовании. Крымский полуостров – потенциальный очаг напряжённости; впрочем, его жители во время выборов активно поддерживали кандидатуру Януковича.

В начале этого года Россия образовала таможенный союз, в который, кроме неё, вошли Казахстан и Белоруссия, два государства, где с начала 1990-х годов у власти стоят авторитарные лидеры, Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко, соответственно. В настоящее время ни Казахстан, ни Белоруссию нельзя считать сателлитами Москвы; их стратегия лучше всего описывается как «избегающее поведение», стремление уклониться от вовлечения в сферу притяжения России.

Однако Белоруссия, как член Организации Договора коллективной безопасности, ОДКБ, принимает участие в продолжительных военных учениях, проводимых Россией. В прошлом году операция «Запад» имитировала ответ на нападение НАТО на Калининград, с предполагаемым продвижением вооруженных сил в пределы Латвии до изгнания агрессора. Латвийское правительство этот учебный маневр не позабавил, что неудивительно.
В настоящее время одной из периферийных неудач российской стратегии стала судьба низложенного киргизского президента Курманбека Бакиева, в начале апреля утратившего президентский пост в результате восстания в Бишкеке. Какое-то время Москва предпринимала определенные шаги по обеспечению дружественного России правительства в Кыргызстане. Бакиев пришёл к власти в 2005 году после того, как в ходе «тюльпановой революции» был смещён его предшественник, Аскар Аскаев, бежавший в Казахстан, но в последнее время перебравшийся в Москву.

А вот Бакиеву удалось добраться до Минска, где он и его семья смогли воспользоваться гостеприимством Лукашенко. Белорусский президент проигнорировал требование о выдаче беглого президента и разгневал Москву своим заявлением, что Бакиев должен вернуться и принять участие в референдуме по вопросу о нахождении его на своём прежнем посту. Похоже, Лукашенко действительно напуган возможностью свержения диктатора в ходе народной революции. Но, защищая Бакиева, он, по крайней мере, временно, разрушает планы российских руководителей.

Таким образом, евразийская карта стала шахматной доской, на которой разыгрываются партии с участием России в качестве постоянной фигуры. Чего нельзя добиться силой, иногда удаётся получить в результате экономического давления, оказываемого через государственный гигант, компанию «Газпром»; председателем Совета директоров этой компании раньше был Дмитрий Медведев.

Однако России порой приходится действовать с превышением своих возможностей. Хоть она и является основной силой в регионе, её военный потенциал испытывает перенапряжение. Российские вооруженные силы смогли утихомирить грузин в 2008 году, но они не в состоянии утвердиться в более крупных странах. Кроме того, махинации российского руководства настолько откровенны и прозрачны, что все соседи России, включая Украину Януковича, не могут не тревожиться.

На внешнеполитические цели России оказывают влияние и два других фактора. Во-первых, хотя российская экономика после периода упадка оправилась, она по-прежнему сконцентрирована вокруг нефти и газа и, следовательно, безнадёжно зависит от колебаний цен на эти энергоносители.

Во-вторых, с 1991 года тревогу вызывает неуклонное сокращение численности населения России на фоне низкой ожидаемой продолжительности жизни, плохого состояния здравоохранения и слабой социальной инфраструктуры. В 2009 году был зарегистрирован небольшой прирост населения, однако Россия далеко тут отстает от таких стран как Китай и Индия.

Глубинные социальные проблемы России мешают возвращению ей в ближайшем будущем статуса сверхдержавы; однако своим нынешним положением она по-прежнему глубоко не удовлетворена.

Дэвид Марплс – преподаватель русского языка и восточноевропейской истории в университете провинции Альберта (Канада).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.