Еще несколько дней назад практически все наши политологи и эксперты, притом претендующие на серьезность, убеждали нас в том, что в ближайшие дни мы станем свидетелями договоренности о продлении соглашения между Россией и Азербайджаном по аренде Габалинской РЛС. Хотя ради справедливости надо отметить, что примерно с тех же позиций выступали и наши российские коллеги. А сегодня все пытаются с той же серьезностью объяснить причины, по которым не удалось достичь договоренности, и, как следствие, прекращение эксплуатации Габалинской РЛС со стороны России.
 
Не стану особо акцентировать внимание на том, что, в отличие от политиков, умение верно прогнозировать развитие политических процессов, событий является показателем профессионального уровня экспертов и политологов и, как следствие, главным мерилом определения их «рыночной цены» как таковых. На самом деле, кому нужен эксперт или же политолог, который не способен даже приблизительно верно прогнозировать развитие геополитически важных сюжетов?
 
Но всего хуже то, что те же эксперты, которые, по сути, «сели в лужу», сегодня пытаются убедить всех вокруг в том, что ничего страшного не произошло, отношения между Азербайджаном и Россией будут развиваться по нарастающей. В унисон им вторят представители правящей партии и государственные чиновники среднего звена, ответственные за внешнюю политику. Не привык ставить под сомнение интеллектуальный уровень оппонентов. Тем более что большинство из них, по моему мнению, на самом деле являются достойными уважения специалистами. Но, честно говоря, и самому не хочется себя чувствовать в положении «наивного идиота» с широко раскрытыми глазами.
 
Решение о приостановке Россией аренды Габалинской радиолокационной станции (РЛС) в Азербайджане продиктовано в первую очередь отсутствием необходимости ее практического применения; на смену устаревшим РЛС сейчас идут станции нового поколения типа «Воронеж», заявил РИА «Новости» во вторник источник в российском военном ведомстве.
 
«Все задачи, которые ранее возлагались на РЛС в Габале, в состоянии взять на себя РЛС нового поколения «Воронеж-ДМ» системы предупреждения о ракетном нападении, созданная по технологии высокой заводской готовности в районе города Армавир Краснодарского края», – сказал РИА «Новости» источник в Минобороны РФ.
 
Официальный Баку считает, что приостановка деятельности Габалинской РЛС не повлияет на двусторонние отношения Азербайджана и России. «Со дня обретения Азербайджаном независимости и по сегодняшний день республика сотрудничает с Россией как с соседним и дружественным государством во всех сферах, и за эти годы были достигнуты большие успехи», – сказал «Тренд» в понедельник заместитель руководителя Администрации президента Азербайджана, завотделом по внешним связям Новруз Мамедов.
 
«Решение о приостановке эксплуатации Габалинской РЛС – это политическое решение, которое вызвано тем, что Россия не видит угроз со стороны Ирана». Об этом АПА в свою очередь заявил эксперт, известный российский журналист, член Общественной палаты при президенте России Максим Шевченко.
 
«Приостановка эксплуатации показывает, что Россия не считает, что со стороны Ирана существует какая-либо угроза. Этот шаг дружественный по отношению к Ирану. У Габалинской РЛС было одно назначение – предотвращение возможного нападения с юга на Советский Союз. Находясь на территории Азербайджана, станция контролировала иранское направление. Сегодня Россия тем самым показывает, что Иран не является для нее противником, и никаких угроз со стороны Ирана она не видит», – заявил М.Шевченко.
 
«Азербайджано-российские отношения зависят не только от платы за аренду Габалинской РЛС». Ну а об этом в интервью московскому корреспонденту АПА сказал депутат Милли Меджлиса, политолог Расим Мусабеков. По его словам, между двумя государствами налажено тесное сотрудничество в ряде сфер: «Думаю, это сотрудничество продолжится на прежнем уровне».
 
Р.Мусабеков отметил, что в ходе переговоров российской стороне следовало изложить важность станции для ее безопасности и то, какую лепту может внести Габалинская РЛС в безопасность Азербайджана: «Однако Россия этого не делала. Они говорили, что Габалинская РЛС нужна нам, вы отдайте ее нам за сумму, которая устраивает нас! Это пожелание России не соответствовало уровню двусторонних отношений. В действительности, с точки зрения безопасности, Россия не настолько нуждалась в этой станции. Россия этим хотела всего лишь показать свое присутствие в Азербайджане. Это не соответствовало интересам Азербайджана.
 
К решению России об отказе от эксплуатации Габалинской РЛС следует относиться хладнокровно. Россия в свое время столкнулась с подобной проблемой в Украине, отказавшись от радиолокационных станций, расположенных на территории этой страны. Но это вовсе не значило, что Россия и Украина стали врагами.
 
Азербайджано-российские отношения построены на основе двусторонних интересов, и они должны продолжаться».
 
Отказ российской стороны от продолжения эксплуатации Габалинской радиолокационной станции не должен стать поводом для возникновения напряженности в азербайджано-российских отношениях. Как сообщает 1news.az, об этом журналистам заявил исполнительный секретарь правящей партии «Ени Азербайджан» Али Ахмедов.
 
По его словам, азербайджанская сторона выступила с предложением о продлении срока эксплуатации Москвой Габалинской РЛС, однако российская сторона не приняла это предложение. «Это решение было принято в рамках нормальных отношений и переговоров между двумя странами. Это выбор России. Если Россия пришла к решению не эксплуатировать в дальнейшем Габалинскую РЛС, это не может служить поводом для возникновения напряженности в наших отношениях», – подчеркнул он.
 
По словам А.Ахмедова, Азербайджан является независимым государством, демонстрируя «свою независимость по всем параметрам». «И приостановка деятельности Габалинской РЛС не станет поводом для возникновения напряженности между двумя странами», – сказал исполнительный секретарь ПЕА.
 
Как он отметил, азербайджано-российские отношения формируют множество факторов, в том числе экономические, человеческие, культурные связи. «Все это формирует двусторонние отношения на основе взаимных интересов. И один эпизод не должен привести и не приведет к напряженности этих отношений», – подчеркнул А.Ахмедов.
 
По его словам, Габалинская РЛС может быть использована в дальнейшем, если это будет важным с точки зрения обеспечения безопасности Азербайджана.
 
Но при этом звучат и более трезвые оценки происходящего. «РЛС полностью противоречила национальным интересам Азербайджана. Во-первых, эта РЛС заражает окружающую среду, облучает население, в этом регионе очень много больных с различного рода тяжелыми заболеваниями. Особенно это распространяется на детей, беременных женщин. С другой стороны, это военный объект России, и Азербайджан, который проводит прозападный курс, оказывается в некоторой неудобной ситуации, учитывая то, что российский объект работает против Запада. Кроме того, эта РЛС являлась анахронизмом «холодной войны», поэтому ее закрытие было необходимым», – считает политолог Вафа Гулузаде.
 
Для России Габалинская радиолокационная станция важна, поскольку ни одна из новых РЛС, вводимых в строй, не компенсирует ее возможности. Об этом ИА Regnum заявил российский военный эксперт Владислав Шурыгин. По его мнению, решение российской стороны о прекращении эксплуатации Габалинской РЛС – результат большой «дипломатии торгов» Азербайджана.
 
Тем не менее, полагает эксперт, Россия и Азербайджан достаточно давно ведут переговоры по этому вопросу, и, скорее всего, компромиссное решение будет найдено. «В перспективе эта станция обречена в любом случае, ведь содержать такой объект на территории другого государства накладно во всех смыслах. Но, думаю, еще год-два Габала проработает», – отметил он.
 
По мнению Шурыгина, жесткая позиция Азербайджана, проявившаяся в требовании более чем в 40 раз повысить цену за аренду РЛС, отчасти связана с попыткой повлиять на позицию Москвы в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта.
 
«Нагорно-карабахский конфликт – вопрос, который с места никак не двигается. В Баку попытались показать России, что устали от этого. В целом в российско-азербайджанских переговорах по Габалинской РЛС очень много дипломатических слоев и нюансов, которые можно разбирать и разбирать», – подчеркнул собеседник.
 
Что касается последствий для Азербайджана, Шурыгин отметил, что Габалинская РЛС – тот фактор, который заставлял Россию в некоторой степени оглядываться на Азербайджан при принятии тех или иных решений. «В остальном эта станция для него бессмысленна. Угроз безопасности Азербайджана стратегического характера нет, с космоса по нему ракетами бить никто не собирается. Да и в экономическом плане Азербайджан – не бедная страна, и аренда за Габалинскую РЛС не играет для него такой уж существенной роли», – подытожил он.
 
Одним словом, в целом стороны пытаются делать хорошую мину при плохой игре. Во-первых, сразу отмечу, что речь идет об угрозе исключительно с иранского направления. РЛС контролирует территории Ирана, Турции, Китая, Пакистана, Индии, Ирака, Австралии, а также большую часть африканских стран, островов Индийского и Атлантического океанов.
 
По большому счету, речь идет о контроле над всеми американскими базами в регионе, всеми американскими кораблями военно-морских сил, способными нести средства доставки на средней и большой дальности, то есть ракеты и самолеты.
 
Наоборот, Габалинская РЛС на данном этапе в определенной степени являлась объектом, обеспечивающим и противовоздушную оборону Ирана, учитывая союзнические отношения между Тегераном и Москвой.
 
Во-вторых, на самом деле, функционирование Габалинской РЛС на территории Азербайджана являлось нонсенсом. И дело вовсе не в союзнических отношениях между Россией и Арменией и прозападной ориентации Азербайджана. Хотя и эти факторы являются существенными. Габалинская РЛС следила за территорией нашего единственно надежного союзника в регионе, то есть Турции. Еще два года назад этот момент можно было не принимать в расчет. Россия и Турция надеялись довести отношения до уровня стратегического партнерства.
 
Но сегодня ситуация изменилась. Россия и Иран, которые являются неформальными военно-политическими союзниками в регионе, рассматривают размещение элементов ЕвроПРО и американских Patriot на территории Турции как угрозу собственной безопасности. Кроме того, эксперты и политики не исключают варианта силового урегулирования конфликта вокруг иранской ядерной программы, против чего последовательно выступает Россия. Естественно, в случае развития событий по этому варианту Турция, будучи членом НАТО и союзником США на этот раз не сможет остаться в стороне.
 
В этих условиях существование на территории Азербайджана, который, является союзником Турции, «враждебной» РЛС, следящей за турецкой территорией, – на самом деле абсурд.
 
В-третьих, функционально, то есть с чисто военно-технической точки зрения, Габалинская РЛС, на самом деле, постепенно перестает иметь значение для России, а Азербайджану она вообще не нужна. Да, она постепенно перестает, но еще не перестала иметь значение с военно-технической точки зрения для России. Еще необходимо «обкатать» РЛС в Армавире, которая полностью войдет в строй до конца текущего года.
 
Однако Габалинская РЛС имеет для России с военно-политической точки зрения огромное значение. Это последняя военная база России на территории Азербайджана, где постоянно находились более тысячи российских военнослужащих. По сути, Габалинская РЛС была гарантом сохранения Азербайджана в сфере военно-политического влияния России.
 
Только политические лицемеры или же очень наивные люди могли полагать, что можно иметь на собственной территории военную базу России и при этом иметь перспективу интеграции в евроатлантическое пространство. Теперь этого препятствия больше нет.
 
Именно на этот момент обращает внимание известный американский политолог Ариэль Коэн. Отказ России от продолжения аренды радиолокационной станции (РЛС) в Габале открывает возможности для новых военно-политических связей Азербайджана, считает член Экспертного совета «Тренд», ведущий эксперт фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политике Ариэль Коэн.
 
«Я не удивлен, что Россия отказывается от соглашения по Габале», – сказал «Тренд» во вторник Коэн.
 
Сегодня, по его словам, Москва имеет новую технологию создания систем раннего предупреждения, которая позволяет российским военным покрывать большие площади с территории России, что менее затратно, чем содержать РЛС за рубежом.
 
«Решение (выйти из переговоров по Габалинской РЛС) открывает новые возможности для новых военно-политических связей Азербайджана», – сказал Коэн.
 
Именно это, то есть «новые возможности для новых военно-политических связей Азербайджана», коренным образом противоречит геополитическим и военно-политическим интересам России в регионе. Функционирование Габалинской РЛС, в принципе, исключало появление этих новых возможностей.
 
В-четвертых, правы те политологи и эксперты, полагающие, что функционирование военного объекта такого стратегического значения, как Габалинская РЛС, заставляло Москву хотя бы отчасти оглядываться на Баку при реализации региональной внешней политики. Необходимо четко осознать, что этого сдерживающего фактора больше нет.
 
При всем уважении к известному политологу и депутату Милли Меджлиса Расиму Мусабекову, думаю, не совсем корректно сравнивать нынешнюю ситуацию с той, которая в свое время сложилась между Россией и Украиной из-за РЛС. Хотя бы по той простой причине, что Россия до сих пор имеет самые крупные военно-морские базы на Черном море на территории Украины.
 
Еще раз напомню, что Габалинская РЛС является последней российской военной базой на территории Азербайджана. С прекращением ее эксплуатации российского военного присутствия на территории Азербайджана не будет. Это совсем другая ситуация. Но и это не все…
 
В-пятых, сильно ошибаются те, если, конечно, они искренни в своем заблуждении, в чем автор этих строк также сильно сомневается, которые утверждают, что и без Габалинской РЛС Россия сильно заинтересована в поддержании нормальных отношений и сотрудничестве с Азербайджаном, который является лидером региона. Ведь Россию на Южном Кавказе интересуют ни экономика, ни финансовая выгода, а геополитика. Вот тут-то сторонам не в чем сотрудничать. Внешняя политика Азербайджана объективно работает на ограничение военного присутствия России, то есть сужение ее сферы влияния, притом военно-политического, реализацию транспортно-коммуникационных и энергетических проектов в обход России или же с ее минимальным участием, притом эти проекты в перспективе должны охватить и Среднюю Азию, что приведет к вытеснению Москвы из еще одного региона. И, наконец, нельзя считать, что официальный Баку занимает приемлемую для Москвы и Тегерана позицию по сирийскому вопросу и конфликту вокруг иранской ядерной программы, особенно если учесть масштабы военно-политического сотрудничества Азербайджана с Израилем.
 
Далее, самым наглядным показателем взаимной потери интереса к сотрудничеству является факт того, что президенты России и Азербайджана, мягко говоря, избегают личной встречи. Мне могут возразить, что Азербайджан закупает и российское, притом современное, вооружение. Все верно. Но это бизнес, притом выгодный для российской стороны. В отличие от союзников России по ОДКБ, в том числе и от Армении, Азербайджан платит за это современное вооружение по полной программе. У российского вооружения не так много платежеспособных покупателей. Тем более что это вооружение не делает погоду.
 
В-шестых, в свете всего вышеизложенного необходимо осознать, что после прекращения эксплуатации Габалинской РЛС, то есть ликвидации последней российской военной базы на территории Азербайджана, военно-политическая значимость Армении для Москвы повышается, если, конечно, речь не идет об уходе России с Южного Кавказа. Думаю, Владимир Путин – не тот лидер, который просто так, без боя сдаст Южный Кавказ американцам.
 
Если этот прогноз является верным, то Армения становится единственным для России военно-политическим плацдармом в регионе, сохраняющим шансы Москвы на очередную экспансию, проще говоря, на возвращение Южного Кавказа в сферу собственного влияния.
 
В-седьмых, как говорится, на ошибках участся. Но лучше учиться на чужих ошибках. Надо помнить уроки истории, хотя бы недавней, притом как собственной, так и «братьев по беде». В начале 1993 года официальный Баку добился вывода российских военных баз с территории Азербайджана. Буквально синхронно с этим начались армянские наступления на фронте, мы начали терять территории, и в результате смена власти стала неизбежной.
 
Мне могут возразить, что сегодня не весна 1993 года, да и Азербайджан изменился. И речь даже не о том, что в лучшую или же худшую сторону. Но изменился уж точно. Все верно. Однако…
 
Вспомним более близкую историю. В конце 2007-го, а точнее – в начале ноября того года, железнодорожный эшелон вывез из Грузии последнее подразделение упраздненной 12-й военной базы, дислоцировавшейся в Батуми, а также остатки российского военного имущества. Так был положен конец российскому военному присутствию на неоккупированной части Грузии. До августа 2008 года оставалось всего семь месяцев.
 
Одним словом, не могу, конечно, со стопроцентной уверенностью утверждать, что история повторится, но нам, безусловно, необходимо быть готовыми к возможным российским провокациям, притом разного рода. То есть речь не только о провокациях на карабахском фронте.
 
И прежде всего необходимо гарантировать военно-политическую безопасность в пожарном порядке, проще говоря, активно, а главное – настойчиво использовать «новые возможности, о которых не раз писала наша газета, и о которых сегодня открытым текстом говорит Ариэль Коэн…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.