Юлия Тимошенко — таки удивительная женщина! Умудриться быть костью в горле третьему подряд президенту?! Она стала клондайком, эльдорадо для отечественных силовиков: для того, чтобы получить от президентов желаемое, главное — зайти в кабинет, держа на вытянутой руке что-нибудь на «сучку дорогую», «сучку блохастую» или «эту суку». При Викторе Януковиче, для которого надежное избавление от Юлии Тимошенко — идея-фикс, уголовное преследование Тимошенко для сотрудников и руководителей ГПУ, МВД и СБУ стало не просто карьерным лифтом, а превратилось в оправдание в глазах президента масштаба развернутой силовиками бизнес-модели. Ведь теперь это не только поиск информации, а и создание информационного продукта, и разгон сигнала в медиа. А это все очень большие затраты. «Орлы Захарченко», которым доверено обеспечение медиа-сопровождения темы Тимошенко в отечественных СМИ, пока что, в отличие от «орлов Кравченко», стреляют программами, документальными фильмами, сценариями телешоу, статьями и новостями. Обвинение в организации убийства — это последний по разрушительной силе удар, который власть наносит Тимошенко. Впрочем, всегда в запасе остается убийство как таковое.
 
Предъявление Юлии Тимошенко Генеральной прокуратурой подозрения в участии в организации убийства народного депутата Евгения Щербаня заставило покопаться в памяти. В те времена «ЗН», по мере информационных возможностей, старалось находиться в курсе событий, разворачивавшихся на полях газовой и днепропетровско-донецкой брани. В середине 90-х, стоявший у руля Павел Лазаренко, присылал в издательство «Пресса Украины» машину для получения сигнального экземпляра «Зеркала недели»: из наших статей, вскрывающих схемы работы на газовом рынке и рынке атомной электроэнергии, начальство Павла Лазаренко получало представление о масштабах «крысячничества». Однако, если с днепропетровцами было все более-менее ясно, то происходящее в донецком клане оставалось весьма закрытым для СМИ: до Киева долетала то ли гроза, то ли эхо идущей войны. В течение недели я встретилась с рядом людей, имевших непосредственное отношение к событиям тех лет и восстановила в памяти версии, связанные со смертью Евгения Щербаня. Большинство из моих собеседников — крупных бизнесменов, настоящих генералов СБУ и МВД, рыбачащих на пенсии политиков — в основном строили свои версии на извечном принципе «Кому выгодно?». Часть склонялась к тому, что — Лазаренко, часть к тому, что — Ахметову. Однако были и те, кто настаивал на непричастности к убийствам Брагина и Щербаня как Павла Лазаренко и, соответственно, Юлии Тимошенко, так и Рината Ахметова.
 
Версии
 
Президентская. Популярность Евгения Марчука, как во время его премьерства, так и после, сложно переоценить. Уволенный «за создание собственного политического имиджа», Евгений Кириллович доизбрался в парламент по одному из полтавских округов и возглавил фракцию, созданную в Верховной Раде Евгением Щербанем — человеком жестким, энергичным, деятельным и, по тем временам, чрезвычайно богатым. Синергия влюбленности интеллигенции в Марчука, его (как экс-главы СБУ) складов компромата и финансовых возможностей Щербаня превращали Евгения Кирилловича в чрезвычайно опасного соперника для действующего президента. Авторы этой версии считают, что в окружении Леонида Кучмы мог родиться план по устранению либо самих реальных конкурентов, либо их опор. Этим-де и объясняется как смерть Вячеслава Черновола на бориспольской трассе, так и расстрел Евгения Щербаня. Что касается смерти Ахатя Брагина, то он стал жертвой войны между ворами в законе и картежниками.
 
Московская-1. Эту версию на самом высоком уровне обсуждают шепотом. В начале 90-х, когда экономика развалившегося Союза развалилась вместе со страной, на союзной сходке воров в законе принималось решение о том, где должны крутиться деньги «общака». Якобы остановились на Донбассе — металлоплавильном крае. Десятки миллионов долларов — огромные по тем временам деньги — должны были работать под присмотром Ахатя Брагина и Евгения Щербаня. Металл плавился, продавался заводами за копейки, вывозился за границу, прибыли делились, капитал прирастал. Но после объявления приватизации, хозяева доверенных средств поставили задачу приобрести за эти деньги в их пользу ключевые предприятия Донбасса. И это требование вызвало протест Брагина и Щербаня: молоко, масло, сметана — да, но корова — наша. Тягаться с московским криминальным миром — это было одно, но посвященные помнят, что круг воров в законе и церковь еще с советских времен были естественной средой обитания КГБ. Лидеры новой донецкой жизни столкнулись со сплавом криминала и спецслужб. Что привело к плачевному концу и Брагина, и Щербаня. Но пустоту нашлось кому заполнить. И те, кто пришел на место предшественников по сей день остаются верны девизу: «Техас должны грабить техасцы». Именно этим объясняется гордость Януковича-губернатора, неоднократно подчеркивавшего, что российского бизнеса в Донбассе при нем не было. Нежелание быть поглощенным Кремлем в рамках Таможенного союза также уходит корнями в те времена.
 
Московская-2. Все то же самое, но с диаметрально противоположными последствиями. После того, как спецназовец Болотских, по кличке «Москвич», удачно проконсультировал членов банды Кушнира в вопросе использования взрывчатки на стадионе «Шахтер» и лично выпустил пулю в затылок Евгения Щербаня в аэропорту, московские криминально-спецслужбовские круги нашли общий язык с Ринатом Ахметовым и способствовали его возведению на донбасское царство. Есть те, кто считает империю самого состоятельного человека в Восточной Европе вместилищем интересов людей, победивших амбиции «техасцев», но не стремящихся к публичному объявлению перечня трофеев.
 
Quid prodest-1. По свидетельствам очевидцев, Ринат Ахметов — правая рука Ахатя Брагина — после смерти своего друга и партнера почти три года не выходил за пределы резиденции фирмы «Люкс» в Донецком ботаническом саду. Однако, это не помешало Ринату Леонидовичу оказаться во главе бизнес-империи, основы которой закладывали Брагин и Щербань. Четко и публично свою версию двух заказных убийств в Донецке в своем обращении изложила Юлия Тимошенко: «Евгений Щербань был одним из пяти основателей корпорации «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД), владевшей сотнями предприятий, незаконно приватизированных в 90-х годах. Кроме Евгения Щербаня, владельцами корпорации ИСД были Александр Момот, Ахать Брагин и Ринат Ахметов. Пятым теневым совладельцем корпорации ИСД был тогда молодой политик Виктор Янукович, который сейчас является президентом Украины.
 
Евгений Щербань был безоговорочным лидером этой группы, народным депутатом и лидером Либеральной партии Украины. Но на протяжении короткого времени были трагически убиты три владельца корпорации ИСД.
 
Евгений Щербань и Александр Момот были застрелены в Донецке, а Ахать Брагин — подорван на донецком стадионе. После этого вся собственность корпорации ИСД, которая оценивается в миллиарды долларов США, перешла Виктору Януковичу и Ринату Ахметову. После трагического убийства Евгения Щербаня губернатором Донецкой области также смог стать Виктор Янукович. Руководители банды, убившей Евгения Щербаня, были сразу же ликвидированы в Донецкой исправительной колонии, за которой вели надзор в то время прокуроры Кузьмин и Пшонка. Что еще надо объяснять и при чем здесь к убийству Евгения Щербаня моя фамилия?!».
 
Если забыть, что Ахать Брагин не мог быть совладельцем ИСД, ибо был убит еще до создания Индустриального союза Донбасса, то в целом изложенная версия разделяется не только Юлией Тимошенко. Брендовая оболочка и часть активов ИСД при отпочковании достались Сергею Таруте, Виталию Гайдуку и Олегу Мкртчяну. Большая же часть активов и донецкая корона оказалась в распоряжении Ахметова и Ко.
 
Впрочем, американские адвокаты Рината Ахметова с этим категорически не согласны: «На протяжении более восьми лет мы выступаем в качестве адвокатов г-на Ахметова. В течение этого времени, вместе с международной консалтинговой компанией «Кролл», мы исчерпывающим образом провели многократные расследования подобных ложных обвинений. Мы не обнаружили доказательств какого-либо рода, свидетельствующих о том, что г-н Ахметов был причастен к трагическим событиям в отношении г-на Щербаня и других бизнесменов. По правде говоря, некоторые из погибших в 1990-х годах бизнесменов были самыми близкими друзьями г-на Ахметова».
 
Кроме того, адвокаты пообещали в ближайшее время явить миру историю каждого актива, принадлежащего Ахметову.
 
Quid prodest-2. Убийства Ахатя Брагина и Евгения Щербаня были выгодны Павлу Лазаренко и владельцу патронируемой им корпорации ЕЭСУ Юлии Тимошенко. Конкуренцию между донецкой и днепропетровской группами породили не эти люди. Она берет свое начало еще с компартийных времен. В 90-е она перешла в новую, бизнесово-криминальную плоскость. Получив доступ к админрычагам первый вице-премьер, а впоследствии премьер Павел Лазаренко лоббировал интересы целого ряда структур, среди которых ведущими были ЕЭСУ и «Созидание». Лазаренко взял под контроль кровь экономики — энергетику. Ключ к успеху в случае с ЕЭСУ состоял в том, чтобы обязать директоров крупнейших и платежеспособных предприятий закупать газ именно у этого поставщика. За газ расплачивались продукцией. Как правило, по себестоимости. А потом, эта экспортоликвидная продукция реализовывалась на внешних рынках с огромной прибылью. Именно поэтому Лазаренко был заинтересован в том, чтобы ЕЭСУ поставляла газ не в Донецкую область, а непосредственно на ее предприятия.
 
Родившийся почти одновременно с ЕЭСУ, ИСД стал препятствием между газом и заводом. Действовал уже вышеупомянутый принцип: «техасцы» защищают свою территорию. Не сумев пробиться через заслон, Павел Лазаренко, по версии нынешнего следствия, принимает решение устранить ключевую фигуру, препятствующую в доступе к заводам Донецкой области, а именно — Евгения Щербаня. Юлия Тимошенко, по версии ГПУ, в здравом уме и твердой памяти финансирует договоренность о совершении заказного убийства, заключенную с криминальным авторитетом Матросом (он же — Мильченко), переводя со счетов своей офшорной компании сумму почти в 3 млн долларов. Допустим. И что же Лазаренко получает взамен? Доступ к заводам? Нет, поскольку расчеты с ЕЭСУ, поставляющей в область газпромовский газ, ИСД как производил трубами Харцызского завода в объеме 600 тыс. тонн в год, а точнее 50 тыс. тонн в месяц, так и продолжал производить уже после смерти Евгения Щербаня. Собственно этими трубами ЕЭСУ и рассчитывалось с «Газпромом».
 
Доступа к заводам корпорация Юлии Тимошенко так и не получила. Может, после смерти Щербаня, его преемники объявили вендетту премьеру и активизировали боевые действия? Ничего подобного. Более того, именно Лазаренко был тем человеком, который сначала убедил Леонида Кучму снять с поста губернатора Владимира Щербаня, убрать неэффективно сменившего его Сергея Полякова, и пролоббировал назначение президентом на должность губернатора Донецкой области Виктора Януковича. Соответствующий указ под нажимом премьера Лазаренко Леонид Кучма подписал на крыле самолета в «Борисполе». А стоявший рядом первый вице-премьер Василий Дурдинец — генерал МВД — кричал президенту: «Що ви робите?! Це ж бандит!».
 
По идее, следствие должно было бы рассматривать все эти и, возможно, другие версии, случись у него желание установить справедливость в деле, послужившем, в свое время, толчком для создания целых бизнес-материков. Однако Генеральная прокуратура, возобновив расследование по делу об убийстве Евгения Щербаня, реанимировала процесс ради поиска доказательств лишь последней версии. Повернуть следствие в нужном для президента направлении могли новые свидетельские показания. Безусловно, всей коллекции данных, полученных ГПУ в предъявленном Юлии Тимошенко подозрении — нет. Однако, уже даже в этом документе появились «находки», которые ранее не содержались как в деле, так и в показаниях в свое время допрошенных свидетелей.
 
Свидетели
 
Журналист «Украинской правды» Сергей Лещенко в 1996 году еще, очевидно, выбирал профессию. Но, это не помешало Сергею скурпулезно разобраться в огромном массиве материалов, судебных документов и протоколов допросов, связанных с делом Лазаренко в США. И сейчас, ознакомившись с текстом прокурорского подозрения, Сергей Лещенко обнаружил две сенсации: «Следователи считают, что у злоумышленников был общий план, согласно которому, Лазаренко должен был подыскать непосредственных участников убийства, а оплату преступления Тимошенко и Лазаренко должны были осуществить вместе.
Согласно этому плану, приблизительно в начале 1996 года Лазаренко якобы сообщает своему советнику по фамилии Кириченко о наличии «смертельной угрозы» для Юлии Тимошенко от представителей донецкой элиты во главе с Евгением Щербанем. По словам Лазаренко, Тимошенко «заказали», и она нуждается в действенной защите со стороны влиятельных криминальных авторитетов.
 
При этом, по информации «Украинской правды», во время допроса в ноябре 2011 года Кириченко не упоминал, что опасность для Тимошенко исходила от Щербаня. Экс-советник Лазаренко только утверждал, что премьер приказал ему перевести средства криминальному авторитету Александру Мильченко по прозвищу Матрос.
 
«В связи с тем, что когда ЕЭСУ зашло на газовый рынок Донецкой области, у нее возникли проблемы, и ей нужна была помощь криминального авторитета», — объяснял Кириченко в ходе того допроса.
 
«У Тимошенко возникли трудности, была опасность для ее жизни, и ей понадобилась криминальная крыша. Лазаренко сказал, а Мильченко подтвердил, что «она сидит на курке», — сказал Кириченко. Вместе с тем на протяжении того допроса он нигде не утверждает, что для решения этой ситуации Тимошенко и Лазаренко заказали Щербаня.
 
В Уведомлении о подозрении, подготовленном Генпрокуратурой, утверждается, что Кириченко не знал и не догадывался о планах Лазаренко и его партнерши. По словам Кириченко, в первой половине 1996 года он привез Мильченко на дачу к Лазаренко в доме отдыха «Пуща-Водица».
 
В дальнейшем стороны встречаются еще несколько раз, после чего в документе появляется первая за последние десять лет сенсация в деле убийства Щербаня. Следователи утверждают, что с организаторами убийства был знаком не только Лазаренко, но и Тимошенко. Более того, согласно документу, Тимошенко с Матросом знакомит лично Павел Лазаренко.
 
Это — сенсация, которая противоречит приговору Луганского суда убийцам Щербаня от 2003 года. В ходе расследования того дела, которое находилось на личном контроле президента Кучмы, ни разу не утверждалось, что Тимошенко была знакома с Мильченко, а тем более заказывала ему «зачистку» Щербаня. О знакомстве Тимошенко с Матросом ничего не говорил и Кириченко на допросе в 2011 году». «Как известно, Евгений Щербань был убит 3 ноября 1996 года. Последние семнадцать лет следователи и журналисты были уверены, что с убийцами рассчитались лишь через несколько месяцев, за рубежом и безналичными переводами. В частности, об этом сказано в приговоре киллерам Луганского суда.
 
Но совсем другая информация содержится в Уведомлении о подозрении. В этом документе указывается, что первые деньги за убийство Павел Лазаренко передал исполнителям... вечером в тот же день — лично, на Украине и денежной наличностью. «Вечером 3 ноября 1996 года Павел Лазаренко, находясь у себя дома на территории дома отдыха «Пуща-Водица», передал своему советнику Петру Кириченко 500 тысяч долларов США денежной наличностью, как часть оплаты за содеянное убийство Щербаня, и приказал отдать их Александру Мильченко. Кириченко, осознав в тот момент, что указанные средства являются платой Мильченко за убийство Щербаня, и 4 ноября 1996 года в вечернее время возле подъезда дома № 84а, что по проспекту Гагарина в г. Днепропетровске, передал их Мильченко, от которого он узнал, что это лишь часть платы за содеянное убийство Щербаня».
 
Это — вторая большая нестыковка с приговором Луганского суда и словами самого Кириченко на допросе осенью 2011 года. Нигде раньше не было ни единого слова о том, что деньги за убийство Щербаня были заплачены денежной наличностью».
 
Подобные свидетельские самородки в материалах ГПУ, найденные на неоднократно перерытом следователями поле, не могли не заставить скептически поднять бровь. Но тут же появился экс-глава СБУ, объявивший, что подобные показания в деле содержались и раньше. Правда, удивительно-объективным образом повел себя в данной ситуации Леонид Кучма, заявивший, при всей своей нелюбви к Тимошенко, что ее имя не фигурировало в направленных на его имя докладах Генерального прокурора Михаила Потебенько.
 
Журналисты «Украинской правды» Сергей Лещенко и Мустафа Найем задаются вопросом: кто мог бы быть свидетелем, давшим новооткрывшемуся следствию такие нужные, с правильно заданным вектором, показания? Попробуем поискать ответ на этот вопрос.
 
Петр Кириченко выступил ключевым свидетелем на стороне обвинения Павла Лазаренко в американском суде. Данный выбор даровал Кириченко свободу под крышей программы защиты свидетелей, но не славу, и уж тем более, не деньги. Особенно те, что остались в покинутой полтора десятка лет назад Украине. До последнего времени на Украине против Петра Кириченко были открыты два уголовных дела и одно против его жены Изабеллы. Под арестом находились четыре, принадлежащих Кириченко объекта недвижимости — три квартиры и одно офисное помещение. На депозите ГПУ находилась сумма в 1,5 млн долларов, собственником которой также являлся Кириченко. В сентябре 2011 г. Изабелла Кириченко приезжает в Киев с целью продать квартиры, с которых якобы снят арест. Изначально гуляла версия о провокации, организованной прокуратурой с целью заманить на Украину жену Петра Кириченко и, по сути, подставив ее, надавив на супруга, получить нужные показания. На самом деле, иногда случайности бывают ярче спланированных сценариев. Изабелла Кириченко получает от маклеров-мошенников справку с печатью Генеральной прокуратуры о том, что арест с квартир снят. Ранее квартира просто сдавалась в аренду, теперь же ее решено было продать. Впоследствии, по словам источника в ГПУ пол-Резницкой ходили смотреть на виртуозно подделанную печать Генпрокуратуры. Дело в том, что под арест квартиры брались тогда, когда еще не существовало централизованного и доступного нотариусам реестра объектов недвижимости, находящейся под арестом или в залоге.
 
Одной из квартир — на Пушкинской — заинтересовалась родственница народного депутата Владимира Пилипенко — неизменного соратника Андрея Портнова и юриста — по совместительству. Пилипенко решает убедиться — сумма немалая — действительно ли нет претензий к данному объекту у ГПУ. Представляете, каким было его удивление, когда оказалось, что квартира под арестом? А какая радость была у следствия, когда оказалось, что реализовывать по фальшивым документам квартиру приехала сама жена Кириченко, а не адвокат или доверенное лицо?
 
Изабелла Кириченко, перенесшая онкологическую операцию, была задержана и три месяца провела в СИЗО, а впоследствии — месяц под домашним арестом. Как сообщает источник ZN.UA в прокуратуре, по времени это совпало с появлением в материалах следствия показаний Петра Кириченко о близких отношениях, в которых состояла Юлия Тимошенко с Павлом Лазаренко.
 
Летом прошлого года в Америку слетал первый заместитель генерального прокурора Ренат Кузьмин. Встречался ли он с Петром Кириченко? Участвовал ли впоследствии, в двух допросах Кириченко, проводимых по спутниковой связи, установленной между ГПУ и консульством Украины в Сан-Франциско? Об этом история официально умалчивает. Не умалчивает она о другом — следствие разжилось новыми показаниями, привязывающими Тимошенко к схеме Лазаренко—Мильченко—Кушнир—Болотских—смерть Щербаня.
 
А вот Петр Кириченко расправил плечи. Во-первых, постановлением Печерского суда, 22 августа 2012 г., было отменено постановление следователя по особо важным делам ГПУ о возбуждении уголовного дела в отношении Изабеллы Кириченко. Ее перестали подозревать в «попытке дачи взятки сотрудникам ГПУ для снятия ареста с недвижимого имущества с целью его дальнейшей продажи». Во-вторых, Петр Кириченко проходил обвиняемым по делу Павла Лазаренко. В 1995—1996 гг. были возбуждены уголовные дела по статьям: 91-я, часть 5 — завладение государственным имуществом в особо крупных размерах, путем злоупотребления должностным лицом своим служебным положением по предварительному сговору с группой лиц; и 206-я часть 1 — незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия. Претензии к Кириченко этим летом были выделены в отдельное дело и 27 сентября 2012 г. постановлением Печерского районного суда г.Киева уголовное дело против П.Кириченко было закрыто «в связи с окончанием сроков давности». Петр Кириченко Печерским судом был освобожден от уголовной ответственности. Арест трех квартир, принадлежащих Петру Кириченко, в настоящий момент снят. Деньги, находившиеся на счетах ГПУ — возвращены. Петр Кириченко поправил свое материальное положение. Следствие — тоже разжилось.
 
А судьи кто?
 
В реанимированном расследовании убийства Евгения Щербаня, которое грозит стать нескончаемым телесериалом, есть, безусловно, множество вопросов — юридических, процессуальных, политических, этических. Все сразу не охватишь. Лично у меня их несколько. И главный из них: а судьи — кто? Выпускники Кадетского корпуса и Института благородных девиц? Одной из целей обвинения Юлии Тимошенко в организации убийства является… попытка снять вопрос Тимошенко с повестки дня отношений Банковой с Западом. Вплоть до принятия закона и снятия обвинений по «газпромовскому» делу. А зачем оно? Если Тимошенко будет осуждена за заказное убийство и коррупцию. Однако, обвинение цивилизованным миром в избирательности правосудия Януковича не будет снято ни при каких обстоятельствах. Просто хочется спросить у действующей власти: господа, когда у вас на малой родине конкурентов десятками и сотнями косили, вы в библиотеке сидели, Ахматову читали? А «смотрящие» по всей стране, гроздьями висящие на каждом министерстве — это все еще страшное наследие Лазаренко? А схемы инкассации всех бизнесов и отраслей — это Юля во власти забыла? А победители тендеров, чье генеалогическое древо совпадает с генеалогией Семьи — это тяжелое наследие днепропетровского клана?
 
Кстати, о делах семейных. Какое отношение к расследованию убийства имеют скабрезные детали, связанные со степенью близости Лазаренко и Тимошенко? Видео с камер наблюдения уже не возбуждает? Знаете, Виктор Федорович, немало украинских журналистов имеют четкое представление об особенностях зазаборно-межигорской жизни. Мы, по возможности, делаем достоянием гласности бизнес-схемы ваших сыновей и раз в год — на День Свободы — пересматриваем потешные видео, где «матеря», «наколотые апельсины» и «американские валенки». Но мы имеем уважение к человеческому достоинству и чувствам всех ваших детей; к чувствам той, которая заперта в Донецке; в конце концов — к вашим чувствам и вашему праву на личную жизнь. Лохи, да?
 
Многие задаются вопросами: почему сейчас? Почему по такой статье?  Ведь и так все под Его контролем. Четких ответов пока что нет. Совершенно очевидно, что открытый процесс над Тимошенко по обвинению, выкаченному прокуратурой, призван растоптать ее имя. А суд присяжных — в Енакиево еще осталось пару десятков людей без должностей, можно выбрать — основательно запрячет Тимошенко за решетку.
 
Политтехнологи относятся к этому скептически. Ибо те, кто верит Юле, не доверяет ни единому слову власти. Те, кто ее считал «воровкой», легко добавят к титулу еще и «убийцу». И первых, и вторых, примерно поровну. Основная же масса — до 60% — скептически относятся как к Януковичу, так и к Тимошенко. Что касается возможного приговора, то Тимошенко будет находиться в тюрьме ровно столько, сколько Янукович будет являться президентом. Освободить ее мог только народ. Те самые 11 миллионов, которые голосовали за нее в 2010-м. Те самые 600 тысяч членов партии «Батьківщина», которыми так гордится Турчинов. Те самые тысячи депутатов всех уровней от партии «Батьківщина». Те самые две дивизии членов партии «Батьківщина», зарегистрированные в Харьковской области. Но 200 бабушек не были похожи на народ...
 
Есть те, кто считает, что подозрение — это лишь повод власти вступить в серьезные торги с Тимошенко. Торги, в результате которых она может быть отпущена на лечение за границу, по сути, в качестве аполитичной тушки.
 
Есть те, кто считает, что дело Щербаня реанимировано еще и с целью осложнить жизнь бизнес-конкуренту. Ринат Ахметов очень долго выстраивал свою империю из тщательно отмытых кубиков, свой имидж из скрупулезно продуманных месседжей и меценатских трат. Зачем власти давать повод и ворошить прошлое, о котором многие так старательно хотят забыть?
 
Есть те, кто считает, что обвинение Тимошенко в убийстве снимет вопрос политзаключенных на Украине и Янукович сможет подписать договор об ассоциации с ЕС. Сможет. Осталось только найти «лыжного инструктора».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.