Окончание - Часть II.

(Начало - Часть I).


О псевдонимах

Всем офицерам буржуазной армии перед операцией были присвоены оперативные псевдонимы. Выдавались и документы, оформленные на «липовые» фамилии.

В этом плане интересна судьба некоторых участников операции. Руководитель восстания, капитан Йонас Половинскас (он же Ян Половинский), получил оперативный псевдоним Йонас Будрис. Половинскас впоследствии так сжился со своим псевдонимом, что и на официальных должностях проходил под фамилией Будрис. А командир одной из трех колонн, капитан Микас Кальмантас (он же Калматович) получил оперативный превдоним Байорас.

Оба офицера впоследствии, полковниками, формально перестали носить форму. Половинскас стал дипломатом, а Кальмантас – руководителем Союза стрелков («шаулисов»). Блестящее прикрытие для профессиональных разведчиков. Даже будучи консулом в Кенигсберге, а затем в Нью-Йорке, Половинскас оставался Йонасом Будрисом.

Судьба командира другого отряда майора Яна Эмиля Ишлинского сложилась хуже. Он окончил службу полковником-лейтенантом в провинции, в должности командира  Мажейкского отряда «шаулисов». У Йонаса Ишлинскаса во время операции был псевдоним Йонас Аукштолис, который совпал с именем и фамилией известного дипломата, посла в Латвии, Чехословакии, Скандинавских странах. Говорят, что по этой причине награды обходили майора Ишлинскаса, а многочисленные ордена получал посол Аукштолис.

Читайте также: Советская оккупация и магистраль Вильнюс - Клайпеда - разные вещи

Официальный Каунас никогда не признавал операции по занятию Мемеля, повсеместно употребляя термин «воссоединение после успешного восстания». Стоит заметить, что после успешного завершения операции, когда были предприняты меры по награждению отличившихся, участникам вручалась не государственная награда, а специальный знак от Комитета по спасению Малой Литвы.

Знак был 4 видов (золотой и серебряный, с разными лентами: знаки на трехцветных лентах вручались участникам операции, на зеленых – меценатам и сторонникам). Военнослужащие охотно носили данный знак среди государственных наград, а правительство делало вид, что такого вида государственной награды, как «Медаль освобождения Клайпеды», не существует.

О судьбе «старых кадров»

Почему же о заслугах своих офицеров-профессионалов забыли, или, точнее сказать, говорят вполголоса? Эта проблема существовала и в довоенной Литве. Дело не только в персоналиях.

Биография почти каждого из начальников Генштаба Литвы начиналась в старой императорской армии, равно как почти всех старших офицеров армии. Назову лишь некоторых, заслуживших боевые награды в старой русской армии.

Клайпеда, город Литвы


Боевой опыт на фронтах Первой мировой войны приобретали сотни офицеров-литовцев. Семью орденами и Георгиевским оружием был награжден генерал-майор императорской армии, впоследствии командующий Вооруженными силами Литвы Сильвестрас Жукаускас. Несколькими царскими орденами награждены Антанас Грушецкас, Миколас Вяликис, Пятрас Битаутас, Пранас Лятукас. Максим Катхе и Вацловас Янавичюс были награждены орденами Святого Георгия 4-й степени.

Также по теме: Литва покалечена советским периодом

Андрей Сенаторский награжден орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами. Игнас Мустейкис и Зенонас Балтушаускас награждены орденами Святого Владимира 4-й степени с мечами. Казис Таллат-Кялпша был награжден Георгиевским оружием с надписью «За храбрость».

Казис Мацкявичюс награжден Георгиевским крестом 1-й степени (высшая, 1-я степень уже подразумевала наличие крестов 4-й, 3-й и 2-й степеней). Адомас Бутаутас и Антанас Повилайтис награждены Георгиевским крестом 2-й степени. Бронюс Амбразеюс и Йонас Андрюкайтис награждены Георгиевским крестом 3-й степени. Несколько десятков литовцев награждены Георгиевским крестом 4-й степени, сотни – боевыми Георгиевскими медалями разных степеней.

Носить царские награды в довоенной Литве «стеснялись». Носили разве что в начале 20-х, когда из своих наград был лишь Крест Витиса. Ношение царских наград официально разрешили лишь в 1930 году.  До этого времени демонстративно Георгиевский крест 4-й степени носил лишь «гусарский полковник» Повилас Плехавичюс, организатор государственного переворота 1926 года.

С середины 20-х обострились трения между военспецами и молодыми офицерами, прошедшими обучение в военных училищах Чехословакии, Бельгии, и стремительно продвигавшимися по службе. Доходило до смешного – в отставку был уволен начальник артиллерийских мастерских, бывший капитан 2-го ранга российского императорского флота Теодор Рейнгард, до 1920 года служивший во врангелевской армии. Ему вменили в вину подпись в коллективном письме к однополчанам в одной из парижских газет.

Читайте также: Готова ли Литва вернуть Вильнюс и Клайпеду?

Нелюбовь к военспецам усилилась после того, как по подозрению в работе на ОГПУ – внешнюю разведку Советской России, – был арестован бывший начальник Генерального штаба Литвы генерал Константинас Клещинскас. Решением военного трибунала генерала признали виновным в шпионаже и расстреляли.

Но бывшие военспецы определенное влияние на армию и общество сохраняли вплоть до конца 30-х. В 1937 году военспецы провели в Каунасе свой съезд, насчитали 940 участников Первой мировой войны, офицеров, нижних чинов и военных чиновников старой русской армии, вернувшихся в Литву в 1917-1919 годах. В 1938 году в Литовской армии еще служили 6 генералов, 16 полковников и 23 полковника-лейтенанта, начинавших службу в частях, расквартированных в Смоленске, Витебске, Петрограде, на Кавказском и Румынских фронтах.

Отмечая свои заслуги перед страной, военспецы в 1938 году добились учреждения государственной награды – медали «Отличник Армии 1917-1919». Были составлены списки на 1161 человека. Но изготовление серебряных медалей и лент шло медленно, вручение затянулось до 1940 года. Символичный факт – 120 медалей остались в запасниках Военного музея в Каунасе, о них на полвека забыли, как и о самих людях, служивших своей стране.

Руководство Литвы начала 20-х обладало политической волей, дипломатической смелостью, а главное, кадровыми ресурсами, и смогло осуществить присоединение Мемельского края к Литве. В конце 30-х уже ни политической воли, ни единства в тогдашней «элите» страны не наблюдалось. Развязка драмы началась весной 1939 года, и опять с Клайпеды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.