7 августа исполнилось 50 лет Сергею Плыткевичу, учредителю и главному редактору газеты о туризме и отдыхе, фотохудожнику, автору мальбомов и путеводителей по Белоруссии.
 
Сегодня мы беседуем с ним о его видении белорусской истории, о состоянии архитектурного и природного наследия в Белоруссии, о том, можно ли с помощью краеведческой литературы изменить белорусскую ментальность и стоит ли настоящим белорусам терять надежду и уезжать за границу.
 
– Сергей, в прежние годы интервью с тобой обычно начинались с вопроса: не жалеешь ли ты, что когда-то, в 1994 году, оставил политическую (то есть «большую») журналистику и ушел в отраслевое издание, занялся туризмом? Теперь, на мой взгляд, это уже бессмысленный вопрос.
 
В стране просто не стало политической журналистики. Различные государственные СМИ – либо откровенно желтые, либо занимаются обычной пропагандой; острая, живая журналистика в Белоруссии оказалась на периферии, почти все прежние твои товарищи по «Народной газете» работают в оппозиционных СМИ, а у нас это «клеймо».
 
В общем, жалеть, как выяснилось, не о чем. Ты со своей газетой, альбомами, путеводителями, можно сказать, оказался где-то посередине, но все-таки больше на официальном «поле». Ощущаешь ли ты сегодня себя «вписанным» в систему? Или сегодня в Белоруссии издатель, журналист, фотохудожник все-таки может занимать какую-то комфортную нишу, работать, делать бизнес и сохранять нейтралитет?

– Во-первых, начну с того, что у каждого человека есть смысл жизни, каждый человек ради чего-то приходит в этот мир. И объем работы, который предстоит выполнить в жизни, у каждого свой.
 
Один делает больше, второй меньше. Кто-то строит огромный красивый дом и сидит в своих хоромах. Если он именно этого хотел и достиг своей цели – он счастлив. Он чувствует себя комфортно в любых условиях и в любой стране. Ему неважно, какой в стране режим и какой политический климат. Он живет в своем доме и радуется: я это сделал!
 
Не знаю, плохо это или хорошо, но сложилось так, что главным делом моей жизни является работа. Она направлена не просто на зарабатывание денег, на бизнес, но на высокий, творческий результат. И я его достигаю.
 
В 90-х годах у нас, молодых белорусских журналистов, была эйфория. Мы думали: вот, наступает демократия, независимость, будет новое свободное государство. И мы писали для такой страны и для таких граждан, какими мы их себе представляли. Мы хотели сделать их счастливыми. Но позже я понял: невозможно сделать людей счастливыми, если они сами этого не хотят!
 
– Думаешь, белорусы не хотят быть счастливыми?
– А дело в том, что понимание счастья совершенно разное – у разных людей и разных народов. Например, мы путешествовали по Индии и видели там огромные массы людей – убогих, нищих, но... счастливых.
 
У нас по-своему тоже уникальная страна. Мы имеем богатейшую европейскую историю. В то же время получилось так, что лейтмотив этой истории – глубокая драма. Столетиями из наших людей выбивалось само понятие национального достоинства, нам все время доказывали, что мы сирые и убогие. То мы на окраине одной империи, то сбоку другой. То элита наша тянется душой в Варшаву, то бежит в Москву. Из народа постоянно вытягивались силы – самые энергичные, сильные, умные всегда бежали отсюда, работали на благо других государств и становились знаменитыми.
 
И вот парадокс: тянули-тянули из нас соки, но мы все равно сохранились! Веками в Белоруссии самые лучшие представители народа физически уничтожались, высылались в другие страны, попадали в тюрьму. И, тем не менее, постоянно появляются люди, которые считают, что нужно работать здесь, работать на эту страну и делать что-то во имя этой Земли! Я один из таких!
 
И вот, когда ты ставишь перед собой такую задачу: делать что-то во имя этой несчастной Земли, ради этих несчастных людей, ради того, чтобы они были лучше, – уже неважно, где ты – в системе или в оппозиции, находишься ты посередине или где-то сбоку. Главное – двигаться вперед.
 
И я думаю, что тот путь, который мы избрали: выпускать фотоальбомы, путеводители о Белоруссии, делать газету и сайт о туризме, – единственно возможный в нашей ситуации. Если бы тогда, в 1994-м, я остался в политической журналистике, ничего хорошего из этого не вышло. Пришлось бы принять чью-то сторону – либо оппозиции, либо власти. Сейчас, как мы понимаем, мяч находится на одной части поля, но даже если когда-нибудь он попадет на другую, мы должны четко отдавать себе отчет: белорусы не изменятся в одночасье.
 
– То есть фокус в том, чтобы постепенно менять людей? Это возможно?
– Да! Хотя я прекрасно понимаю, что это звучит самонадеянно.
 
Своей работой в издательстве, в газете, на сайте мы тоже создаем имидж этой страны. Заставляем соотечественников и иностранцев взглянуть на Белоруссию другими глазами.
 
Вот, например, часто говорят: белорусы такие бедные и убогие, а в самой Белоруссии ничего интересного нет. С другой стороны, никто не отрицает, что у нас по-своему обалденно красивая природа – озера, реки, леса, у нас богатейшая, глубокая, драматичная история, ничем не уступающая истории других европейских стран. Так давайте же на это сделаем ставку! Давайте акцентировать эту идею, а не плакаться по поводу нашего «убожества»!
 
Только та власть, которая выбрала правильную тональность в отношениях со своим народом, та власть, которая делает ставку именно на фундаментальные вещи, на корни народа, – только такая власть и такое государство стабильное, мощное и живучее. Если же государство лжет, обманывает, создает искусственную идеологию – ну, тогда надо понимать, что в любой момент все это может с треском рухнуть. Малейшее колебание – и конец! Нужна идея, и нужно, чтобы люди в нее искренне верили…
 
Я считаю, что одна из главных задач на сегодняшний день – добиться того, чтобы белорусы знали историю своей страны. Надо, чтобы они путешествовали. Не только за рубеж, но и по Белоруссии. Если они будут видеть нашу красоту, знать и понимать нашу историю, они будут по-другому относиться и к своей работе, и к своей родине.
 
О Белоруссии XIX века сегодня мы можем судить по рисункам Наполеона Орды, благодаря титаническому труду которого никто не скажет, что белорусы всегда были «лапотниками». Все у нас существовало – дворцы, усадьбы, культура. Великий человек Наполеон Орда документально сохранил для нас то, что из реальности исчезло навсегда. Но это было! И это можно даже восстановить.
 
Точно также о нашей эпохе – о начале этого тысячелетия – потомки будут судить в том числе и по альбомам и путеводителям. Во всяком случае, я на это очень надеюсь!
 
– Прошли века, а, кажется, ничего не изменилось. Сегодня архитектурные памятники на белорусской земле точно так же разрушаются, как и во времена Наполеона Орды!
– Одни разрушаются, другие восстанавливаются. С одной стороны, можно говорить о качестве этого восстановления. С другой – всегда есть положительные моменты в любой, даже небезупречной, реконструкции.
 
Например, Витебск: восстановили соборы в центре города – и вернулся, казалось, навсегда утраченный облик города! Лида. Конечно, можно махнуть рукой: замок восстановили плохо! Но, с другой стороны, восстановили же! Луковицу на Несвиже переделали! И все это мы отображаем, фиксируем, призывая людей больше путешествовать по Белоруссии, чтобы знать историю своей земли.
 
– Ты столько лет с фотоаппаратом путешествуешь по Белоруссии. Происходят ли и сегодня какие-то открытия?
– Ну конечно! Страна наша вроде бы маленькая. Но когда начинаешь изучать ее, медленно, шаг за шагом, оказывается, что на самом деле она огромная, и тем здесь неисчерпаемо.
 
Например, каждый раз я заново поражаюсь той огромной разнице, которая существует между Восточной и Западной Белоруссией. Эта разница между нашим востоком и западом – по сути, это те 20 лет, что наш запад не был с Россией и Советской властью. И это феноменальная разница!
 
Эти 20 лет позволили сохранить историческое наследие на западе и катастрофически повлияли на состояние архитектурных объектов на востоке. В Восточной Белоруссии все разрушено полностью, ничего нет, выжженное поле.
 
Когда мы делали путеводитель по Лоевскому району, я был просто в шоке. С одной стороны, потрясающая красота: Лоев стоит прямо на берегу Днепра, Сож впадает в Днепр, видно, как они сливаются, красивейшая панорама на Украину. С другой, из достопримечательностей – только дом купца.
 
Понятно, что в том регионе нет костелов, но как могло случиться, что ни одной церковки не сохранилось! Одна помещичья усадьба на весь район, в которой размещалась школа, то есть можно представить себе, в каком состоянии она находится. Советская власть полностью зачистила район от исторического наследия!..
 
Сейчас делаем путеводитель по Сенненскому району, Витебский район. То же самое – глушь и нищета. Но нам удалось найти автора, местного краеведа, который знает все об этих местах. И он показывает уникальные вещи. Например, языческое капище, которое отлично сохранилось, или так называемый Чертов камень. Там все просто дышит аутентикой.
 
Эти кусочки истории живы даже в таких районах. И есть энтузиасты, которые поддерживают все в надлежащем виде и готовы демонстрировать нашу уникальность туристам. Таких людей в Белоруссии много. И я уверен – им нужен только толчок, и в стране начнется масштабное движение вперед в плане национального самосознания…
 
– На взгляд фотографа, как меняется Белоруссия? Как ты, фотохудожник, сегодня ее воспринимаешь? Сейчас принято говорить о смеси агрогламура, совка и в то же время богатейшего, хотя и разрушенного исторического наследия…
– Белоруссия сегодня очень разноплановая и разнонаправленная. Конечно, когда бываешь на «Дожинках», можно говорить и об агрогламуре, и о совке.
 
С другой стороны, есть и в «Дожинках» плюсы. Готовясь к празднику, государство тратит деньги на благоустройство местечек, реставрируются памятники. Другой вопрос – как это делается, в каком стиле и с каким качеством?
 
У меня есть друзья, историки, классные специалисты по реконструкции, сейчас они в Польше строят «старинные» поселения. А могли бы делать это на родине! Работать на исторических фестивалях, заниматься реконструкцией! Но им создали такие условия, что они вынуждены были уехать.
 
И примеров, когда активные белорусы уезжают отсюда, – масса. Но если все уедут, к чему мы придем? Неужели мы хотим, чтобы здесь были одни сплошные «Дожинки»?!
 
Сегодня белорусскую «картинку» я рассматриваю в комплексе. Вот есть на этой земле люди, природа, архитектура, птицы, животные. И во всем, что здесь живет, дышит, развивается, есть плюсы и есть минусы, но все равно, по моему глубокому убеждению, не надо все воспринимать только критически или исключительно в черных красках. Надо просто двигаться вперед.
 
– Как, на твой взгляд, сегодня используется наш природный потенциал для туризма – те же Августовский канал, Беловежская пуща?
– Здесь начинаются проблемы, решение которых целиком зависит от государства. Миллиарды вброшены в Августовский канал. В результате – пшик. Потому что у нас плохой имидж, проблемы с визами, плохие отношения с соседями и так далее.
 
Когда после восстановления нашей части Августовского канала начали говорить, что мы таким же образом восстановим канал Огинского или сделаем водную систему в Березинском заповеднике, то я был категорически против. Выкинуть еще больше денег? Во всем должен быть здравый смысл!
 
– Ты постоянно путешествуешь по Белоруссии. Общее впечатление от нынешнего состояния архитектурного наследия?
– Тут есть огромная проблема. Она заключается, прежде всего, в том, что сельское население исчезает. И эти объекты – в основном, церкви, костелы – становятся ненужными именно в плане их функционального назначения.
 
Кроме того, не будем сбрасывать со счетов, что у нас столетиями были проблемы взаимоотношений православия и католицизма, две конфессии, на самом деле, всегда находились в конфронтации, продолжается это и сегодня. Например, намеренно портятся облики храмов, построенных в католической традиции. Так произошло, скажем, в Глубоком. На барочный храм в центре города установили «луковицы». Ни к селу ни к городу! Потому что так захотелось местным властям и руководителям православной церкви.
 
И такие тенденции поддерживаются на уровне государства. Это ненормально.
 
Но что мы тут можем поделать? Надо понимать, что Белоруссия – уникальная страна. Она словно разрывается между Западом и Востоком. Так было 300 лет назад, так есть и сегодня.
 
В принципе, этим мы могли бы быть и интересны. По моему мнению, оптимальный вариант для нас – сохранять хорошие отношения и с Западом, и с Востоком, но не склоняться ни на чью сторону.
 
– С какими проектами сейчас связаны твои творческие амбиции?
– Я, как всегда, много фотографирую, в настоящее время издательство работает над различными путеводителями – по Быховскому, Островецкому, Ошмянскому районам. Только что выпустили путеводитель по Березинскому заповеднику. В работе новые путеводители по Несвижу, Миру, по реке Припять.
 
Но самое главное для меня сейчас – доделать сайт. Это глобальный проект – вся Белоруссия на одном сайте.
 
В нашей стране на сегодняшний день немало сайтов о Белоруссии, но все они посвящены только каким-то частям страны, отдельным районам, областям, городам либо сосредоточены на каких-то узких темах. Наша же задача – чтобы с помощью данного проекта люди могли свободно путешествовать.
 
Мы создаем механизм, удобный для путешественника. Например, человека интересует Крулевщизна в Докшицком районе, мы даем ему исчерпывающую информацию – что посмотреть в этом районе, где остановиться, где перекусить, как добраться, рассказываем историю этих мест, показываем качественные фото. То есть мы глобально решаем проблему путешествий по Белоруссии для активных людей.
 
Плюс предлагаем календарь событий, чтобы человек видел, что и когда в этом месте будет происходить. Например, Голубой источник в Славгородском районе. Раз в год там можно наблюдать завораживающее действие – наверняка оно привлечет тех, кто ищет белорусскую экзотику.
 
Я хочу подчеркнуть, что сегодня каждый может сделать сайт, и мелких сайтов много, но, выходя в общую паутину, ты попадаешь в море информации, мы же работаем конкретно на путешественников. Кроме того, мы предусмотрели возможность кооперации для различных структур. На сайте есть возможность отдельное направление (район, национальный парк, заповедник) сделать совместными усилиями. Например, с местным райисполкомом. И интегрировать этот кусок сайта, посвященный, скажем, Лидскому району, в сайт райисполкома.
 
То же самое можно делать совместно с коммерческими структурами. Продвигать продукт также можно вместе. Хочу сказать, что мы обязательно объединим вокруг этого проекта местных краеведов. Мы их классифицируем, укажем их координаты, их маршруты и экскурсии – и можно будет напрямую к ним обращаться.
 
Думается, что наш проект может быть глобальным. Пока в наших планах русская, белорусская и английская версии, но впоследствии будут и другие. Структура есть, материалы готовы.
 
С этим проектом на сегодняшний день связаны мои главные планы. Я надеюсь, что через некоторое время у нас будет знаковый для страны проект.
 
– Как знаток Белоруссии, какие бы маршруты ты предложил иностранным гостям, чтобы они воскликнули «Ах!»
– В Белоруссии нет маршрутов «для всех», здесь нужен индивидуальный подход. Вопрос в том, чего хотят конкретные люди?
 
Предположим, приезжают западные туристы, которые никогда не видели болота. Самое простое – отвезти их на Ольманские болота. Чтобы они могли пережить экстрим, ощутить зыбкость почвы, когда ты идешь по этой трясине, и она вот-вот провалится. Такое не забывается.
 
Есть у нас места однозначно красивые. Например, два беспроигрышных направления – Браславщина (озера, фьорды, перепады ландшафта) и Припять (разлив, полесская Амазонка, восторг!).
 
Если турист интересуется историей, то опять же – какой именно? Те же Мир или Несвиж для западного туриста – это не уровень. В Польше, Чехии таких замков в 50 раз больше. Для западного туриста имеет значение ценность мирового масштаба. И тут, скорее, нужно везти гостя в Крево или Новогрудок, где решалась судьба Европы.
 
– Но там же ничего не осталось! Практически нечего показывать! Башня в Новогрудке вообще может обрушиться в любой момент!
– Поэтому нужно быстрее решать проблему. Есть два варианта – законсервировать или восстановить.
Возьмем для примера Тракай. Там все было еще хуже, чем в Крево. Но восстановили же. И как восстановили!
 
Правда, есть еще третий вариант – сравнять с землей и сказать, что у Белоруссии ничего не было, что история этой страны началась 3 июля 1944 года. Но для всех, я подчеркиваю – всех без исключения, это означает тупик.
 
– Когда, по-твоему, наступит золотой век для Белоруссии?
– Тогда, когда мы, наконец, вернемся к своим корням, вспомним, что мы литвины, гордые люди. Что у нас большая, глубокая, удивительная история.
 
Когда мы это, наконец, осознаем, мы начнем гордиться собой и своей страной. Конечно, нужно отдавать отчет в том, что за последние 80 лет, особенно после войны, в Белоруссию приехало столько новых людей, которые ни в какой мере не несут национальное сознание, и это большая проблема.
 
Но, с другой стороны, есть белорусская земля, и у нее своя сила. Многие русские по национальности стали настоящими патриотами Белоруссии. Если есть общее движение вперед, то все трудности преодолимы. История течет в своем русле, перемалывая все ненужное и второстепенное! Все трудности, которые кажутся сегодня непреодолимыми, будут, в конце концов, преодолены! Все проблемы разрешатся! Все уйдет, а Белоруссия останется!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.