На этой деле в Ригу для проведения ежегодных межмидовских консультаций прибыл первый замминистра иностранных дел Российской Федерации Владимир Титов. Он провел переговоры с главой МИД Латвии Эдгаром Ринкевичем, а с госсекретарем МИД Андрейсом Пилдеговичем подписал своего рода «дорожную карту» — двухлетний план контактов на уровне внешнеполитических ведомств двух стран.

Высокопоставленный российский дипломат также подтвердил, что в конце ноября в Екатеринбурге пройдет очередное заседание межправительственной комиссии. По завершении консультаций с латвийскими коллегами и встреч с соотечественниками Владимир Титов ответил на вопросы «Вести Сегодня».

Отметим, что Владимир Титов большую часть своей дипломатической карьеры занимается именно отношениями со странами Северной Европы и Балтии: был советником–посланником в Швеции, долгие годы руководил Вторым европейским департаментом МИДа, который курирует именно отношения с данным регионом. До назначения первым заместителем министра опять–таки руководил европейским направлением в ранге заместителя министра. Так что нашего собеседника смело можно считать экспертом по данному региону.

— Владимир Геннадиевич, как бы вы оценили нынешнее состояние латвийско–российских межгосударственных отношений? Согласны ли вы с мнением ряда экспертов о том, что в этих отношениях наметился застой? Если да, то каковы, на ваш взгляд, причины такого застоя?
— В истории российско–латвийских отношений были свои взлеты и падения. Пожалуй, стоит выделить 2010 год, когда президент Латвии В. Затлерс посетил Москву с официальным визитом. Я бы назвал тот год весьма значимым для наших двусторонних связей и достаточно успешным. Было подписано 10 межправительственных соглашений, которые на сегодняшний день уже вступили в силу. Для конструктивного обсуждения спорных исторических вопросов и их деполитизации главы государств договорились о создании комиссии историков. Были обозначены приоритеты сотрудничества по всем направлениям.

К сожалению, последующие годы не стали продолжением процесса выхода отношений на новый уровень. Часто слышится недружественная риторика в адрес России. Возобновлена работа комиссии по подсчету ущерба от «советской оккупации».

Не всегда мы находим в лице наших латвийских партнеров сторонников в продвижении некоторых аспектов практического сотрудничества по линии Россия — ЕС и Россия — НАТО. Следует признать, что нынешний уровень российско–латвийских политических связей не соответствует ни имеющимся возможностям, ни общественным ожиданиям.

Однако и в эти времена удается добиваться определенного позитива. Состоялись конструктивные беседы глав правительств в апреле в Санкт–Петербурге и руководителей внешнеполитических ведомств на министерской сессии Совета государств Балтийского моря в июне в Калининграде. Растет объем товарооборота. Оптимистично выглядит ситуация с расширением межрегиональных связей, успешно развиваются межведомственные контакты.

Мы не ждем резких прорывов в наших отношениях, понимаем, что есть груз проблем, неуместных стереотипов, от которых необходимо избавляться. В конечном итоге мы хотели бы видеть в лице Латвийской Республики доброжелательного соседа, с которым нас будут связывать не только километры общих границ, но и общие интересы на позитивной платформе сотрудничества.

— Не секрет, что в последнее время со стороны латвийских должностных лиц усилилась антироссийская риторика. В частности, министр обороны Артис Пабрикс даже заявил о существовании некой военной угрозы со стороны России. Также господин Пабрикс неоднократно обвинял Россию в активном использовании «мягкой силы» и попытках таким образом расколоть латвийское общество. Как бы вы оценили такие высказывания?
— Приходится сожалеть, что подобные заявления исходят от столь ответственного должностного лица. Вряд ли сам министр всерьез верит в «российскую угрозу». Вообще неестественно, когда министр обороны начинает заниматься внешней политикой. Показательно, что на недавнем заседании правительства Латвии рассматривался доклад А. Пабрикса «Об анализе военных угроз» и в итоге премьер–министр В. Домбровскис оценил уровень таких угроз как «весьма низкий».

Что касается «мягкой силы», то все страны продвигают свои интересы и завоевывают авторитет в мире, используя в том числе ресурсы культурного влияния. Зачем нам «раскалывать латвийское общество»? Разве Москва поощряет Ригу к тому, чтобы здесь сохранялся институт неграждан, ущемлялись права ветеранов Великой Отечественной войны?

— Глава МИД Латвии, будучи в Нью–Йорке, на полях Генассамблеи ООН выразил тревогу по поводу учений «Запад–2013». Целый ряд латвийских политологов утверждают, что в ходе упомянутых учений якобы отрабатывался сценарий оккупации стран Балтии.
— Тревоги ни на чем не основаны. Сценарий учений ни для кого не был секретом. Присутствовали наблюдатели стран–членов НАТО. Подозрения на счет «оккупационных» намерений России в отношении Латвии вообще за гранью здравого смысла. А вот предстоящие в начале ноября учения НАТО по статье 5 вашингтонского договора «Стэдфаст джаз» действительно могут вызвать вопросы. Если они не направлены на «ограничение агрессии» от России, то уж не от Швеции и Финляндии ли собираются обороняться?

— Латвийские должностные лица также выразили недовольство и готовящимся указом президента России о материальной помощи ветеранам ВОВ. Какова позиция России в вопросе о поддержке ветеранов ВОВ?
— Указ о социальной поддержке ветеранов ВОВ, проживающих в странах Балтии, готовится. В этом нет ничего удивительного, ведь Латвия является одним из немногих европейских государств, которое не оказывает никакой финансовой помощи ветеранам антигитлеровской коалиции. Как известно, на сегодняшний день государственные дотации предоставляются лишь местным пособникам нацистов. Поэтому поддержка ветеранов Великой Отечественной — это наш моральный долг.

Проектом указа президента Российской Федерации предполагается установить пожизненное ежемесячное материальное обеспечение ветеранам и инвалидам войны, вдовам военнослужащих, блокадникам Ленинграда и бывшим узникам концлагерей, которые не являются гражданами России.

— Россия и на уровне МИДа, и на международных форумах и саммитах неоднократно выражала озабоченность положением русскоязычного населения. Есть ли какие–то позитивные подвижки в восприятии структурами Евросоюза этих проблем в Латвии и Эстонии?
— К сожалению, вынужден констатировать, что несмотря на систематические рекомендации европейских правозащитных структур, Брюссель крайне неохотно идет на диалог по гуманитарным темам, когда речь идет о странах–членах ЕС. В свою очередь отмеченные в докладах экспертов ОБСЕ, Совета Европы, ПАСЕ факты дискриминации и нарушения прав человека игнорируются официальными Ригой и Таллином.

Россия будет продолжать настойчиво сигнализировать о своих озабоченностях в этой сфере как на европейских, так и на международных площадках. Подвижки есть. В частности, уместно вспомнить критику верховного комиссара ОБСЕ по вопросам нацменьшинств К. Воллебека поправок к латвийскому Закону о гражданстве в части, касающейся автоматического присвоения гражданства детям неграждан, и позицию комиссара СЕ по правам человека Н. Муйжниекса в отношении важности предоставления негражданам Латвии права голосования на местных выборах.

— Можно ли в обозримой перспективе ожидать обмена визитами между Латвией и Россией на высшем уровне? Имеется в виду на уровне президентов, премьеров, спикеров парламента и министров иностранных дел.

— Для осуществления визитов на высшем и высоком уровнях необходима очень тщательная, детальная проработка и адекватная этим мероприятиям атмосфера в двусторонних отношениях. Важно обеспечить результат, который работал бы на будущее нашего сотрудничества. В то же время наши министры иностранных дел достаточно регулярно общаются «на полях» многосторонних форумов. Продолжается работа по организации визита в Ригу патриарха Московского и всея Руси Кирилла по приглашению президента Латвии Берзиньша. При наличии доброй воли и отказа от политики, основанной на стереотипах конца XX века, многое возможно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.