Вице-премьер, спецпредставитель президента РФ сделал, на самом деле, невозможное. Он подчинил разношерстные политические элиты Приднестровья, сделал их управляемыми и покладистыми.

Фактически, Дмитрий Рогозин сегодня – губернатор Приднестровья. И эта его роль придала Приднестровью новое качество и новые шансы. Включая шанс на признание суверенитета со стороны Москвы.

Полагаю, россиянам пришлось ставить весьма сложные задачи в Приднестровье. Главное – это привязанность к Украине. Приднестровская элита со времен Игоря Смирнова была по рукам и ногам повязана украинскими чекистами. Поскольку рядом граница, к тому же любая элита в регионе коррумпируется со временем, и эти процессы не могут проходить отдельно от внимания компетентных органов - СБУ.

Рогозин жестко кусает и Кишинев, и Киев. Тем самым, он ставит в четкую, недвузначную позицию представителей Приднестровья – «или будете со мной, или будете с ними». Это принцип волчьей стаи. Рогозину удалось занять доминирующую позицию в Приднестровье. Сегодня он на уровне медиа, узнаваемости и авторитета в глазах местного избирателя значит больше, чем президент Шевчук, глава МИД Штански, глава правительства Туранская, и прочие. Нынешний их реальный статус – чиновники районного масштаба, подчиненные Рогозина. Их удел – бороться не за электорат, а за благосклонность Рогозина. Упоминание Рогозиным – это как медаль или почетная грамота. Оказаться рядом с Рогозиным на фотографии – грандиозный успех, гарантия сохранения должности.

При этом Дмитрий Рогозин среди приднестровских обывателей обладает столь значительным весом сказанного слова, что при необходимости может устным распоряжением в один день поменять всех чиновников – по всей вертикали ПМР. В случае малейшей нелояльности. Никакого возмущения это не вызовет. Наоборот. На самом деле, два года назад никто бы ничего подобного и представить себе не мог. Но у него это, все же, получилось. Рогозин объединил приднестровскую элиту. Теперь им всем, под его руководством, или идти к успеху, или проигрывать.

В России политическая личная карьера Дмитрия Рогозина не задалась. Ему вечно не везло с партиями, с союзниками, с избирательными кампаниями. В Приднестровье он уже «де-факто» губернатор. Все остальное – местные элиты, местные партии, местные оппозиционеры и полуоппозиционеры – все это уже не важно. Они статисты и исполнители. Своей, отличной от рогозинской, программы у них не было, нет, и никогда не будет.

При этом совершенно не важно, где территориально находится Дмитрий Рогозин. Даже если Молдавия и Украина заблокируют для него въезд, это ровным счетом ничего не меняет. Модель сложилась. Он, если что, нужные решения опубликует в Twitter.

С «де-факто» губернатором Рогозиным Приднестровье, разумеется, сталкивается с новыми вызовами и угрозами, по обеим сторонам ПМР теперь – жесткие оппоненты. И тут уже нет места дипломатическим уловкам и двойному толкованию.

На самом деле, я удивлен, что у него получилось построить по линеечке эту провинциальную, разношерстную, пузатую, вороватую, а местами еще и двуличную публику. Думаю, и публика эта вздохнула с облегчением. Теперь можно всегда, в случае чего, кивнуть на Рогозина, и сказать: «А что я мог\могла поделать? Как не подчиниться? Посмотрите на него, какой он опасный – того и гляди, политическим весом задавит!».

Гоголевские персонажи. Тираспольского уезда… Что поделать, выше головы не прыгнуть. Собакевичи, Коробочки, Плюшкины… Все, как было раньше… Традиции Бессарабской губернии возвращаются на Днестр… Вернется ли сама губерния на прежнее место?

Интересно, с тем, что подобного рода практика губернаторства пользуется симпатией и среди населения нынешней Молдавии, какой будет итог всего этого? Восстановление губернии дореволюционного образца? Тоска, ностальгия по губернатору, по утраченному многовековому опыту – чем не программа для объединения берегов Днестра? Люди-то ведь, если присмотреться, по обеим сторонам очень похожи…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.