«Мы отрезаны от остальной части страны, — сказал вспомогательный епископ католической епархии Одесса-Симферополь монсеньор Яцек Пыл (Jacek Pyl) в интервью папскому фонду “Помощь страдающей церкви”, характеризуя нынешнюю ситуацию в Крыму. — Связь поддерживается только по телефону и электронной почте. Даже посылки с гуманитарной помощью задерживают на границе».

Размышляя о неясном будущем региона, монсеньор Пыл говорит об огромном значении молитвы и о том, что Крым выживает только благодаря христианским добродетелям: вере, надежде и милосердию. «Вера позволяет нам оценивать случившееся через призму Божьего провидения, мы с надеждой смотрим в будущее, потому что знаем, что Бог рядом с нами в этот трудный момент, милосердие к Богу и нашим братьям помогает нам не допустить ненависть в наши сердца».

Несмотря на свои небольшие возможности католическая церковь, которая насчитывает в Крыму около двух тысяч верующих, заботится о семьях, оказавшихся в трудном положении. После референдума, который позволил России аннексировать Крым, украинские банки перестали функционировать, чтобы уступить место российским. Российские деньги только начинают входить в обращение, и во время переходного периода жители не имеют доступа к своим банковским счетам, не получают заработной платы и пенсий. «Мы пытаемся помочь людям, особенно многодетным семьям, оказавшимся в трудной ситуации, раздаем еду и лекарства. Мы помогаем грекокатоликам, которые приходят на наши литургии, потому что все их священники уехали из Крыма».

Римско-католические священники пока остаются на спорном полуострове, но каково их будущее — неясно. Похоже, что правительство Москвы потребует, чтобы украинцы не крымского происхождения получали визы, а многие священники, служащие в епархии Одесса-Симферополь, — поляки с длительными видами на жительство, выданными украинским правительством. Кроме того, выход Крыма из состава Украины аннулировал многолетние переговоры с Киевом о возвращении церковного имущества, отобранного в советский период. «Казалось, возвращение превращенной при коммунистах в театр церкви в Севастополе не за горами, но прошлые усилия теперь не имеют никакого значения». Полученные разрешения на постройку и реставрацию церквей тоже стали бесполезны, хотя монсеньор Пыл не хочет сдаваться: «Мы столько раз начинали с нуля, что готовы опять начать все с начала. Важно, чтобы никто не чинил препятствий на нашем пути».

Несколько недель назад в своем письме епископ призвал всех жителей Крыма не допустить разрыва братских отношений между народами полуострова. Впоследствии с таким же призывом выступил православный митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь. «Верующие всех христианских конфессий молились в духовном единении о том, чтобы не было братоубийственных столкновений. То, что во время перехода Крыма к России не была пролита кровь, свидетельствует о силе нашей молитвы».

Многие православные священники, связанные с Киевским патриархатом, покинули Крым, опасаясь, что Москва намерена поглотить их церковь или даже запретить ее присутствие на полуострове. Оставшись без своих пастырей, христиане Украинской православной церкви предпочли обратиться за помощью к католической, а не к Русской православной церкви. «Верующие выразили свое желание молиться вместе с нами, и я немедленно дал разрешение. Все мы — дети одного Бога».

В настоящий момент сохраняются стабильные отношения с исламским сообществом, хотя поступают сообщения о том, что в Крым прибывают исламские активисты из Чечни и республик, входивших в состав Югославии. «Пока сохраняется спокойная обстановка, но средства массовой информации сообщают тревожные новости».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.