После провозглашения Исламского государства в Ираке и Сирии появляются все новые сведения об отправившихся на джихад узбекских исламистах. Сами боевики выложили в сети несколько видео, на которых они сжигают узбекские паспорта и призывают соотечественников присоединиться к священной войне.

Свободные СМИ вроде «Озодлик» и узбекской службы ВВС даже смогли взять интервью у нескольких из них, задать вопросы об их жизненном пути и идеологической позиции.

Реакция узбекских властей не заставила себя долго ждать. 31 октября этого года Комитет по религиозным делам Узбекистана предупредил население об угрозе Исламского государства в Средней Азии.

До настоящего времени узбекские боевики-исламисты находились главным образом в Афганистане и на севере Пакистана в вооруженных отрядах Исламского движения Узбекистана и Союза исламского джихада (оба этих движения поддерживают связи с «Аль-Каидой»). За последние годы обе террористические организации отошли от первоначальной цели по свержению действующего узбекского режима и переориентировались на мировой джихад (в частности на борьбу с международной коалицией в Афганистане). В 2001 году после начала вмешательства коалиции Узбекистану удалось внести ИДУ в список террористических организаций. С тех пор узбекским исламистам пришлось иметь дело с НАТО, и их военные и организационные возможности практически сошли на нет.

Кроме того, устроенное узбекскими спецслужбами пристальное наблюдение за каналами связи серьезно осложнило вербовку новых исламистов. В результате этнический состав движений стал разнообразнее. В частности туда вошли уйгуры, таджики и афганские узбеки. Все это повлекло за собой диверсификацию мотивов участников движений, путаницу в их структурах и послании. В конечном итоге потеря единообразия этих течений существенно ослабила их связи с географическим образованием под названием «Узбекистан».

Сегодня ИДУ находится в весьма прискорбном положении. С тех пор как «Аль-Каида» потеряла былое влияние, движению приходится влезать в нежелательные конфликты, чтобы найти новые источники финансирования и удовлетворить основные материальные потребности бойцов (большинство из них расположились с семьями в племенных зонах Вазиристана). С этой точки зрения оно сегодня больше напоминает банду наемников.

Так, в 2007 году боевики ИДУ грабили население Вазиристана и даже убили несколько видных представителей местных племен. В результате ответного удара талибов движение потеряло 200 человек. Кроме того, к грабежу и рэкету сегодня добавляются и другие направления деятельности вроде охраны идущих в Китай конвоев с наркотиками в Средней Азии и на юге Пакистана или оплаченного участия в проведении терактов. Такое разнообразие направлений работы не только позволяет ИДУ стабилизировать свое финансовое положение, но и утвердиться в качестве активного движения в мировом джихаде. Теракт в аэропорту Карачи 9 июля этого года в сотрудничестве с пакистанскими талибами из «Техрик-е Талибан» как раз отражает это стремление к самоутверждению.

Лидер Исламского государства Абу Бакр аль-Багдади впервые выступил перед публикой в мечети Мосула


Несмотря ни на что, движение пытается упрочить свое положение с помощью широкомасштабной пропаганды в интернете и гипетрофированных заявлений. Они даже сняли целый сериал «Кабоилда Нима гап» о быте исламистов и условиях жизни их семей. Тем самым в движении хотели показать, что его борьба продолжается вопреки гибели многих из его лидеров. Кроме того, это призыв к объединению сил с другими радикалами при том, что пакистанские власти начали принимать меры для очистки племенной зоны от террористов, восстановления порядка и власти.

Пакистанские силы продвигаются вперед и занимают ключевые позиции на севере Вазиристана, что наносит серьезный удар по боевому духу ИДУ, особенно с учетом широкого освещения этих побед в СМИ.

Кроме того, успехи Исламского государства в Сирии и Ираке не остались незамеченными в организации. Движение лишилось поддержки «Аль-Каиды» и увязло в конфликтах в Афганистане и Пакистане. Оно переживает упадок. 26 сентября 2014 года эмир ИДУ Усман Гази выложил в интернете обращение, в котором заявил о готовности продолжить борьбу в рядах Исламского государства.

Как бы то ни было, многочисленные неудачи ИДУ за последние годы (и в частности конфликт с талибами на севере Вазиристана) не позволяет рассчитывать на теплый прием в ИГ. Кроме того, Усман Гази (настоящее имя Абдуносир Валиев, родился в Ташкенте в 1970 году) хорошо известен узбекским властям. Впервые он дал знать о себе во время терактов в Ташкенте в 1999 году. Узбекские спецслужбы задержали его за хранение экстремистской литературы и принадлежность к «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Во время следствия Валиев бежал из тюрьмы, а затем и из страны: небывало для Узбекистана дело, особенно когда обвинения касаются радикального исламизма.

Далее, после его вступления в ИДУ «неприятностей» у движения стало еще больше. Гибель при невыясненных обстоятельствах таких символических фигур как Джума Намангани и Тахир Юлдаш, раскол организации после 2002 года, конфликты с талибами — все это наводит на мысль, что узбекские спецслужбы завербовали Усмана Гази и поручили ему проникнуть в движение. Более того, его жена сейчас спокойно живет в Ташкенте без постоянных допросов в спецслужбах, хотя узбекские власти, как известно, не церемонятся с семьями противников. О гипотетических связях Усмана Гази с узбекскими спецслужбами говорили несколько иранских и российских экспертов. Этот момент явно не способствует слиянию ИДУ с Исламским государством.

Если у движения не получится добиться благосклонности аль-Багдади, ему может грозить исчезновение. Пакистанские силы продвигаются все дальше в Северном Вазиристане, а конфликты с талибами и местными племенами ставят ИДУ в изоляцию. К тому же, под угрозой оказался и главный источник финансирования: сопровождение конвоев с наркотиками. Региональные государства и даже Афганистан начинают все активнее вести борьбу с наркоторговлей. Наконец, прекращение поступлений средств от «Аль-Каиды» ведет к конкуренции между ищущими финансирование исламистскими движениями.

Что касается узбеков в Сирии, они — представители нового поколения исламистов, выходцы и бедных и сельских слоев населения. Они стали не продуктом узбекского общества, а результатом плачевных условий жизни иммигрантов в России. Подъем русского национализма и популистская позиция властей по отношению к мигрантам ведет к формированию мусульманского самосознания, как у выходцев из Средней Азии, так и у российских граждан мусульманской веры вроде чеченцев. Это самосознание стало реакцией на неприятие мусульман в России, которое лишь подпитывается антизападными настроениями.

Это новое мусульманское самосознание в большей степени ориентируется на такой ислам, который отметает традиционные ценности местного общества.

Жажду нажива сбрасывать со счетов тоже не стоит. По разным данным, боевики Исламского государства получают от 2 000 до 5 000 долларов в месяц при средней месячной зарплате в Узбекистане в 200 долларов.

Набор представителей этого нового поколения осуществляется по интернету, через российские социальные сети вроде «Одноклассников» и «ВКонтакте». Юные новобранцы отправляются на российские стройки, чтобы заработать денег на поездку в Сирию. Такой способ вербовки весьма эффективен и почти незаметен. И действительно выявить радикалов среди миллионов узбекских иммигрантов в России очень непросто, особенно если большинство не понимает их реальной цели.

По этой причине узбекские спецслужбы начали проводить неофициальные допросы вернувшихся из России мигрантов. С 1990-х годов узбекское общество переживает период перемен, он стало более светским и терпимым. Однако установив официальный ислам, государство создало границы, за которыми процветают радикальные течения. Наверное, самое тревожное для страны — это возможность дестабилизации от рук исламистов, что может породить социально-экономические и межрегиональные конфликты. Особенно там, где целые регионы предоставлены собственной судьбе и гноятся раны социальных проблем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.