«С детства стремился отстаивать справедливость»

Belsat.eu: Гарри, почему Вы выбрали профессию юриста и правозащитника?

Гарри Погоняйло: На мой выбор жизненного пути наложили сильный отпечаток условия, в которых я родился. Моя жизнь началась в застенках сталинского лагеря, где была еще более видна несправедливость. Поэтому, когда надо было выбирать профессию, я не колебался. Во мне уже было заложено стремление отстаивать правду, помогать бороться за нее. Еще в 9-м классе в сочинении на тему «Кем я хочу стать», я написал — адвокатом. И с тех пор целенаправленно шел к реализации этой идеи.

— В своей автобиографии Вы рассказываете, что в детстве проявляли жестокость в драках, что дрались не до «первой слезинки», но до «первой кровинки». Сохранили ли Вы такой же подход и дальше в своей профессиональной жизни — биться за правду до последнего?

— Да, этот стержень — желание не просто бороться, но побеждать, всегда диктовал мне линию поведения. Я шел до конца. И в большинстве случаев выигрывал дела. Особенно в гражданских процессах. Помешать могла только политическая подоплека дела. Но возможно обойти даже и ее. Главное — находить железобетонные аргументы и доказательства, которые будут подтверждать аргументацию, а еще — демонстрировать судьям, что ты пойдешь до конца. И это важно даже сегодня, когда в политических делах побеждать все сложнее.

— В каком деле у Вас получилось обойти даже политическую подоплеку?


— Одно из дел, которое запомнилось мне больше всего, это дело Михаила Чигиря. Политизировано дальше некуда. Помните ту ситуацию с альтернативными выборами президента в 1999 году, на которых он выдвигал свою кандидатуру? А потом был обвинен в злоупотреблении служебными полномочиями. В его деле около 18 томов. В результате правильно построенной защиты суд оправдал Чигиря по 4 из 5 эпизодов. По 5-му эпизоду я подал жалобу, и дело было прекращено.

«Сегодня судьи полностью легли под исполнительную власть»

— Вы работали в правозащитной сфере еще в советские времена. Как изменялась ситуация в Белоруссии в течение десятилетий?


— Я застал еще то счастливое время, когда несмотря на коммунистический режим, законы срабатывали. За малым исключением очень политизированных дел. Я был судьей с 1971 по 1976 годы. И тогда существовало телефонное право, которое и сегодня процветает. Но я старался ему не подчиняться, и это получалось. Опять же, говорю, главное — дать ясно понять, что ты не будешь играть нечестно. В конце 80-х годов — горбачевская оттепель, время, когда с постов были сняты генеральный прокурор, министр юстиции, другие чиновники. Коммунистическая партия обладала уже минимумом власти. Тогда даже в острых политических делах можно было добиваться позитивного решения.

Сегодня наши судьи полностью легли под исполнительную власть. Если это политический заказ, сегодня заранее известно, что ни в какой инстанции суд не опротестует дело.

«Настоящих правозащитников репрессии не останавливают»

— Что это значит — быть правозащитником в белорусских условиях?

— Правозащитник не защищен законом, нет закона о деятельности правозащитников, или какого-то международного документа. В то же время, есть большой моральный авторитет правозащитников во всем мире. Это, кстати, быстро поняли наши оппозиционные партии: проще работать в правозащитном поле, чем в профессиональной политике. Например, бывшая акция ОГП «Цепочки неравнодушных», работа «Говори правду» — это чисто правозащитная деятельность, а не политическая. И это очень характерно для таких режимов, как в Белоруссии.

— Мне доводилось слышать от правозащитников, что не хватает ни сил, ни мотивации, когда видишь, что другим это не надо. А у Вас не возникало такой усталости? Насколько в Белоруссии это благодарное дело — защита прав?

— Да, общество все более пассивное, надоело и населению, и активистам, что нет прогресса, а правительство только закручивает гайки. Не устаю ли я? Я по характеру боец, поэтому пока не буду разбит, болезнью или чем-то еще, не оставлю правозащитное дело. Это моя внутренняя потребность — помогать людям. Настоящих правозащитников репрессии не останавливают. Ведь трус в защиту прав не пойдет. Здесь нужно иметь бойцовские черты характера.

«Кусок хлеба белорусам ближе, чем понимание свободы»

— Какие права белорусов сегодня нарушены?


— В Белоруссии нарушаются все основные права человека — начиная от права на жизнь и заканчивая правом на похороны. В последнем случае — если человек расстрелян, у нас не выдают его тело, не говорят, где он похоронен. Идет нарушение всех международных норм. И это, без сомнения, — бесчеловечное поведение со стороны государства. У белорусов нет того права, которое бы чиновники не нарушили. Сегодня в Белоруссии давление на гражданское общество еще сильнее, чем в СССР в последние десятилетия.

— А насколько сами белорусы осознают, что их права нарушаются?

— Учитывая, что в условиях истинной свободы, как ее понимают на Западе, мы никогда и не жили, люди не знают, что входит в понятие свободы и прав, и не могут воспринимать свободу как нечто ценное, как что-то свое. Кусок хлеба им ближе, чем то же право на создание ассоциации, и другие права.

Статистика свидетельствует, что в рейтинге ценностей свобода и права у белорусов находятся гораздо ниже самых базовых потребностей. На первых местах — право на жилье, на достойное вознаграждение за труд.

«Оппозиция — не гарант реализации прав человека»

— Что можно сделать сегодня, чтобы изменить ситуацию?


— Во-первых, нужно время. Как показывает история западной демократии, некоторым из них потребовалось 200-400 лет. Но в то же время наши соседи — Прибалтика, Грузия, надеюсь, Украина, показывают, что эти процессы могут идти гораздо быстрее. Я глубоко убежден, что такая ситуация назревает и в Белоруссии. Чем больше репрессий, тем большей будет потребность в свободе. Но рассчитывать на то, что это произойдет завтра, не приходится.

Общество нужно готовить к пониманию, что такое права человека. И правильнее сегодня работать именно с людьми и их сознанием, а не с властями. При нынешних властях вряд ли что-то изменится в лучшую сторону. Но и смена власти не гарантирует, что права человека будут уважать и реализовывать. Оппозиция — не гарант реализации прав человека. Многие из тех, кто сегодня называет себя оппозицией, совершенно не придерживаются действительно демократических ценностей, потому что они на них не воспитывались. И это может еще сказаться на нас — сегодня их давят, завтра будут давить они.

Правда, и молодое поколение не много оптимизма дает, потому что воспитывается на «пофигизме». Но природа такова, что иногда порождает тех, кто все же выводит страну к демократическим ценностям. Тем же, кто собирается в правозащитную деятельность, хочу пожелать выдержки, душевного равновесия и готовности бороться.

***

Гарри Погоняйло родился 14 октября 1943 года на станции Плисецкая Архангельской области — в лагере для репрессированных, где прожил до трех лет. Окончил юридический факультет БГУ. Работал адвокатом, судьей. Принимал участие в составлении Конституции Республики Беларусь 1994 года. Выступал адвокатом в громких делах Славомира Адамовича, Тамары Винниковой, Павла Шеремета, Дмитрия Завадского, Михаила Чигиря, Василия Старовойтова. Сейчас–— руководитель юридической службы Белорусского Хельсинкского комитета.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.