В преддверии политических выборов «Азаттык» продолжает брать интервью у лидеров соперничающих партий. На этот раз вопросы о выборах были заданы лидеру партии «Ар-Намыс» Феликсу Кулову. По его словам, присоединение прозападных политиков в считающуюся пророссийской партию «Ар-Намыс» является обычным явлением.

— Мы продолжаем беседовать с лидерами партий перед выборами. Сегодня на наши вопросы ответил лидер партии «Ар-Намыс» Феликс Кулов. Здравствуйте, Феликс мырза. Добро пожаловать в нашу студию. Сегодня 31 августа, Кыргызстан отмечает 24-летие обретения независимости. Выступая с поздравительной речью, глава государства заявил, что нужно развивать государственный язык. В основном вас критикуют за то, что вы плохо знаете кыргызский язык. Вы не жалеете о том, что за более чем 20 лет вы не освоили язык на должном уровне?

— Во-первых, всех поздравляю с великим праздником. Во-вторых, я всегда так говорю, если мне не хватает слов, я говорю сердцем.

— Вы думаете, что уже изучили кыргызский язык?

— Сталкиваюсь с трудностями, когда дело доходит до юридических терминов. С народом разговариваю на кыргызском языке.

— А в чем тогда проблема? Уже более 20 лет приводят в пример вас, когда заходит речь о кыргызском языке. К примеру, говорят: «Феликс Шаршенбаевич Кулов плохо знает кыргызский». Вам не хватает кыргызской литературы или вы не сильно стараетесь? Как вы сами считаете?

— Вот как я отвечу на этот вопрос. Если дело доходит до юридических терминов, то я сначала думаю на русском, а потом перевожу на кыргызский. Поэтому мне иногда тяжело. Речь о юридических терминах.

— Вот первый вопрос, который касается выборов. Ваша партия «Ар-Намыс» известна тем, что является сторонницей России. А ближе к выборам вы объединились с известными прозападными политиками — Омурбеком Абдырахмановым и Равшаном Жээнбековым. Вас объединили только выборы или совпали даже идеи? Вы — пророссийский политик, а они прозападные политики.

— Нужно открыто сказать, Омурбек Абдырахманов, Кубатбек Байболов, Равшан Жээнбеков и я... в первую очередь должны отстаивать интересы Кыргызстана. Неправильно говорят. Почему? Омурбек Абдырахманов, Равшан Жээнбеков, Байболов, они, в первую очередь, берут оттуда хорошие примеры, законы, касающиеся демократии. Какие законы? Наделить людей правами, провести децентрализацию, обеспечить свободу. Я это поддерживаю. Говоря по-русски, у нас сейчас произошло «совпадение интересов». Но я говорю, в первую очередь я кыргызстанец, а потом мы смотрим, что нужно перенять. Какая есть польза от России? 1 млн наших граждан живут там. 400 тысяч человек получили российское гражданство. Говоря по-русски, этот вопрос перерос в «геополитику».

— Но вы же не будете скрывать, как лидер партии «Ар-Намыс», что ваша партия на стороне России?

— Нет, мы говорим так. У нас в первую очередь кыргызстанская партия. Наш принцип таков — дружить нужно со всеми. Все говорят, это уже превратилось в штамп, якобы мы полностью за Россию, а Равшан Жээнбеков за Америку. Это неправильно. Мы сейчас работаем как кыргызы.

— Тем не менее избирателям до сих пор непонятно. До этого прозвучала критика, связанная с тем, что знамя «Ар-Намыса» напоминает российский флаг. Известно, что Равшан Жээнбеков и Омурбек Абдырахманов — прозападные политики. Во времена, когда в геополитике усиливается противостояние России и Запада, не пытаются ли кыргызстанские политики из двух разных лагерей отказаться от принципов, идеологических интересов ради получения голосов народа?

— Если я сейчас расскажу, что содержится в нашей программе, то из ЦИК нам скажут, что это агитация. А сейчас этим заниматься запрещено. Тем не менее, во-первых, наше знамя. Какое оно у нас? Там синий и красный оттенок. Это на белом фоне. Нам сразу сказали, что это похоже на российский флаг. Но это неправильно. Почему у нас такое знамя? Во-первых, мне рассказал историк о том, что синий цвет подразумевает алтайских кыргызов. Красный — тяньшаньские кыргызы. Поэтому на нашем знамени такое сочетание цветов. Красный и синий.

— В вашем списке кандидатов уже нет таких продуктивных депутатов — Дастана Бекешева, Каныбека Иманалиева. Ушли в другую партию. Им не удалось найти с вами общий язык? Или они не прошли ваш отбор? Почему произошел этот раскол?

—  Я еще раз говорю. Мне много раз задают такой вопрос. Кто ушел в СДПК? Дастан Бекешев, Кожобек Рыспаев, Анвар Артыков, Алтыбаева, Бакыт Жетигенов. Пять человек. В «Ата Мекен» ушли Каныбек Иманалиев, Талант Узакбаев. В «Замандаш» ушел Замир Бекбоев. Еще какие партии? В общем, многие депутаты ушли в другие партии. Почему ушли? Во время бесед мне говорят, что там есть перспектива. Почему? Они говорят: «Вы управляете этой партией. А мы, если получится, будем управлять другой партией. Поэтому уходим». По-моему, в будущем мы будем их воспринимать как союзников. Я говорю, что эти ребята не враги нашей партии. Если эти партии пройдут в Жогорку Кенеш, мы будем работать по единой программе.

— Вы хотите сказать, что внутри парламента будете работать вместе?

— Правильно. Так и будет.

— Тем не менее сейчас у них депутатский мандат от партии «Ар-Намыс». А что между вами случилось?

— Ничего не случилось. Не было конфликта. Наша позиция такова. Каждый человек должен быть свободен. Не так ли? Один пример. Наши депутаты заняли первое место по законотворчеству. Большинство законопроектов были инициированы нашей фракцией. Поэтому все говорят, что наши ребята очень подготовленные, грамотные, из нашей партии вышли такие хорошие депутаты. Честно говоря, я над этим потрудился.

— В вашу партию приходят «легионеры». Верите ли вы сами в то, что они способны поддержать политику «Ар-Намыса», воплотить в жизнь  партийные идеи? К вам приходят отовсюду. Истинных «ар-намысовцев» в вашем списке мало.

— Во время курултая был такой разговор. Вот наш устав, поддерживаете? Тогда вы вступите. Все поддерживают. Поэтому у нас получилась сплоченная партия.

— Партийные списки составляются по различным критериям. К примеру, «золотая десятка». Занявшие первые 10 мест никуда не смещаются. Эксперты говорят, что эти выборы станут самыми дорогими. Якобы 1 мандат стоит от 300 тысяч до одного миллиона. Сами знаете, что без денег тяжело участвовать в выборах. А как в «Ар-Намысе» происходило распределение мест?

— Скажу честно, таких разговоров у нас нет. Не знаю, какая партия берет миллион долларов. Для нас нет разницы между первой, второй, четвертой десяткой. Один человек у нас выделил 30 тысяч долларов, это максимум. Мы сказали: «Будем рады любому взносу». Вот по такому принципу мы работаем.

— Каждый вносит сколько сможет?

— Именно так. По-русски говоря «от души».

— Значит, избирательный фонд будет формироваться из добровольных взносов?

— Я сделал внос, другие ребята сделали взнос. В нашей партии сейчас 30 тысяч человек. Если даже каждый человек выделит по одной тысяче сомов, нам хватит.

— Понятно. А вы можете сказать, сколько вы внесли?

— 50 тысяч долларов.

— Вы возглавляли правящую коалицию. Нынешний парламент нещадно критикуют. Не считаете ли вы, будучи главой правящей коалиции, что допустили много ошибок? Потому что актуальные проблемы вроде «Кумтора» остались нерешенными, как говорил глава государства, парламент увлекся популизмом. Как вы ответите на такую критику?

— Для начала следует отметить, что наша фракция на протяжении 2 лет находилась в оппозиции. Затем три года мы были в коалиции большинства. Я возглавляю коалицию на протяжении 2 лет. Есть недостатки. Нужно открыто об этом сказать. Но у нас есть заслуги. На протяжении 5 лет в республике было спокойно, не так ли? Не было какой-либо революции. Нужно открыто сказать, к этому приложили усилия наш парламент, президент, правительство, народ. Конечно, недостатков много. Что касается «Кумтора», мы выдвинули требование правительству. Наша коалиция большинства вынесла решение. Этот вопрос обязательно нужно рассматривать в рамках закона. Мы сейчас работаем законным путем.

— Мне хотелось бы узнать ваше мнение о внешней политике. Сегодня в День независимости, в интернете появилась критика. Якобы создается впечатление, будто сегодня отмечается не День независимости Кыргызстана, а день рождения «Газпрома». Эксперты говорят, что Кыргызстан во внешней политике в одностороннем порядке поддерживает Россию. Если «Ар-Намыс» пройдет в парламент, то какой будет позиция партии во внешней политике? Вы сторонник многовекторной политики или действующей, одновекторной политики?

— В нашей программе написано, что мы сторонники многовекторной политики.

— Как вы оцениваете то, как ведет внешнюю политику глава государства?

— Я беседовал с Алмаз Шаршеновичем, этот человек говорит, что у нас должна быть многовекторная политика. По закону за внешнюю политику отвечает Атамбаев.

— Возможно на словах у нас многовекторная политика, но на деле он недавно отказался от участия в Ассамблее ООН, вы хорошо знаете, что в одностороннем порядке было денонсировано соглашение о сотрудничестве между нашим правительством и США. Не сигнализируют ли эти события о том, что мы действительно взяли курс на Россию?

— Я беседовал с послом Америки по этому закону. Это не закон, а постановление. Мы поговорили о том, в каком направлении нужно работать. Скорее всего, мы найдем выход. В политике такое бывает. Я открыто сказал, что это было поспешное решение. Но у правительства есть такое право. Но я был против такого решения.

— Вы были против денонсации соглашения?

— Да, я был против.

— Вероятно вы время от времени встречаетесь с главой государства. Смогли ли вы озвучить ему свою позицию?

— Я озвучил. Даже в интернете. Сказал, что это неправильно, что вопрос нужно рассмотреть со всех сторон.

— Вы знаете, что Киргизия стала полноправным членом Евразийского экономического союза. Бизнесмены испытывают трудности, подорожали товары из третьих стран. Ваша позиция остается неизменной? Или вы все-таки считаете, что состоя в ЕАЭС, Киргизия еще столкнется с трудностями?

— По-моему, в изоляции мы не можем развиваться. Поэтому я говорил, что нам нужно вступить в ЕАЭС, в Таможенный союз. Тем не менее нам нужно думать о своих интересах, не так ли? В первую очередь нужно узнать позицию правительства. Затем парламент издаст необходимые законы. Посмотрим, как будет. По-моему, нас ждет хорошее будущее.

— Все перед выборами пытаются заручиться поддержкой российской власти, провести встречи. Может и вы намерены встретиться с российским руководством?

— Нет, я не поеду в Россию. Никогда туда не поеду, как и в любое другое место. Я буду работать со своим народом. Таков мой принцип. По-моему, будет неправильно, если оттуда будет поддержка.

— Значит, вы не ждете оттуда поддержки?

— Нет, не жду поддержи.

— Потому что недавно было интересное обстоятельство. В вашей партии прозападные политики, а вы сами пророссийский политик... Вы получите поддержку из обеих сторон или не получите?

— Нет, это неправильно. Почему? Все говорят — нужно заручиться поддержкой одной стороны. По-моему, это примитивные мысли, не так ли? Откровенно говоря. Если наш народ не поддерживает, а поддерживает Россия, то вряд ли кто-то оттуда проголосует за наш народ. Поэтому у нас следующая позиция — встречаться с народом и получить голоса народа. Тогда мы пройдем в Жогорку Кенеш. Никто другой нам не поможет. Это реальная позиция.

— Часто ли вы встречаетесь с главой государства? Ведь перед выборами многие партийные лидеры с ним встречаются, советуются.

— Откровенно говоря, за три месяца я встретился с Атамбаевым один раз.

— Но вы советуетесь, беседуете, озвучиваете свое мнение.

— Обязательно. Я озвучиваю свое мнение как глава коалиции большинства.

— Как вы думаете, сумеет ли партия «Ар-Намыс» войти в доверие народа на предстоящих выборах? Потому что звучала критика в сторону партии «Ар-Намыс» и в ваш адрес. Особенно по кадровым вопросам. Говорили: ««Ар-Намыс» — партия, распределяющая папки». Не боитесь, что вы утратили доверие народа?

— Не боюсь. Мы все открыто говорим. Говорим о недостатках. У нас нет секретов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.