Учащение в последнее время случаев покушений на жизнь российских журналистов вызвало возмущение у ведущих средств массовой информации Запада – и недаром. Эти покушения совершенно недопустимы и требуют решительного осуждения и реальных ответных действий. Однако не всегда эти выражения осуждения в равной мере точны и справедливы.

Одни высказывают пожелание, чтобы российский президент Дмитрий Медведев решительно положил конец зачастую действительно полной безнаказанности лиц, совершающих подобные преступления. Другие открыто заявляют или подразумевают, не имея на то соответствующих доказательств, о том, что в этих покушениях прямо или косвенно замешаны премьер-министр Владимир Путин и его ближайшее окружение, с момента его прихода к власти в 2000 году.

И те, и другие нередко видят в зверских убийствах журналистов показатель уровня авторитаризма в России. Частые выступления с критикой такого  положения в России создают впечатление, что подобные преступления являются чем-то специфическим именно для этой страны. Однако в Китае, на Кубе, в Северной Корее, Саудовской Аравии и во многих других странах, в том числе и тех, с которыми мы поддерживаем рабочие отношения, деятельность независимых журналистов запрещена или на нее наложено гораздо больше ограничений, чем в России. Эти страны привлекают значительно меньше внимания, чем Россия, где тысячи журналистов занимаются проведением независимого репортерского расследования.

Сравнение также показывает, что среди стран, где существует практика работы независимых журналистов, Россия имеет далеко не самые худшие показатели по числу убитых журналистов на единицу населения.  Кроме того, по данным той же статистики печально известно, что убийства по контракту и политические убийства очень плохо раскрываются как в Москве и Латинской Америке, так и в Северной Америке и в Европе.

Число нераскрытых заказных убийств журналистов в России в период президентского правления Бориса Ельцина было явно больше двадцати преступлений подобного рода, имевших место за восемь лет президентского правления Путина, и двух – в период правления Медведева.

В 1990-х годах, эпоху дикого капитализма в России, доморощенные преступники, пришедшие к власти в политике и в бизнесе, быстро научились убивать, чтобы получить желаемое. Они нажили и сохранили свои состояния, не гнушаясь коррупции, и намерены защищать свои приобретения и свое имущество. Почти во всех случаях убийства по контракту (включая убийства журналистов)  были «заказаны» Москвой и региональными криминальными группировками, либо коррумпированными чиновниками, чью частную жизнь и махинации журналисты сделали достоянием гласности. Очень редко эти криминальные элементы располагались далеко от Москвы и участвовали исключительно в местных политических и деловых распрях. Во всех случаях грязную работу выполняли профессиональные убийцы, из-за чего эти преступления было практически невозможно раскрыть.

Из двадцати российских журналистов, убитых с 2000 года, Павел Хлебников (Paul Klebnikov), журналист Forbes, написал несколько бестселлеров о Борисе Березовском и о других богатых олигархах, а также о главе чеченской мафии. Как известно, Хлебников, скорее, симпатизировал Путину. В его случае это было явно заказное убийство; однако западные средства массовой информации почему-то предпочли припутать сюда Путина.

И, разумеется, неправда, что ни одно из двадцати убийств не было раскрыто. Шесть преступлений, включая недавнее убийство журналиста «Новой газеты» Анастасии Бабуровой и юриста-правозащитника Станислава Маркелова в январе 2009 года, были раскрыты, хотя не по всем официальным обвинениям были вынесены обвинительные приговоры. Убийство Бабуровой, очевидно, не было запланировано, она погибла случайно, видимо, когда пыталась остановить убийц Маркелова. Маркелов многие годы враждовал с неофашистами; в его убийстве обвинили двух членов известной неофашистской группировки «Русский образ». По данным антифашистского информационно-аналитического центра «Сова», его убийство вызвало радостную реакцию на вебсайтах неофашистских организаций. По данным этого же центра, преследование преступлений, совершенных ультраправыми силами, переживает сейчас в России подъем, и количество подобных преступлений с 2009 года снизилось. Однако это осталось практически незамеченным основными западными средствами массовой информации.

Убийства Хлебникова, Анны Политковской из «Новой газеты» и Юрия Щекочихина, бывшего также депутатом Госдумы, -  единственные убийства федерального значения, остающиеся пока нераскрытыми и безнаказанными. В последних двух случаях расследование в последние месяцы было продлено (по делу Политковской)  и вновь открыто (по делу Щекочихина).

Хотя есть определенные данные, что Путин преуменьшает значение убийств журналистом и, возможно, предпринимает слишком мало шагов, чтобы положить конец безнаказанности в подобных случаях, никаких доказательств, указывающих на причастность Путина или его ближайшего окружения к какому-либо из этих преступлений, никогда не всплывало.  Единственный случай, когда вероятного преступника можно было бы рассматривать как политически близкого Путину, - это случай чеченского президента Рамзана Кадырова. Однако отношения между Путиным и Кадыровом весьма неоднозначные. Это скорее союз, основанный на политической необходимости, движущей силой которого является боязнь анархии и роста терроризма в кавказском регионе, если чеченским лидером окажется человек с менее тяжелой рукой и с меньшим влиянием.  Отважная Анна Политковская, чье убийство до сих пор не раскрыто, вызывала неприязнь у чеченских лидеров и русских неофашистов, которых она  открыто критиковала в российских СМИ. Весьма вероятно, что ее оставшееся безнаказанным убийство – дело рук одной из этих двух групп.

После вступления на пост президента Дмитрия Медведева российское руководство заняло совершенно иную позицию в отношении убийств или избиений журналистов. Когда были убиты Маркелов и Бабурова, Медведев немедленно высказал соболезнование. Он пригласил главного хозяина «Новой газеты», бывшего советского президента Михаила Горбачева, и издателя газеты, в Кремль, и там дал интервью этому оппозиционному изданию. Точно также буквально через считанные часы Медведев отозвался на недавнее нападение на журналиста газеты «Коммерсант» Олега Кашина, строго осудив это преступление и заявив, что оно будет раскрыто, а виновники предстанут перед правосудием. Недавно происшедшее отделение Следственного комитета от Генеральной прокуратуры указывает на то, что президент планирует изменить нынешнюю совершенно ненадежную систему раскрытия подобных преступлений. Все это заслуживает широкого освещения; читатели должны иметь возможность ознакомиться с фактами в этой области во всей их полноте и со всеми подробностями.

Гордон Хан – старший научный сотрудник исследовательской и образовательной программы по терроризму американского Монтерейского института международных исследований, приглашенный профессор в Высшей Школе международных исследований, в институте международных исследований в Монтере, Калифорния; аналитик и консультант издания Russia Other Points of View – Russia Media Watch; старший научный сотрудник Центра исследования терроризма и разведки (CETIS), Akribis Group.  Доктор Хан – автор двух заслуживших широкое признание книг: "Russia’s Revolution From Above" (Российская революция сверху) и "Russia’s Islamic Threat" (Исламская угроза России), названная журналом  Choice событием 2007 года. Автор сотен статей в научных журналах и посвященный российской, евразийской и международной политике. Он ведет рубрику «Ислам, Исламизм и Политика» (Islam, Islamism, and Politics) на страницах Eurasia Report.