За восемь месяцев до парламентских выборов в стране Путина крайне правые силы набирают популярность на волне все более и более явной ксенофобии.

Надевший маску болельщик Московского «Спартака» Артем не может пройти незаметно. Перед ним на трибуне один за другим выступают ораторы. В этот день в самом центре Москвы около тысячи человек собрались для того, чтобы потребовать сокращения федеральных субсидий, которые государство выделяет расположенным у границы с Грузией и Азербайджаном мусульманским республикам Северного Кавказа. 

После прохода через металлоискатели публика собирается перед прочным ограждением. «Это кавказцы убивают русских, я видел это на видео», - утверждает Артем, стоя под развевающимся российским флагом.    

Собрание проходит в середине апреля, в период, когда число нападений на иностранцев резко увеличивается. Когда на календаре 20 апреля, день рождения Гитлера, неонацистские группировки стремятся почтить память Фюрера, избивая всех людей неславянской наружности. В 2011 году уже погибло 11 человек. А после столкновений 11 декабря 2010 года на Манежной площади плотина терпения начала поддаваться: поток ненависти становится все сильней.    

«Хватит кормить Кавказ!» - кричит толпа. Подхваченный душевным порывом юный Артем поднимает кулаки к небу. Он входит в число тех 53% русских, которые считают, что Россия должна принадлежать им (опрос независимого «Левада-Центра). Это чувство лишь обострилось после теракта в аэропорту Домодедово 24 января 2011 года.

Кавказ под прицелом


Другая обстановка, иная атмосфера. Сидя за рулем своего Ford, Дмитрий Демушкин также полагает, что государство слишком много тратит на Кавказ. Он на полной скорости мчится по улицам московского пригорода. «Я бы хотел ездить на немецкой машине», - смеется этот уже много лет бессменный лидер «Славянского союза» (в 2010 году Мосгорсуд признал деятельность «Славянского союза» экстремистской и запретил ее деятельность на территории России – прим. ред.). 32-летний Дмитрий - это одна из ключевых фигур движения российских скинхедов. 

Название его организации складывается в аббревиатуру SS. Прекрасно организованное движение «скинов» почерпнуло часть правил у «Русского национального единства», вдохновленной идеями нацизма внепарламентской организации, которая приняла участие в попытке государственного переворота против Бориса Ельцина.  

В 2010 году РНЕ запретили, посчитав объединение чересчур «экстремистским» (так в тексте. Вообще же запрещена лишь рязанская ячейка РНЕ: в 2008 году такое постановление вынес Железнодорожный суд Рязани – прим. ред.). В итоге оно сменило название и продолжило следовать своим путем. В России такое случается сплошь и рядом.

«Больше никто не представляет эту половину россиян, которым не нужны здесь мусульмане», - сожалеет Дмитрий, поглаживая рыжую бороду, за чашкой узбекского кофе на веранде ресторана. Он сам подает пример: он тренирует бойцов российских специальных сил на Кавказе и обучает сотрудников ФСБ (наследница КГБ) владению холодным оружием.

В разговоре с иностранным журналистом товарищ Демушкин позволяет себе некоторые вольности. «Я предпочел бы 20 000 плохих азербайджанцев, чем 20 миллионов интегрировавшихся, - говорит он. - Они угрожают нашей культуре и нашему образу жизни». 

Что касается остального, этот дипломированный психолог владеет языком так же хорошо, как и ножом. Который он, кстати, всегда носит во внутреннем кармане куртки. Нацистское приветствие? Его называют «фюрером», но он никогда не протягивал руку в этом приветственном жесте. На его правой руке красуется татуировка в виде свастики. Он говорит, что порицает насилие и поддерживает «прекрасные» отношения с антифашистами и защитниками прав человека. Тем не менее, в 2004 году его задержали за отравление активиста, а два года спустя подозревали в попытке совершения теракта в мусульманской мечети. 
 
«Когда вы ходите по Парижу, вас не раздражают эти орды арабов и черных, которым принадлежат ваши магазины?» - ни с того ни с сего спрашивает он перед тем, как попрощаться. 

Объединиться, чтобы выжить

По сравнению с Демушкиным Владимир Ермолаев в своем костюме с галстуком выглядит как выпускник воскресной школы. Тем не менее, этот бывший лидер «Движения против нелегальной иммиграции» ничуть не менее радикален в своих взглядах. 18 апреля этого года ДПНИ также запретили по решению суда. Это созданное в 2002 году объединение долгое время было одним из самых активных в российском обществе. ДПНИ нередко обвиняли в использовании нацисткой символики, а его главной задачей была депортация всех нелегальных мигрантов с территории страны. 
 
«Я хочу защитить Россию от этих варваров», - объясняет этот социолог по образованию, ярый поклонник Римской Империи и Марин Ле Пен (Marine Le Pen, лидер французского «Национального фронта», прим. ред.). Он говорит очень складно, хорошо подбирая слова: «Я говорю о тех, кто совершил теракты в московском метро и высадился на острове Лампедуза». В одном он не сомневается: с началом арабской весны «революция русских против власти и иностранцев уже не за горами». 

53% процента россиян полагают, что Россия должна принадлежать русским.

Больная национализмом страна


11 декабря 2010 года 5000 молодых людей ввязались в столкновение с силами правопорядка на расположенной у самого Кремля Манежной площади после гибели молодого русского болельщика от рук кавказцев. Экстремисты избили нескольких «черных», как они называют выходцев с юга.

Неонацистское движение в стране зародилось после распада СССР в 1991 году. Присутствие работников-иммигрантов, а также войны с чеченскими сепаратистами привели к подъему ксенофобских настроений и росту числа преступлений на расовой почве. В то же время, свою роль здесь сыграли и другие факторы. «Германии удалось порвать с эрой Гитлера. В России же так и не произошло настоящей десталинизации», - недоволен широко известный в Москве правозащитник Андрей Юров. Тем не менее, специалист по российскому национализму Марлен Ларюель (Marlène Laruelle) не согласна с этим мнением: «Национализм существовал задолго до распада СССР. Большую роль здесь играет ощущение потери статуса на международной арене, а также ухудшение экономической, социальной и культурной жизни».

В 2000-х годах погромы стали обычным делом. По данным информационно-аналитического центра «Сова», 2008 год оказался худшим за все десятилетие со 116 погибшими и 623 ранеными. Сегодня число убийств сократилось, однако количество раненых остается на прежнем уровне. Ситуация все еще вызывает беспокойство. «Половина молодых россиян симпатизируют фашистским идеям и готовы действовать. Добавьте сюда националистов, ксенофобов, расистов, сталинистов и авторитаристов, и вы получите 70%», - отмечает директор по развитию Московской Хельсинкской группы Андрей Юров.  

Малоизвестные группы

Всего в российских городах насчитывается несколько сотен правоэкстремистских объединений. Большая часть этих в разной степени организованных групп даже не пытается отвоевать себе место в парламенте. Чтобы заставить всех считаться с собой, им нужно объединиться. В результате в мае этого года различные националистические движения (в том числе и запрещенные, такие как «Движение против нелегальной иммиграции» и «Славянский союз») объявили о создании единой организации. Целью нового движения «Русские» является достижение этнополитической солидарности. Для этого оно собирается объединить в себе весь спектр крайне правых сил и (чем черт не шутит) представить своих кандидатов на выборы.

В такие времена в свои ряды берут всех без разбора. Это касается, например, сибирского движения «Русский образ», у которого насчитывается несколько сот сторонников в Москве. «Мы хотим подойти к решению всех проблем, в том числе и экологических», - заявляет его лидер Алексей Михайлов в принадлежащем русским азиатском ресторане. Его партия подчеркивает важность русской культуры и выступает против употребления наркотиков и алкогольных напитков. Кроме того, у нее имеется очень жесткий националистический этический кодекс. 

Этот сторонник  преобладания одной культуры в прошлом был неонацистским активистом. Ему совершенно не нравятся евреи, тем более что, как он шутит, один из них укусил его, когда тот был маленьким. Его мечта? Привести крайне правых к власти. Чтобы добиться этой цели, Алексей вербует юных фанатиков из московских клубов болельщиков.
 
«Эти лидеры пытаются монополизировать другие темы, как, например, демократические свободы. Однако им очень трудно отделаться от наполненного насилием прошлого», - считает директор центра «Сова» Александр Верховский. Эта неправительственная организация занимается изучением вопросов национализма и ксенофобии в России. «Эти движения раздирает внутренняя борьба, в результате чего им не удается объединиться. Вообще, у них нет способной объединить их фигуры», - добавляет этот правозащитник, которому регулярно угрожают расправой.  

Экстремистки настроенные правые группы в свою очередь обвиняют правительство в том, что оно стремится заткнуть им рот перед грядущими выборами. Все это только предлог, уверен специалист по национализму Александр Черник. «Как только лидеры начинают поиски компромисса с властью, за ними больше не идут сторонники», - уверен он. Этот журналист газеты «Коммерсант», блондин с серьгой в ухе, был членом антифашистского движения. «Здесь находится ячейка антифа», - смеется он, показывая свой кабинет.  

По его мнению, в настоящий момент Россия переживает новую волну фашизма: «Здесь кроется главная опасность. Выйдя из организаций, молодежь собирается в небольшие группы, которые очень трудно отследить полиции».