6 ноября 2010 года российский журналист Олег Кашин стал жертвой жестокого нападения в подъезде его дома. Наш корреспондент взял у него интервью.

La Russie d'Aujourd'hui: Каково нынешнее положение журналистов в России?

Олег Кашин: Я никогда не считал, что в России существуют какие-либо специфические проблемы именно для журналистики. Эта страна опасна сама по себе. В целом здесь убивают в 40 раз больше людей, чем в Европе. Вот почему по статистике журналистов тоже убивают в 40 раз чаще, чем в других странах.

В газете «Кашин», которая выходила, пока я лежал в больнице, был напечатан список убитых журналистов: я чувствовал себя немного неловко, потому что в нем были упомянуты имена людей, которые по всей очевидности погибли по не связанным с их работой причинам. 

- Михаил Федотов (советник Медведева и председатель Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека – прим. ред.) утверждает, что в целом за последние три года ситуация стала лучше…

- Он также заявлял о том, что дело Кашина почти раскрыто. «Почти раскрыто» это тоже самое, что «немного беременна». Такого просто не бывает. Несмотря на упорную работу следователей, дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Прошло уже восемь месяцев, и я очень сомневаюсь, что однажды мы все же узнаем правду. Сами понимаете, я несколько скептически отношусь к тому, что говорит Федотов… Лично я не стал бы говорить об улучшении ситуации. Возьмите хотя бы Химкинский лес: его защита стала причиной для серьезной агрессии против журналистов, мы по-прежнему видим насилие, в том числе против экологов. Я бы не сказал, что в стране стало легче дышать.  

- Как вам работается и живется после нападения?

- Моя жизнь, разумеется, изменилась. Мне иногда отказывают в интервью, потому что думают: «Его избили из-за того, что он написал то, что не следовало, значит, он сделает то же и с нами»… В то же время я стал известнее, что нередко облегчает мне задачу. В целом я могу работать, как и раньше.

- Вам не страшно?

- Мне кажется, что это нападение вписывается в долгую череду провокаций и агрессии. Зацикливаться на этом было бы глупо.

- Вам приходится отказываться от сюжетов для статей?


- Нет. Более того, думаю, что сегодня я стал писать еще жестче, чем раньше.

- Не кажется ли вам, что вы стали символом?


- Такой риск был. Но, к счастью, мне удалось его избежать, в первую очередь с помощью возврата к нормальной работе. А моя последняя публикация, вымышленные мемуары Константина Эрнста в журнале «Власть», кажется мне гораздо важнее, чем ноябрьские события, так как она вызывает дискуссии и споры по актуальным вопросам.

Кроме того, процесс против Якеменко можно считать продолжением длящейся уже 10 лет полемики. На этот раз он обвиняет меня в посягательстве на его честь, так как я рассказал, что уверен в его причастности к нападению. Суд должен вынести решение сегодня. (Через несколько часов после интервью суд признал правоту Кашина, прим. La Russie d'Aujourd'hui)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.