Москва — Приговор, вынесенный осужденным Марии Алехиной и Надежде Толоконниковой из группы Pussy Riot, может быть смягчен – судьбой девушек занялся аппарат уполномоченного РФ по правам человека. Омбудсмен Владимир Лукин обратился в Мосгорсуд с ходатайством об отмене приговора, который он посчитал «неправосудным».

В ходатайстве, текстом которого располагает редакция газеты «Коммерсантъ», омбудсмен отметил, что в приговоре не дана оценка степени нарушения общественного спокойствия, а также «нормальной работы храма Христа Спасителя в результате действий обвиняемых».

Фактически, считает Лукин, участницы панк-группы нарушили лишь «внутренние правила поведения в здании храма», а это нельзя расценивать как грубое нарушение общественного порядка.

Кроме того, как заявляет в своем ходатайстве уполномоченный по правам человека, обвинению не удалось доказать наличие у подсудимых мотивов религиозной ненависти, поэтому приговор является несправедливым.

Ходатайства об отмене либо смягчении приговора, которые ранее подавали в Мосгорсуд и другие инстанции адвокаты участниц группы, были отклонены. Рассмотрение последнего из них состоялось 3 марта, когда защитник Марии Алехиной попросил об отсрочке наказания для своей подсудимой, которой нужно растить 5-летнего сына. Суд отклонил это ходатайство.

Неожиданный поворот


Вмешательство Владимира Лукина в ход судебных дел уже неоднократно заканчивалось неожиданным смягчением приговоров, поэтому теперь в судьбе Алехиной и Толоконниковой можно ожидать неожиданных поворотов, убеждена экс-адвокат еще одной участницы группы Екатерины Самуцевич (освобождена из зала суда  – Виолетта Волкова.

«Те дела, в которые вступает Лукин и его аппарат, заканчиваются для привлекаемых к уголовной ответственности легким приговором, – заявила он в комментарии Русской службе «Голоса Америки». – Поэтому я только приветствую его инициативу».

В беседе с корреспондентом адвокат рассказала, что защитники участниц Pussy Riot уже общались с Лукиным во время судебного процесса.

«Мы поддерживали связь (с Лукиным – Г. А.) еще в тот момент, когда шли суды, но на тот момент не было оснований для его привлечения, – пояснила она. – Они появились чуть позднее, но Лукин уже тогда готов был вступиться, если приговор будет несправедлив».

Отвечая на вопрос корреспондента, Волкова отметила, что столь позднее вмешательство омбудсмена в дело Pussy Riot (напомним, что суды над ними прошли осенью прошлого года) может объясняться либо решением нынешних представителей защиты, либо необходимостью собрать документы.

По мнению Волковой, в деле тем не менее остается множество неясных моментов. «У меня есть другой вопрос к Лукину:  почему он обратился только с одной жалобой-обращением? – рассказала она. – Например, у него на сайте видно, что он вступился только за Толоконникову, а в обращениях Самуцевич и Алехиной не указан».

Также необъяснимым, на взгляд Волковой, и в линии защиты Алехиной и Толоконниковой остается и тот факт, что сами девушки не считают совершенное ими деяние – преступлением, а их адвокат Ирина Хрунова неоднократно заявляла, что преступление имело место, однако носило ненасильственный характер.

Давать прогнозы по дальнейшему развитию ситуации Виолетта Волкова отказалась: «Абсолютно никаких прогнозов давать нельзя. Это дело нестандартное, оно развивается не по классическим законам жанра, поэтому предсказать, чем это закончится, невозможно».

Лукин не в силах помочь


Экс-адвокат Марии Алехиной Николай Полозов, в свою очередь, с мнением своей бывшей коллеги не согласился. В комментарии «Голосу Америки» он рассказал, что Владимир Лукин уже принимал участие в деле Pussy Riot на стадии рассмотрения жалобы адвокатов на продление срока содержания девушек под стражей, однако на ход дела это не повлияло.

«Лукин и его представители уже участвовали в судебном заседании в Мосгорсуде, заявляли ходатайства, в том числе об изменении меры пресечения с содержания под стражей на не связанную с лишением свободы, – отметил он. – Но суд не прислушался ни к мнению адвокатов, ни к словам омбудсмена».

Подобную «беспощадность» в отношении девушек адвокат склонен объяснять политической подоплекой дела. «Я считаю, что неслучайно Толоконникова за два дня до того, как у нее наступил срок подачи заявления на УДО, внезапно получила замечание, а Алёхина, которая судилась в Березниковском суде, смогла снять только два замечания из четырех», –добавил он.

Политический климат


Руководитель Института свободы совести и правозащитник Сергей Бурьянов, который неоднократно выступал с критикой действий омбудсмена Владимира Лукина, на этот раз солидарен с мнением Виолетты Волковой о том, что его вмешательство в дело Pussy Riot может существенно улучшить положение девушек.

Однако объясняет он это не конкретным решением чиновника, а «политическим потеплением» по отношению к участницам группы, которое Лукин, по его мнению, «почуял».

«Уполномоченный по правам человека зависит от власти, и он прислушивается к ее голосу, – заявил он в беседе с корреспондентом «Голоса Америки». – Вероятно, от нее начали исходить какие-то посылы, и он понял, что ему пришло время выступить».

К самому омбудсмену у правозащитника, по его собственным словам, есть претензии. По мнению Бурьянова, Лукин, чья деятельность часто дает положительные результаты, тем не менее «не всегда последователен и не всегда вступает в игру вовремя».

«Многие положительные вещи, – отметил правозащитник, – он проговаривает с опозданием, и я считаю, что он не полностью реализует свои полномочия в сфере законодательства».

Тем не менее, Бурьянов не исключает и возможности того, что вмешательство Лукина в дело Pussy Riot было инициировано людьми из его аппарата, которые изначально выступали против обвинительного приговора.

«Думаю, что и в аппарате Лукина есть люди, которые понимают, что уголовное преследование Pussy Riot противоречит Конституции, нормам права и здравому смыслу, и именно сейчас здравый смысл возобладал», – резюмировал он.

Напомним, что обвинительный приговор участницам группы Pussy Riot стал причиной масштабных протестов за пределами России. В поддержку девушек выступили многие правозащитные организации и знаменитости – в том числе Йоко Оно, Питер Габриел, Марк Нопфлер, Нина Хаген, Бьорк и др. Свое разочарование жесткостью наказания высказали многие государственные лидеры и парламентарии.