Ланг-фьорд не из тех живописных видов со страниц туристических брошюр, рекламирующих «Страну фьордов». В узкий фьорд под Киркенесом на северо-востоке Норвегии десятилетиями сваливали «хвосты» от обогащения железной руды, и судоходство здесь едва возможно.

У Папуа — Новой Гвинеи, Индонезии и Норвегии есть кое-что общее: все эти страны продолжают сваливать отходы горно-обогатительного производства в океан.

В сентябре на заседании Международного союза охраны природы (МСОП) Норвегия вместе с Турцией единственные из 53 участников проголосовали против международного запрета на сброс отходов горного производства в море. В МСОП входят как государственные, так и неправительственные организации.

Россия и Китай голосовали за запрет

Россия и Китай, как и другие 49 стран-участников, проголосовали за предложение, призывающее все страны как можно скорее запретить сброс в море горных отходов на новых предприятиях и запланировать прекращение подобной практики на уже имеющихся.

В составленной в весьма жестких выражениях резолюции МСОП говорится, что сваливание горных отходов на дно моря «может нанести значительный ущерб морской среде — к примеру, из-за загрязнения воды и воздуха тяжелыми металлами, внесения загрязняющих веществ в подводные течения, уничтожения морской и прибрежной среды обитания, нарушения биоразнообразия и береговой линии, потери природного и культурного наследия, заиливания заливов и портов, — и может отразиться на здоровье и деятельности человека».

По мнению Бернта Нильсена, одного из тех жителей Киркенеса, кто выступает против сваливания хвостов в море, поведение Норвегии — полная бессмыслица.

«Просто удивительно, как Норвегия по любому поводу выставляет себя мировым поборником экологической морали, но на практике под давлением промышленности ведет себя прямо противоположно», — говорит Нильсен.

«Это неумно и совершенно безответственно — скидывать хвосты в море. Это необратимый процесс, последствия которого нельзя предвидеть. Мы берем на себя долгосрочный риск, только чтобы сэкономить какие-то средства прямо сейчас. Ущерб морской биологии что сегодня, что в перспективе может оказаться намного больше, чем эта первичная экономия. И по этим счетам платить уже кому-то другому, а не горным компаниям», — подчеркивает Бернт Нильсен.

Сваливать горные отходы в Ланг-фьорд уже перестали. Фьорд заполнен до отказа. Сточные трубы с обогатительной фабрики протянули в соседний более глубокий Бёк-фьорд. Объемы производства у киркенесской горнодобывающей компании «Sydvaranger Gruve» на сегодня очень невелики: цены на железорудное сырье слишком низкие, чтобы было выгодно разворачивать более масштабное производство.

Размещение отходов горно-обогатительного производства в отвалах на дне моря имеет место не только в Киркенесе у норвежской границы с Россией. Правительство Норвегии выдало разрешение на подобную сомнительную практику складирования отходов еще двум горно-добывающим компаниям. В Реппа-фьорде в районе Хаммерфеста на берегу Баренцева моря компания «Nussir» планирует открыть медный рудник с расчетом на ежегодный сброс во фьорд двух миллионов тонн отходов.

В Фёрде-фьорде на западном побережье Норвегии компания «Nordic Mining» планирует сваливать на глубоководном участке отходы от добычи рутила.

Национальные семужьи фьорды

Все три фьорда — Бёк-фьорд, Реппа-фьорд и Фёрде-фьорд — объединяет одно: они числятся «национальными семужьими фьордами», где водится дикая семга, что в теории должно по закону придавать охранный статус их биологической среде.

В исследовании норвежского Института морских исследований говорится, что запланированный отвал медесодержащих хвостовых отходов в Реппафьорде вторгается в зону нереста трески. «Почти ничего не известно о том, как такого рода загрязнение отразится на рыбе», — предупреждает институт. В заключение ученые говорят, что «размещение двух миллионов тонн хвостовых отходов с высоким содержанием таких тяжелых металлов, как медь и никель, не является рациональным использованием экосистемы фьорда».

Министр окружающей среды защищает морские отвалы

Видар Хельгесен, норвежский министр по вопросам климата и окружающей среды, отстаивает правоту голоса против предложения МСОП о запрете размещения отходов в море. В электронном письме Barents Observer’у министр пишет, что все «за» и «против» необходимо тщательно взвешивать.

«В Норвегии мы рассматриваем каждый случай индивидуально. Не существует научной базы для утверждений, что отвал на суше в целом лучше, чем отвал в море. Мы всегда тщательно взвешиваем плюсы и минусы альтернативных решений», — говорится в письме Видара Хельгесена.

«Причина, по которой в ряде стран ссыпают отходы в море, в том, что кое-где такая же топография, как у Норвегии: множество фьордов в окружении высоких гор, — объясняет министр. — В Норвегии и в мире у нас больше тридцати лет опыта работы с морскими отвалами, причем во времена особо строгих экологических требований».

Бернт Нильсен из Киркенеса говорит о своем разочаровании тем фактом, что политики идут на поводу у индустрии, заявляя, что сброс хвостов в море это наилучшая технология из имеющихся. «Они думают, что других решений найти нельзя. Это нонсенс, если не говорить, сколько денег вы хотите потратить».

Министр окружающей среды Видар Хельгесен не слишком озабочен последствиями для морской флоры и фауны Бёкфьорда.

«Опыт показывает, что новая донная фауна появляется через пять-десять лет после того, как отходы перестают поступать», — говорит он, подчеркивая, что необходим мониторинг для контроля за тем, что добыча ведется в соответствии с оговоренными допусками.

Трансграничного подводного загрязнения нет

Не парадокс ли, что дается разрешение на сваливание отходов обогащения руды во фьорд на границе с Россией, тогда как Норвегия выступает с критикой России за загрязнение, создаваемое плавильным цехом в Никеле?

«“Sydvaranger Gruve” и ее отвал в Бёк-фьорде создают локальную нагрузку на окружающую среду, распространение отходов из отвала в окружающее пространство ограничено. Нет никаких свидетельств о распространении в Варангер-фьорд. Реки, впадающие в Бёк-фьорд, не могут пострадать от содержимого отвала. Переноса каких-либо частиц в Россию быть не может», — говорит Видар Хельгесен.

«Мы выдали разрешение на строгих условиях», — заключает министр.

Если не считать голосов Норвегии и Турции, в резолюции Всемирного конгресса охраны природы МСОП подчеркивается, что «лишь в некоторых странах по-прежнему разрешается сваливание отходов горных предприятий в прибрежных водах и продолжают приниматься предложения подобной практики».

Феликс Чуди, нынешний владелец «Sydvaranger Gruve», не ответил на вопросы Barents Observer’а о размещении отходов производства горно-добывающей компании в Бёк-фьорде.

В то время, когда Ланг-фьорд засыпали пустой породой, компания «Sydvaranger» еще находилась в государственной собственности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.