МОСКВА — Ситуация со свободой слова в России не была такой плохой, как сейчас со времен окончания «оттепели» в духовной жизни Советского Союза в начале 60-х годов прошлого века.


Об этом в интервью Русской службе «Голоса Америки» сказал президент Фонда защиты гласности, член ассоциации «Свобода слова», писатель и кинорежиссер Алексей Симонов.


Президент Фонда защиты гласности отметил, что в первую очередь жертвами в области свободы слова становятся журналисты, но дело отнюдь не ограничивается только ими, а касается «всего творческого и живого», что не вписывается в представление властей о целесообразности.


В качестве примера он привел кампанию преследования, развязанную против проекта «Школы расследований для журналистов и блогеров», который ведет возглавляемый им фонд. По его мнению, основная причина общего ухудшения ситуации кроется в атмосфере, которая создается в стране.


Виктор Владимиров: Алексей Кириллович, расскажите, пожалуйста, что сейчас происходит с вашим фондом и главным образом — со школами, которые он курирует.


Алексей Симонов: Фонд тихо выполняет те несколько функций, на которые он сегодня способен и на которые получает средства. А трудности с нашими школами, безусловно, есть. Напомню, мы их ведет уже восьмой, если не девятый год. Они прошли более чем в 30 городах России. В первой школе учился Роман Анин, который сейчас возглавляет отдел расследований «Новой газеты», а также ныне лауреат премии имени Сахарова Елена Костюченко. То есть, мы выпускали хороших ребят, и, в общем, не знали серьезных забот. Ведь расследовательская журналистика аполитична в том смысле, что ее методика не носит политического характера.


— И когда же у вас начались неприятности?


— Примерно с год тому назад, когда в Барнауле избили нашего преподавателя Григория Пасько (осужденного ранее за «государственную измену» на четыре года — В.В.). С этого все и пошло. Дальше в Сыктывкаре объявили о заложенной мине в помещении, где проводились занятия, затем там отключили свет и попытались вбросить какой-то вонючий порошок внутрь. В итоге объявилось несколько молодых людей, которые на непереводимом русском языке объяснили студентам, что те предают собственную родину. И с тех пор все школы, так или иначе, подвергались нападениям. В Хабаровске был налет националистов, В Йошкар-Оле облили преподавателя зеленкой, что уже стало модой, и так далее. И главное — никого же не ищут, хотя заявления в органы правопорядка мы написали. Тут совершенно ясно, что решено каким-то образом заставить нас перестать производить эти школы. Тем не менее, популярность их никуда не делась, поэтому мы продолжим свою работу.


— Но чем вы стали вдруг неугодны?


— Других противостояний стало меньше, многих поломали. А раз осталось что-то живое в этом пространстве — надо его затоптать, о чем разговор. Это раз. Второе, конечно, все началось с Гриши (Пасько), которому они не могут простить то, что он вышел (из заключения), в общем, живой, здоровый и остался действующим, активным, работающим членом общества, не сломался от посадки и попытки создать ему скверную репутацию. На него дважды было совершено нападение.


— Как вы оцениваете общую ситуацию со свободой слова в современной России?


— Как отвратительную. На моей памяти, наверное, с конца 50-х — начала 60-х не было такой плохой ситуации со свободой слова, как сейчас. И не потому, что ее стало меньше. Просто потребности в ней стало больше, а количество ее ограничений выросло многократно. Причем, если раньше все ограничивалось, скажем, навыками и традициями, то теперь это ограничивается законами, их применением и тюрьмами.


— Процесс управляем и направляем сверху?


— Думаю, он не весь идет сверху. На самом деле проблема в атмосфере, которая создается в стране. А атмосфера не создается только сверху. Она создается из-за взаимодействия верхов и низов. Отсюда у нас возникает очень сложная ситуация, с которой (у меня такое ощущение) и верхи не знают, как справиться, а не только низы не знают, что делать с верхами. То, что раньше считалось абсолютно нормальным, неожиданно стало противодействием властному направлению жизни и образования. И соответственно, это просто наглядное свидетельство того, как меняется тренд.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.