За последние годы несколько датских предприятий существенно расширили свою деятельность в России. Как у них получается вести дела в этой закрытой стране? Представитель компании «Пиндструп Мосебруг», чей головной офис находится в восточной Ютландии, отведет нас за кулисы и покажет бизнес-культуру русских изнутри.


Предельно закрытое общество, мачизм и коррупция. Такого рода предубеждения о русских процветают среди датчан, да и в остальном мире тоже. Насколько эти стереотипы соответствуют действительности и каково это, вести бизнес в России?


Компания «Пиндструп Мосебруг», производитель субстратов (торфяной продукции для сельского хозяйства), ведет дела в России с 2013 года. Я пообщался с директором Яном Аструпом (Jan Astrup), и он показал мне Россию с необычной стороны.


«Мы обосновались в России незадолго до того, как разразился Крымский кризис. Глядя назад, можно сказать, что момент оказался очень удобным: рынок был спокоен, и царила политическая стабильность, благодаря чему нам удалось наладить контакты с русскими партнерами. Хотя это и отняло времени больше, чем мы рассчитывали», — говорит Аструп.


«Мы, датчане, — по натуре своей прагматики и привыкли в работе руководствоваться здравым смыслом. В России такой подход работает не всегда. Здесь больше придерживаются формальностей и стараются досконально исполнять предписания, до последней буквы. Если этого не сделаешь — пролетишь мимо кассы. У нас ушло немало времени, чтобы к этому привыкнуть» — продолжает он.


Иная бизнес-культура


Если спросить директора «Пиндструп Мосебруг», что больше всего отличает русских от датчан, он скажет: «бизнес-культура».


«В России вести дела принято по-другому. Здесь больше контроля, иерархичности и бюрократии, к которой следует готовиться отдельно. Все должно быть запротоколировано до мелочей. Например, когда готовишь счет, приходится указывать даже, сколько топлива осталось в баках наших тракторов: половина, четверть, или они совсем полные», — рассказывает Аструп.


Выгодное приобретение


Чтобы сразу попасть в выигрышное положение, «Пиндструп Мосебург» приобрела русскую компанию. Это позволило быстрее и лучше приспособиться к условиям местного рынка. Бóльшая часть сотрудников — русские, и поэтому работать в таких условиях им не привыкать. Тем не менее Аструп говорит, что компания собирается постепенно внедрять датскую корпоративную культуру.


«У русских субординация развита гораздо больше, чем у датчан. Если ты — директор, ты в ответе за все. Полномочий у тебя гораздо больше, чем в Дании, и сотрудники беспрекословно тебя слушаются, — говорит Аструп и поясняет, — Мы стараемся медленно, но верно насаждать нашу собственную систему управления, которую мы называем „пиндструповской". Но это требует времени и осторожности. Вообще, мы, датчане, как мне кажется, легче принимаем перемены и проще подстраиваемся. По нашему опыту, русских перемены выбивают из колеи».


Советы коллегам


На мой вопрос, какой совет он может дать коллегам, раздумывающим над тем, не начать ли бизнес в России, Аструп отвечает не раздумывая.


«Обязательно заведите себе партнеров, которые бы знали русский и понимали русскую культуру. У нас, например, был свой датский адвокат, он говорит по-русски. Еще он понимает русские обычаи и знает, как себя принято вести и что делать. Его разъяснения очень помогли нам разобраться в культурных различиях между русскими и датчанами. Без его советов мы бы не преуспели», — признается Аструп.


Подводя итоги, можно сказать, что наш стереотипный образ заклятых старых советских врагов кое в чем соответствует действительности, однако многое указывает на то, что деловая этика русских и датчан не так сильно различается, и они вполне могут ужиться.


Компания «Пиндструп Мосебруг» основана в 1905 году в городе Пиндструп и десятилетиями специализировалась на нарезке торфяных блоков для отопления помещений. В 1960-х, по мере падения спроса на торф, перешла на производство торфяных субстратов для нужд сельского хозяйства и начала основывать дочерние предприятия в других странах. ООО «Пиндструп» зарегистрировано в поселке Заплюсье Псковской области. Выбор обусловлен близостью уникального торфяного месторождения «Заплюсские мхи».