Рейс EI2408 полчаса как вылетел из Дублина, когда Франциск спокойно встретился в журналистами в хвосте самолета: «Если уж я устал, то представляю себе, как устали вы». В последний день Девятой всемирной встречи семей (следующая пройдет в Риме в 2021 году) папа римский снова заговорил о «злоупотреблении властью, совестью и о сексуальном насилии», допущенных в ирландской католической церкви: «Эта открытая рана бросает нам вызов, и мы должны быть стойкими и решительными в поисках правды и справедливости». Во время службы в Феникс-парке папа зачитал перед 300 тысячами верующих «акт покаяния» и, прося о прощении, впервые затронул тему незаконных усыновлений и насилия, совершавшегося в приютах для юных матерей, которыми руководили религиозные сановники:

«Мы просим прощения у детей, которых лишили матерей, за все те случаи, когда матерям говорилось, что поиск их детей — и то же самое говорилось и искавшим матерей детям — является смертным грехом: это не смертный грех, это четвертая заповедь!»

Corriere della sera: Ваша Святость, вы говорили о трудности приема мигрантов и иностранцев. Как раз накануне разрешился вопрос с судном Дичотти: вы приложили свою руку к этому решению?

Папа римский Франциск: Руку прикладывает дьявол. Нет, я не приложил к этому руку. Работу с министром внутренних дел вел отец Альдо (Бонаюто, из сообщества дона Бенци, — прим. автора) вместе с Итальянской епископской конференцией. Кардинал Бассетти (Bassetti) был в Дублине и руководил переговорами по телефону, а заместитель секретаря дон Иван Маффеис (Ivan Maffeis) вел переговоры с министром. Я знаю, что более ста мигрантов будут приняты в Рокка-ди-Папа (Rocca di Papa) в «Лучшем мире» и там приступят к изучению языка.

— Многие видят в этих людях угрозу для Европы…

— Принимать мигрантов — феномен древний как сама Библия, во Второзаконии Господь говорит: принимайте чужестранцев. Это нравственный принцип. Я говорил об этом. Потом понял, что нужно разъяснить немного больше, потому что это не означает принять человека «под открытым небом», речь идет о разумном приеме. Когда же я обратил на это внимание? Когда произошел теракт в Бельгии. Гостеприимство проявили бельгийцы, но это были дети неинтегрированных мигрантов, которых сгоняли в гетто. Страна приняла их, но так и оставила, и они создали гетто. Народу, который может принять людей, но не имеет возможности их интегрировать, лучше их не принимать вовсе. В ЕС нужно продолжать разговаривать, и решения найдутся. Это и есть работа с мигрантами: открытость, интеграция как условие для приема и осторожность правителей. Я видел одну запись, где можно увидеть, что происходит с теми, кого отправляют назад. На ней — те, кто занимается нелегальной перевозкой людей… Изощренные пытки… Перед тем, как отправлять людей назад, нужно как следует подумать…

— Я прочитал это письмо сегодня утром. Я искренне скажу вам то, что должен сказать: прочитайте его внимательно сами и сделайте свои выводы. Я больше не скажу об этом ни слова. Я считаю, что письмо говорит само за себя. У вас как журналистов есть возможность сделать выводы.— Архиепископ Вигано (Viganò) утверждает, что в 2013 году рассказывал вам о насилии, совершенном кардиналом МакКарриком (MacCarrick). Это правда? Он говорит, что Бенедикт XVI наказал МакКаррика, это правда? Почему об этом не было сказано верующим?

— Вы сказали, что вас поразили слова министра Ирландии по делам несовершеннолетних Кэтрин Заппоне (Katherine Zappone). Что она вам сказала?

— Она сказала: мы нашли детские братские могилы, мы проводим расследования, имеет ли церковь к этому отношение. Но она сказала это очень вежливо и с уважением, отправила мне меморандум, который я изучу.

— Бывшая жертва, Мэри Коллинз (Mary Collins), сказала, что вы настроены против учреждения суда специально для этого случая — для слушаний по делу епископов, укрывавших случаи насилия. Почему?

— Это не так. Я очень ее уважаю и люблю, но она немного зациклена на этой идее, появившейся по ее «как любящей матери» собственному побуждению. Потом стало понятно, что это неудобно из-за различных культур епископов. Для каждого из епископов следует созывать новых присяжных, дух не меняется, каждый епископ должен предстать перед судом, и мы уже многих осудили. 

— Во Франции некоторые требуют отставки кардинала Барбарена (Barbarin), которого подозревают в укрывательстве… 

— Если есть подозреваемые, доказательства или косвенные доказательства, я не вижу ничего дурного в проведении расследования. Однако всегда следует соблюдать основополагающий юридический принцип — презумпцию невиновности. В Гранаде три года назад восемь священников были обвинены в насилии над несовершеннолетними, в проведении оргий… Истцом был 23-летний молодой человек, я принимал это обвинение, в нем назывались имена и все обстоятельства. Архиепископ сделал то, что должен был сделать, это дело дошло и до гражданского суда. Спустя три года присяжные объявили о невиновности обвиняемых. Но местные СМИ осудили их еще раньше правосудия. Они вынесли на себе ненависть всего народа.

— Что касается насилия, вы написали письмо, обращенное ко всему божьему народу. Что могут сделать верующие?

— Когда вы что-то видите, сразу же говорите. Судье, епископу, приходскому священнику, если он хорошо знает свое дело.

— Что бы вы сказали отцу, чей сын-гомосексуал хочет вступить в отношения?

— Во-первых, молиться. Не осуждать, разговаривать. Понять, дать сыну или дочери пространство. Чтобы он или она могли высказаться… Я никогда не смогу сказать, что молчание — это спасение. Игнорировать сына или дочь с гомосексуальными наклонностями означало бы лишить его или ее материнской или отцовской заботы. Ты — мой сын или моя дочь вне зависимости от того, какой или какая ты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.