Как можно поставить амбициозную цель, составить жесткий график для ее достижения и начать работу в этом направлении, когда перед нами так много серьезных кризисов? Видимо, надо апеллировать к состязательному духу Америки.

Именно такой тактики придерживается нынешняя администрация, по крайней мере, судя по речи вице-президента Майка Пенса, которую он произнес на заседании Национального космического совета 26 марта. Пенс изложил новый график высадки человека на Луну. Сроки прилунения перенесли с 2028 на 2024 год, то есть, нам осталось всего пять лет.

Он сослался на деятельность русских и китайцев в космосе, и произнес магические слова: «Следует понять, что мы вступили в космическую гонку, как и в 1960-е годы, но сейчас ставки еще выше». Далее он рассказал о соперничестве двух видов, которое, как утверждает администрация, развернулось в сфере пилотируемых полетов на Луну. Это международное соперничество (здесь Пенс привел в качестве примера Китай и Россию), и соперничество внутреннее, а именно, борьба с нашей собственной самоуспокоенностью.

На международной арене Пенс выделил двух потенциальных соперников. «В декабре прошлого года [на самом деле, 2 января 2019 года] Китай первым в мире совершил посадку на обратной стороне Луны и заявил о своем стремлении занять стратегический лунный плацдарм и стать ведущей космической державой, — сказал Пенс. — А еще мы, не имея собственных ракет-носителей для запуска на орбиту астронавтов, последние семь лет платим России по 80 миллионов долларов за место всякий раз, когда отправляем американских астронавтов на Международную космическую станцию».

Но похоже на то, что ни Китай, ни Россия не хотят вступать в эту космическую гонку с Америкой, о чем говорят эксперты по космической политике. Справедливости ради надо сказать, что и первая космическая гонка тоже началась не по взаимному согласию. «В 60-х годах мы вступили в соперничество в попытке первыми попасть на Луну, не зная при этом, что делает Советский Союз. Поэтому мы сочинили историю о том, что русские могут построить лунную ракету одновременно с нами или даже быстрее, — рассказал специалист по истории космоса из Университета Джорджа Вашингтона Джон Логсдон (John Logsdon). — Но оказалось, что они отстали от нас на два с половиной года, и никаких реальных шансов у них не было».

Состязаться не с кем

На сей раз у США вряд ли появятся серьезные соперники по полетам человека на Луну. Причина проста: те конкуренты, о которых предупреждал Пенс, не проявляют никакого интереса к скорейшему достижению этой цели.

«Русские ничего не говорят о своей заинтересованности в пилотируемых полетах на Луну, — сказала политолог Венди Уиттман Кобб (Wendy Whitman Cobb), работающая в Университете Кэмерона в Оклахоме. — А китайцы действуют медленно и методично, готовясь к космическим полетам, и я думаю, их больше интересует военная область и национальный престиж».

Китай определенно проявляет интерес к Луне, но намерен отправить туда человека где-то уже после 2030 года, то есть, даже позже прежних сроков НАСА. Сейчас он нацелил свои усилия на решение иной задачи: на создание космической станции «Тяньгун-3». Первый модуль этой станции планируется запустить в следующем году.

«Они не очень-то спешат на Луну, — заявил директор по планированию программ из фонда „Безопасный мир" (Secure World Foundation) Брайан Уиден (Brian Weeden). — Я уверен, Китай думает о Луне и о возвращении туда, но я не вижу никаких конкретных планов, графиков и ассигнований на эти цели».

Если Китай и чувствует где-то состязательный зуд, то это в военной сфере, говорит Уиттман Кобб. И здесь уместны сравнения с космической гонкой времен холодной войны. «Космический полет — это та же самая баллистическая ракета, но повернутая в другом направлении, — сказала она. — Наверное, никакой космической гонки не случилось бы, если бы мы не захотели устроить мирную демонстрацию своего военного потенциала».

В любом случае, Китай не готов к настоящему соперничеству, говорит Уиден. «Все, что они делают сейчас, США уже делали в прошлом, — заявляет он. — Китай просто догоняет нас».

Что касается России, то даже если она хочет вернуться к космической гонке времен «Аполлонов», у нее изначально слабые позиции. «На мой взгляд, это невозможно, — сказал Логсдон по поводу соперничества Китая и России с США. — Российская космическая программа в состоянии хаоса, и они неспособны ответить на серьезный вызов».

Гонка, но ближе к дому

Рассказав о Китае и России, Пенс подчеркнул, что нежелание американцев в целом и НАСА в частности лететь на Луну мешает следующему «гигантскому скачку».

Что касается Логсдона, то он сделал следующий вывод из выступления Пенса: «Неужели они говорят об этом как о гонке? Выслушав Пенса, я так не думаю, — сказал он. — Мне кажется, он говорил о нашей собственной медлительности, а не о том, что надо ускориться из-за какой-то гонки…. Думаю, ему просто нужно было для проформы упомянуть, что Россия и Китай тоже проявляют большой интерес к серьезной работе в космосе, и сказать, что мы должны сделать это лучше».

Кому-то может показаться, что составление агрессивных графиков полетов на Луну это такой тактический прием, имеющий целью выбить из правительства больше денег на эти усилия, говорит Уиден. «Безусловно, кое-кто хочет убедить нас в существовании космической гонки, — сказал он. — Это стимулирует, так как есть мнение, что единственной причиной, по которой мы высадились на Луне, было состязание с Советами».

Но на горизонте уже замаячила другая гонка — президентские выборы. И в этом контексте новая дата полета, сдвинутая на 2024 год, весьма примечательна. «Это будет последний год администрации Трампа, если он выиграет второй срок, — говорит Уиттман Кобб. — И это для нее один из способов оставить весомое наследие».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.