Если вы знаете девочек из средней или старшей школы — или если вы сама такая — неудивительно, если среди ваших знакомых найдутся трансгендеры.

По последним статистическим данным, целых 2% сегодняшних американских школьников считают себя трансгендерами, и подавляющее большинство из них — девочки-подростки.

Лишь за период с 2016 по 2017 год американок, обращающихся за хирургической операцией по смене пола, стало больше вчетверо.

А вот если вы закончили среднюю школу более десяти лет назад, маловероятно, что среди ваших знакомых были трансгендеры. По данным Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам, раньше недугом, который стоит за этим явлением, страдал лишь 1 человек на 10 тысяч — или 0,01% всего населения. А девочек-подростков среди них и вовсе практически не было.

На самом деле до 2012 года желание девочек-подростков сменить пол на противоположный в научной или медицинской литературе почти не описывалось. Это вовсе не значит, что мы ничего не знали о трансгендерах.

Гендерная дисфория — серьезный дискомфорт из-за своего биологического пола — изучается уже почти век. Однако в большинстве случаев она затрагивала мальчиков. Лет с двух-четырех некоторые из них настойчиво твердят окружающим, что они — девочки.

И когда явление, прежде касавшееся одной половины, то есть мальчиков, внезапно перескочило на другую половину — девочек — а возраст начал смещаться с дошкольного на подростковый, грянули серьезные перемены.

В 2016 году исследователь общественного здравоохранения из Университета Брауна Лиза Литтман (Lisa Littman) начала изучать стремительный рост числа девочек-подростков, считающих себя трансгендерами. Она пришла к выводу, что этот юношеский феномен во многом диктуется влиянием сверстников и социальных сетей.

В конце концов, родители уверяют, что ни у одной из этих девочек в раннем детстве, когда симптомы должны проявляться впервые, ничего подобного не было.

YouTube, Reddit, Tumblr, TikTok и Instagram — во всех этих сетях зависают инфлюенсеры, сегодняшний аналог голливудских звезд, и они вам внушают, что если вам некомфортно в собственном теле, то вы — однозначно транс. Многие из них обещают, что стоит вам принять курс тестостерона, как все ваши проблемы исчезнут.

Есть все основания полагать, что эти девочки испытывают настоящую психологическую боль — у нынешнего поколения наблюдается рекордный уровень тревожности, депрессии и членовредительства.

Тем заманчивее кажется скорое решение. Так что какого-нибудь ролика с Ютуба или заверений друзей озабоченной девушке вполне хватит, чтобы уверовать, будто только смена пола ей поможет.

Увы, мало кому из девушек, не имеющих в анамнезе типичной гендерной дисфории, смена пола приносит облегчение. И это катастрофическая ошибка психологов, педагогов и медицинского истеблишмента — подталкивать подростков к «решению», которое почти наверняка навредит, а не исцелит.

Вот неоспоримый факт: напрасная медицинская смена пола наносит необратимый ущерб — высокий риск бесплодия и сексуальной дисфункции и перспектива лечиться всю оставшуюся жизнь.

Но, как ни прискорбно, мы сами чересчур облегчили детям этот путь, причем задолго до того, как они психологически или эмоционально созреют для столь важного жизненного решения.

Получить тестостерон современному подростку не составляет труда. В Орегоне 15-летний подросток может прийти в гендерную клинику — да, теперь гендерные клиники открылись по всей стране — и выйдет из нее в тот же день с рецептом на тестостерон, даже не спрося разрешения у родителей. Шестнадцатилетние девочки проходят двойную мастэктомию — удаление обеих грудей — даже без консультации терапевта.

Как и следовало ожидать, за поспешной сменой пола — не забывайте, мы ведь говорим о подростках! — нередко следует разочарование.

На Ютубе почти каждую неделю появляются новые признания: подростки жалуются, что совершили ужасную ошибку, и призывают других так не делать.

Так как же уберечь дочь от этой опасной и повальной тенденции?

Во-первых, максимально ограничьте ее доступ к социальным сетям.

Несколько академических исследований уже связали опасные уровни тревожности и депрессии с прискорбным опытом молодых девушек в социальных сетях: на фоне других они нередко кажутся себе некрасивыми, и им становится грустно и одиноко.

Во-вторых, проверьте, преподают ли в школе вашим детям преподают гендерную идеологию. Например, в Калифорнии детям впервые рассказывают про гендерную идентичность еще в детском саду, и дальнейшее обучение продолжается всю среднюю школу.

Лейтмотив такой: гендерная идентичность не зависит от их физического пола, и решать может лишь сам ребенок. Школы могут и должны уважать мнение каждого ребенка и не сеять гендерной путаницы среди учащихся.

В-третьих — и это важнее всего — помните, что подросток все равно подросток. Вы не обязаны соглашаться со всеми подряд причудами дочери. Со временем она узнает себя лучше, и ее представления о собственной личности изменятся. А дотоле ведите себя как взрослый — лучше заботы вы не придумаете.

С вами была Эбигейл Шрайер (Abigail Shrier), автор книги «Необратимый урон: трансгендерное помешательство подстерегает наших дочерей».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.