Александр Рар — директор программы «Россия—Евразия» при Совете по международным отношениям Германии. Некоторые считают взгляды Рара настолько прокремлевскими, что его даже называют агентом КГБ на Западе. В прошлом году, разговаривая с российским журналистом из газеты «Аргументы недели», Рар отмел подобные ярлыки, сказав: «Я — внук эмигрантов из России и понимаю обе культуры и оба мира».

В 1994 Рар начал работать в Совете международных отношений, а до того был старшим аналитиком в институте исследований при радио «Свобода» (Мюнхен), а также управляющим проектом в Федеральном институте Восточной Европы и международных отношений (Кельн). Ещё он работал консультантом в Rand Corporation (Санта-Моника) и состоял в совете директоров проекта украинского миллиардера Виктора Пинчука «Ялтинская европейская стратегия» (YES).

Kyiv Post: Вы состоите в совете директоров «Ялтинской европейской стратегии», присутствовали на недавно прошедшей ежегодной встрече в Ялте. Как восприняли позицию президента Виктора Януковича присутствовавшие там лидеры стран Запада?

Александр Рар: Янукович производил впечатление очень самоуверенного человека. Кажется, что он знает, чего хочет, не собирается слушать критиков и не обращает на них внимания. Он чувствует, что контролирует ситуацию, стоит выше парламента и олигархов. Производит впечатление большого прагматика.

Если он сейчас считает, что ради экономического благополучия Украине важнее работать с Россией, то он так и будет делать. Если он поймёт, что Россия ничего не может предложить Украине, то повернется к Западу. И он допускает для себя оба варианта. От Запада ему нужны ясные стимулы и четкий план. Он не хочет вступать с Западом в дискуссии о западных ценностях. Ему нужны результаты, причем сразу. Меня удивило, что самые высокопоставленные представители Международного валютного фонда считают, что экономика Украины двигается в правильном направлении и что страна добьётся успеха в реформах.

Янукович резко отличается от своего предшественника Виктора Ющенко, который говорил о морали, об украинском самосознании, об исторической уникальности страны, расположенной между Западной и Восточной Европой. Всего это в его программе нет.

- Вы работали со многими российскими лидерами из Кремля. Каковы их планы на Украину? Как вы оцениваете отношения между Россией и Украиной?

- С виду Янукович занимает пророссийскую позицию. Однако пока ничто не указывает, что Украина будет объединяться с Россией — ни в форме таможенного союза, ни в форме образования единого экономического пространства. Сейчас Россия пользуется моментом установления хороших отношений как поводом вернуть на Украину свои частные фирмы. Запад ждет, а российский капитал пользуется создавшейся конъюнктурой.

Однако между странами предстоят сложные переговоры о [природном] газе. У Украины тоже есть заинтересованность в этом бизнесе. Янукович готов предложить «Газпрому» некоторые активы в трубопроводной отрасли, но только на условиях, что South Stream [транзитный газопровод, идущий в обход Украины] не будет построен и территория Украины останется главным транзитным маршрутом при поставках российского и среднеазиатского газа в Европу.

Если Украина решит, что планы России обойти её территорию материализуются, отношения могут ухудшиться.

В переговорах по газу есть и третья сторона — Запад. Пока что я не замечал, чтобы западные компании стремились воспользоваться моментом и объявить о своей готовности заниматься модернизацией трубопроводного сектора экономики Украины. Меня это очень удивляет.

Когда Ющенко и Тимошенко ездили в Брюссель в апреле 2009 г., западные партнеры высказывались в поддержку создания консорциума между Украиной и Западом, причём даже без участия «Газпрома». Даже о проекте Nabucco [ещё одном газопроводе, который тоже идёт в обход Украины] все забыли.

Теперь есть возможность создать трехсторонний консорциум с участием России, Украины и западных компаний, но Запад интереса не проявляет.

Европейский союз однозначно ориентируется на Nabucco, который, по моему мнению, несколько мифичен из-за отсутствия газа. Ирак может предложить немного газа Турции, но это всё. Азербайджан свой газ продаёт России. Иранский газ никогда не пойдёт по этому трубопроводу. У Туркмении проблемы с тем, чтобы поставлять газ в Азербайджан, минуя Иран.

- Каково ваше мнение о стремительном превращении Украины из парламентской республики в президентскую? Что об этом думают в странах Запада?

- Есть мнение, что Янукович выстраивает некоторое подобие вертикали власти по образцу [российского премьер-министра Владимира] Путина, и к этому относятся крайне критически. Я считаю, что есть некоторая логика в том, чтобы вернуть конституцию к [версии] 1996 г. Украина, к сожалению, продемонстрировала, что не готова действовать в качестве парламентской республики. Полагаю, что любой другой человек на посту президента Украины поступил бы так же.

Вопрос в том, как это делается и было ли законным действие через Конституционный суд. Янукович должен был попросить парламент легитимизировать эти действия. Так бы смотрелось лучше. Но в принципе я считаю, что Украине нужна президентско-парламентская система, где президенту принадлежит власть, а парламент его контролирует.

Западные лидеры были бы настроены ещё намного более критически, если бы не помнили тех проблем, когда в течение пяти лет президент и премьер-министр воевали друг с другом, хотя обоих считали западниками и демократами.

- На Украине считают, что Германия была одной из тех стран, которые остановили процесс интеграции Украины в структуры НАТО, а также тех, которые не хотят видеть Украину в составе Европейского Союза. Насколько это справедливо? Не лежат ли причины этого в тесных связях между Германией и Россией?

- Германия благодарна Москве за предоставленную возможность мирного воссоединения. В последние двадцать лет политика Германии носила двоякий характер. С одной стороны, Германия поддерживала расширение НАТО и расширение Евросоюза, но с другой — размышляла о том, как встроить Россию в новую европейскую архитектуру.

Через несколько дней во Франции пройдёт встреча президента Франции Николя Саркози, канцлера Германии Ангелы Меркель и президента России Дмитрия Медведева. Они должны будут принять сенсационное решение о резком сближении в вопросах обеспечения безопасности в Европе.

То, что эти двое лидеров хотят сотрудничать с Россией, говорит о том, что они хотят принять Россию. Некоторые другие европейские страны до сих пор смотрят на Россию так же, как смотрели во времена «холодной войны», и для Европы это проблема внутреннего характера.

Германия сочла, что принимать Украину в НАТО, не найдя способа обеспечить безопасность в отношениях с Россией, было бы преждевременно. Поэтому Германия в большей степени стремится понять позицию России, чем, к примеру, Польша. К тому же Германия стремится максимизировать свою выгоду от победы в «холодной войне», а Франции нужно ещё и некое примирение с Россией. Так что говорить, что Германия зависит от российского газа, — значит чрезмерно упрощать дело. На самом деле, Германия ведёт дальновидную политику.

Что же касается виз, то я не понимаю, почему немцы не проявят большей открытости в вопросе визовых отношений с Украиной. Меркель надо было сдержать обещание, данное её предшественником Герхардом Шрёдером, который на встрече с [бывшим президентом Украины Леонидом] Кучмой открыто пообещал предоставить Украине статус ассоциированного члена ЕС. Вступления в альянс Украине никто не обещал бы, но путь к нему был бы открыт. И это не будет направлено против России, не расколет Украину так, как расколол её вопрос вступления в НАТО, а покажет, что Запад готов видеть в Украине не только стратегического партнёра, но и часть Европы; к сожалению, этого сделано не было.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.