У нового мирового порядка, каким его хотел видеть Буш-старший, не оказалось перспектив. Он не по вкусу Бушу-младшему.

Прошло десять лет с тех пор, как после окончания периода конфронтации между Востоком и Западом американский президент Джордж Буш-отец (George Bush) объявил о введении нового мирового порядка. На практике этот новый порядок был впервые опробован при освобождении Кувейта от иракских агрессоров. В центре этого миропорядка должны были находиться Соединенные Штаты как правитель, обладающий мировой монополией на власть. В 1991 году в Мадриде была впервые проведена многосторонняя конференция по Ближнему Востоку, которая вскоре привела в действие мирный процесс, старт которому был дан в Осло. В ноябре 1990 года бывшие противники по "холодной войне" приняли "Парижскую хартию для новой Европы". Она ставила своей целью утверждение в регионах принципов демократии и прав человека. Конференция по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) была преобразована в постоянно действующую общеевропейскую организацию. Все это привело в 1991 году к роспуску Варшавского Договора, распаду Советского Союза.

Атлантическое сообщество, интересы которого прежде были представлены, в основном, через НАТО, получило с появлением концепции "нового атлантизма" определенные черты политического института.

Перемены начались еще при Клинтоне

Спустя десять лет, от этого нового мирового порядка мало что осталось. Международная политика президента Джорджа Буша-сына все в большей мере превращается из политики многосторонней в политику одностороннюю. В центре ее - не ООН, а НАТО. Вашингтон меньше заботится о демократизации авторитарных режимов и вместо этого - больше о стабильности у себя дома. Он выходит из мирного процесса на Ближнем Востоке и вместо этого запускает все глубже свои руки в нефтеносные районы Кавказа. Прибежищем этой политики является не тот порядок, который установлен международными организациями и который учитывает интересы всех наций, а американские интересы и сила, необходимая для претворения этих интересов в жизнь. Не прошло и четырех месяцев с момента прихода к власти, а администрация Буша уже оказалась в натянутых отношениях с русскими из-за шпионского скандала, с европейцами - из-за своего отношения к проблемам защиты окружающей среды, с китайцами - из-за инцидента с самолетом. Однако разложение нового мирового порядка началось не при нынешнем президенте, а раньше, в 1994 году, когда на промежуточных выборах Республиканская партия получила большинство в обеих палатах конгресса США, а внутри самой партии - ее правое крыло. Этот резкий поворот вправо заставил уже президента Клинтона (Clinton) вновь передоверить мировую политику военному альянсу НАТО, сделать ставку на обороноспособность вместо того, чтобы заботиться о безопасности, помогая укреплять в мире демократические основы государственного правопорядка. Тем самым Конференция по безопасности и сотрудничеству в Европе (КБСЕ, с 1995 года - ОБСЕ) утратила роль гаранта порядка, которая ей была отведена европейскими государствами в Париже. В Вене ей была оставлена лишь вспомогательная роль, роль ассистента.

Повсюду были слышны сигналы тревоги

НАТО лишила Организацию Объединенных наций последнего мужества, когда ООН скомпрометировала себя в Боснии и Герцоговине, поставив невыполнимые задачи. В период конфликта в Косово об ООН сначала речь не заходила вообще. В 1999 году НАТО вела войну в Сербии без мандата ООН, что явилось нарушением действовавшего 50 лет запрета на применение силы, установленного Хартией Организации Объединенных наций. За то, что это исключение не стало правилом, а именно это предусматривала новая концепция НАТО, появившаяся в 1999 году, надо благодарить европейцев. Однако проблема жива, и все напряженно ждут, как все-таки поведет себя новая администрация Буша. Первым сигналом с ее стороны стало продолжение несогласованных с международным сообществом бомбардировок Ирака. Война в Сербии не только покончила с остатками нового мирового порядка, но и нарушила порядки образца 1945 года. Отовсюду послышались громкие сигналы тревоги. Китай начал модернизировать свои вооружения. В России, которая восприняла оккупацию Косово как еще одно направление расширения НАТО на восток, к власти пришел Путин. Он делает все, чтобы сбалансировать ставшие очевидными американские претензии на единоличный диктат. В том случае, если эти претензии будут подкреплены еще и реализацией главного проекта администрации Буша в области политики безопасности: развертыванием системы противоракетной обороны - вокруг России и Китая как партнеров может образоваться новая политическая пропасть.

Европейские амбиции

Желание США действовать в одностороннем порядке, нашедшее столь откровенное проявление в войне в Сербии, поколебало также и Атлантическое сообщество. Давно установившийся в нем ритм жизни нарушен желанием европейских партнеров по альянсу, добиться большего равноправия и соучастия в делах сообщества. В 1999 году оно нашло свое выражение в решениях саммита Европейского союза (ЕС). Создаваемые с этой целью силы быстрого реагирования ЕС будут оставаться в НАТО, но они хотели бы иметь свободу в своих действиях. США считают это, и справедливо, покушением на свою руководящую роль в союзе. То, что партнеры по альянсу много не говорят об этом, в Вашингтоне никого не может обмануть. Европейские силы быстрого реагирования, которые должны появиться к 2003 году, придадут европейской политике безопасности такую же общность, как евро - делает общей финансовую и налоговую политику. Эти две составляющие интеграции могут, конечно, вновь исчезнуть, и Вашингтон мог бы попытаться поспособствовать этому. Если же Европе удастся реализовать свои планы, Атлантическое сообщество смогло бы тогда иметь в качестве своей основы две равноценные опоры, о чем еще 40 лет назад говорил американский президент Джон Кеннеди (John Kennedy). В долгосрочной перспективе баланс был бы выгоден США, поскольку он позволил бы им снять с себя часть бремени. В краткосрочном плане этот баланс лишает Вашингтон полноты власти. Не случайно, и нынешний министр обороны Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld), и его предшественник Уильям Коэн (William Cohen) предостерегали европейцев не переходить этот Рубикон.

Меньше оружия, больше политики

Дальнейшая интеграция Европейского союза в сфере политики безопасности мало что дает для утверждения мирового порядка. Дело в том, что европейские силы быстрого реагирования будут служить не достижению основной цели НАТО: обороне территорий стран ее членов, - а акциям за пределами этих территорий, на "их окраинах". При этом цель эта может видоизмениться. Наличие сил быстрого реагирования станет для ЕС искушением для организации таких же интервенций, в каких сегодня он обвиняет США. Не зря же некоторые государства, входящие в ЕС, проявляют интерес к системе противоракетной обороны администрации Буша. Ведь подключаться к системе имеет смысл лишь в том случае, если она сможет защитить от ответных ударов со стороны стран, в отношении которых были приняты репрессивные меры. Если бы Европейский союз следовал своему представлению о себе как гражданской власти, он бы не стал дублировать политику Америки, а дополнял ее. Западу нужны не новые вооружения, а более качественные политические решения, которые делают применение этих вооружений излишним. Одним из образчиков таких решений является подписанный в 1999 году в Кельне пакт о стабилизации для южных Балкан. То, что вопросы реализации этого документа излишне бюрократизированы, что не хватает финансовых средств, это недобрый знак. Расширение ЕС на восток, имеющее решающее значение для строительства нового порядка в Европе, продвигается столь медленно потому, что это расширение происходит одновременно с углублением интеграции внутри самого союза. Но экономический прогресс на Западе каждодневно поднимает планку для кандидатов на вступление в ЕС выше. Поэтому необходима дифференциация, позволяющая соединять в единое целое страны с различными уровнями развития и интеграции со снижением экономических требований к кандидатам, что, тем не менее, даст больший политический объединительный эффект, как это было с ЕЭС до 1988 года.

И вновь непорядок?

В ином случае, решение проблемы интеграции стран европейского Востока с Западом окажутся почти полностью в руках НАТО, а она даже при всем своем добром желании не в состоянии навести на континенте политический порядок. Восточноевропейские государства, разумеется, не имеют ничего против членства в альянсе. Однако для них и, прежде всего, для стран Балтии, гораздо больше пользы принесло бы вступление в ЕС. Поскольку этот шаг не угрожает России, не накладывает бремени на экономику восточноевропейских стран, а, наоборот, способствует ее развитию и, главное, определяет их место в политической системе Европы. Тем самым вступление в союз дарует им безопасность, а не только обороноспособность (в положении, безнадежном с геополитической точки зрения). Это Европейский союз хорошо понимает. Его комиссия идет к намеченной цели, имея стратегию подхода к странам-кандидатам на вступление, а также сформулированную в 1995 году политику по отношению к России. Это же делает Европейский совет (так в тексте.- Прим. пер.), определивший в 1999 году в Кельне свою стратегическую линию по отношению к России. Однако в Европе, как и в мире в целом, на передний план пробивается политика вчерашнего дня. Она называет сама себя реальной политикой и может, а что удивительного в этом, лишь возвратить нас к прежнему состоянию беспорядка.

Перевод: Владимир Синица

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.