Саша, 12 лет, Андрей, 13 лет, и Коля, 14 лет, бродят по улицам в районе Ярославского вокзала в Москве. Когда им удается выпросить или украсть достаточную сумму денег, они покупают клей в местной палатке и нюхают его. Вечером они сражаются за место для ночлега у одной из вентиляционных шахт метро, поскольку температура на улице значительно ниже нуля.

Около 50000 бездомных детей ведут такую жизнь на улицах Москвы, превращаясь со временем в мелких воришек, наркоманов и проституток. Наиболее находчивые забираются в сравнительно теплые столичные канализации, рискуя заболеть и перенося заболевания в самый центр Москвы. Вынужденные жить в нищете и вне закона, эти беспризорники, или изгои общества, вызывают в прохожих столько же страха, сколько и сочувствия. Некоторые из них, как Саша, бежали из семей, ища спасения от необузданного алкоголизма родителей. Другие же бежали из государственных детских домов, которых по России насчитывается более 800 и в которых зачастую господствуют жестокие порядки. У большинства беспризорников выбор не велик: попрошайничать или воровать.

Испуганные бандами подростков-мародеров, шатающихся по железнодорожным станциям и торговым пассажам, москвичи давно требовали радикального решения злободневной социальной проблемы, которую вплоть до последнего времени Кремль игнорировал. На прошлой неделе президент Владимир Путин отреагировал на нее, правда, с запозданием.

Президент сказал премьер-министру Михаилу Касьянову, что "количество бездомных детей и криминализация подростков достигли в стране угрожающих размеров. Необходимо принять срочные меры". Позднее он выступил по национальному телевидению с публичным упреком в адрес заместителя председателя правительства РФ по социальным вопросам Валентины Матвиенко за недостаточное внимание к данной проблеме. Одновременно было начато правительственное расследование ситуации.

Был предпринят ряд шагов по обузданию активности банд беспризорников: их выдворили из системы центральной канализации, которая служила им средой обитания. Одновременно готовится новый закон, ужесточающий обязанности родителей по отношению к детям. В будущем году планируется построить семь новых детских домов, а российским социальным службам будут предоставлены целевые финансовые средства на помощь "семьям, находящимся в кризисе".

Опыт Саши, Андрея и Коли дает основания предполагать, что этих мер будет может быть недостаточно. Принимая во внимание экономический и социальный хаос, существующий в новой России, жизнь беспризорника в Москве, по всей видимости, - удел мечтаний многих.

В России более миллиона бездомных детей. Однако Москва, где средний доход на душу населения в пять раз больше, чем по стране в целом, по-прежнему играет роль мощного магнита. По оценкам The Independent Street Children Centre только 6% бездомных подростков, проживающих в столице - москвичи.

Саша и его друзья приехали на Ярославский вокзал четыре года назад из небольшого сельского городка Казованова. По российским стандартам они ведут неплохую жизнь, зарабатывая по 400-500 рублей в день попрошайничеством в метро - это чуть ниже чем среднемесячная зарплата в России.

"Жизнь дома была плохой, поскольку там все сильно пили, - говорит Саша, лузгая семечки, украденные у пожилого торговца. - Мне пришлось бежать оттуда, так я попал в Москву".

Отец Коли ушел из семьи еще до того, как тот родился. Мать не смогла прокормить его и сдала в детский дом. Оттуда он сбежал в Москву, когда ему было 9 лет.

Сейчас главное пережить зиму. В Москве недавно прошла неделя ночных холодов, когда температура снизилась до -20 градусов по Цельсию. Сейчас температура все еще ниже нуля. Когда Саша, Коля и Андрей стали подыскивать место для ночлега, к ним подошли несколько девочек подростков, также проживающих в районе Ярославского вокзала. Они хотели поздороваться. Одна из них, девочка 16 лет, по-матерински обняла и поцеловала Андрея.

"Теперь это моя семья", - произносит Саша с вызовом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.