Сейчас, после переизбрания, когда у него появился новый уверенный мандат на управление государством, президент России наконец-то может раскрыть себя. Действительно ли он сосредоточил в своих руках столько власти только ради самой власти, как утверждают его критики, или же он выполнит свои обещания и пустит свою власть на проведение трудных реформ, в которых так нуждается Россия?

Большую часть своего первого срока Путин провел, освобождаясь от помощников и приспешников, которые достались ему в наследство от его предшественника Бориса Ельцина. Он обуздывал влиятельных региональных политиков и олигархов, переставлял министров как фигуры на шахматной доске, подавлял независимые средства массовой информации и превращал когда-то весьма активную нижнюю палату парламента в послушный хор, во всем поддерживающий Кремль.

Его последним изящным ходом стало назначение за неделю до переизбрания нового отобранного им правительства. Он сказал стране, что это его команда. Путин больше не может обвинять оставшихся со времен Ельцина чиновников в том, что они препятствуют осуществлению его политики.

Также ему не нужно больше заботиться о голосах избирателей. Аналитики и иностранные дипломаты считали многие из его действий последних лет предвыборными шагами, имеющими целью доставить удовольствие тому или иному сегменту электората. Взаимоотношения с Грузией и Молдавией, осуществляемые с позиции силы, были подарком для националистов, а переменчивое отношение властей к вопросу частной собственности должно было оттянуть голоса у коммунистов, считают аналитики.

Теперь у Путина есть шанс доказать, что он является самостоятельной фигурой, не зависящей от групп, обеспечивших его переизбрание. Что он предложит своей стране: реформы или закручивание гаек? Что он протянет загранице: дружескую руку или сжатый кулак?

Результаты выборов показывают, что большинство избирателей не особо обеспокоены ослаблением демократии, о котором говорят оппоненты Путина и иностранные наблюдатели. Своими голосами жители России выразили Путину благодарность за стабильность, которую он установил после десяти лет постсоветской разрухи, а также подтвердили широко распространенное убеждение, что в России больше нет другого политика, который мог бы на нынешнем этапе стать главой государства.

Однако у них также есть длинный список пожеланий:

- Реальная борьба с коррупцией, пронизывающей повседневную жизнь и возросшей, по общераспространенному мнению, во время правления Путина;

- Выполнение давних планов Кремля по превращению армии из сборища необученных и подвергающихся жестокому обращению призывников в профессиональные вооруженные силы;

- Завершение десятилетней войны в Чечне;

- Начало реальных реформ в сферах, затрагивающих всех россиян: коммунальное хозяйство, здравоохранение и пенсионное обеспечение.

Путин давал обещания по всем этим направлениям. Ни одно из них еще не выполнено.

Первые шаги недавно назначенного Путиным правительства указывают на такую же тенденцию многообещающих слов и мало впечатляющих дел. Дав понять, что правительство бывшего премьера Михаила Касьянова блокировало административную реформу, которая должна была покончить с раздутой, погрязшей во взяточничестве российской бюрократией, Путин заявил, что главное место в повестке дня нового премьер-министра Михаила Фрадкова займет долгожданная реорганизация правительства.

Однако не более чем через неделю после этого Фрадков заявил, что сокращение численности чиновников не является основной задачей.

Путин неоднократно говорил о необходимости проведения глубоких структурных реформ в экономике. Однако когда приходило время действовать, он останавливался на полумерах или вообще не добивался никакого прогресса.

Налоговая реформа была прекращена после введения плоской шкалы подоходного налога в размере 13 процентов, а бизнес остался обложен такими высокими налогами, что большинство компаний выплачивает работникам зарплату "в конвертах" вместо того, что бы платить все налоги, установленные государством.

Так же была застопорена и расхваленная реформа газовой и электрической компаний страны, которая привела бы к отказу от дотирования промышленности и населения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.