Судебное заседание по обвинению Радована Караджича в геноциде, начавшееся сегодня в Гааге, было отложено на 24 часа. Судьи пришли к такому решению после того, как бывший лидер боснийских сербов пробойкотировал слушания, заявив, что у него было недостаточно времени, чтобы подготовить свою защиту. Караджич предстанет перед Гаагским трибуналом по обвинению в военных преступлениях и геноциде, совершенных во время кровавого конфликта 1992 года в бывшей Югославии. Он утверждает, что число жертв было сильно преувеличено, и обвиняет трибунал в предвзятости, так как к ответственности привлекаются только сербы. В его родной стране, где он остается популярной фигурой, многие считают, что правительство не должно было выдавать его в обмен на возможность вступить в ЕС. Пола Слиер передает из Белграда.


Более десяти лет Радован Караджич скрывался от властей, но никогда не терял связи со своими друзьями. Именно поэтому хорошо известному сербскому писателю Бране Црнчевичу (Brana Crncevic) удалось опубликовать книгу бывшего лидера боснийских сербов, в то время как тот еще был в бегах. Радован посылал Црнчевичу электронные письма, к последнему из которых он приложил и манускрипт.

Брана Црнчевич, издатель и друг Караджича:

«Он написал книгу, когда еще был в бегах. Когда кто-то одинок, что ему еще остается делать, как не писать? Иногда в моем почтовом ящике оказывались письма от Радована – это были дружеские письма, но без каких либо указаний на то, где он находится. Хотя он и был в бегах, он был свободнее нас – мы живем под управлением правительства, предавшего свой народ».

Сторонники Караджича обещают выйти на улицы в день начала проходящего в Гааге суда над ним. Их ежедневные демонстрации против его ареста, в конце концов, были запрещены полицией.

Организатор протестов Миленко Бодин (Milenko Bodin) говорит, что его правительство продалось.

Миленко Бодин, факультет исследований в области безопасности, университет Белграда:

«Это испытание для сербской нации. Это– суд против сербского прошлого. Это испытание для сербского настоящего и, конечно, это испытание для сербского будущего».

Но правительство Сербии защищает свое решение арестовать и экстрадировать Караджича. Передача его Гаагскому трибуналу является ключевым шагом в процессе рассмотрения кандидатуры страны для членства в Европейском Союзе.

Вук Джеремич, министр иностранных дел Сербии:
«Согласно международному праву, наше международное обязательство состоит в полноценном сотрудничестве с Гаагой, с Гаагским трибуналом. И какими бы не были наши личные чувства, в соответствии с Конституцией мы будем действовать в этом направлении».

Корреспондент RT:

«Книга Караджича так и не попала в книжные магазины, и что еще важнее, когда он начнет выступать в свою защиту в Гааге, мало кто из сербов будет за этим наблюдать».

Лилиана Смайлович (Ljiljana Smajlovic) вела репортажи с суда над бывшим президентом Югославии Слободаном Милошевичем, но она говорит, что текущие экономические проблемы означают, что в этот раз в Гааге будет мало журналистов из Сербии.

Лилиана Смайлович, президент Ассоциации журналистов Сербии:

«Если только какие-то западные организации не решат профинансировать репортажи о суде, репортажей не будет. И я не думаю, что кто-либо захочет финансировать защиту Караджича в Гааге, потому что схожее решение подробно следить за защитой Милошевича в Гааге вышло западным организациям боком».

Караджич является 44-м преданным суду военным преступником, выданным Сербией. И хотя сербы по-разному оценивают решение передать его в Гаагу, большинство из них считают, что суд в Нидерландах всегда относится к сербам несправедливо – и что в отношении Караджича все будет точно так же.

Пола Слиер, РТ, Белград