Zdravstvuite! Eto ya, komissar Binkov… В этом сценарии Россия воюет с Турцией. Разумеется, ядерное оружие, моральный дух, импорт вооружений и зарубежные базы при моделировании не учитываются. Так как о воздушной войне я уже говорил, эту часть мы пропустим. Итак, если воюющие стороны будут воевать наземными силами, какие у них будут варианты?


Общей границы у них нет. Продвигаться в западном направлении невозможно, так как для этого придется вторгнуться на территорию множества важных игроков. Остается двигаться через слабые кавказские государства и дополнить это морским или воздушным десантом. У какой из сторон есть флот, способный осуществить морской десант?


Российский флот больше, но он разделен на несколько удаленных друг от друга частей, которые придется задействовать для снабжения и доставки войск. Вдобавок большая его часть состоит из небольших кораблей с недостаточной для подобных операций в открытом море автономностью. Транспортов снабжения у России также недостаточно. Вовлеченные в операцию корабли Северного, Тихоокеанского и Балтийского флотов будут действовать у южного побережья Турции — то есть слишком далеко от России, чтобы получать полноценную поддержку с воздуха. Напротив, турецкой авиации будет удобно противодействовать возможному десанту.


Турецкий флот сможет проходить в любом направлении через Босфор и Дарданеллы и концентрировать свои силы по мере надобности. Вблизи от берегов Турции он сможет эффективно использовать свои многочисленные малые катера и дизель-электрические подводные лодки. Козырем русских будут их атомные подлодки, но турки будут держаться поблизости от побережья, а русским будет опасно к нему приближаться, так как у турок много кораблей противолодочной обороны и вертолетов. Таким образом, пытаться высадиться с юга русские не будут.


Российский Черноморский флот слишком слаб, чтобы его без поддержки можно было использовать для атаки на более многочисленного противника. Однако в условиях российского превосходства в воздухе, небольшой морской десант вполне возможен.


С другой стороны, российские воздушно-десантные войска — одни из самых многочисленных в мире. Если Россия задействует еще и транспортные самолеты ВВС, в теории она может устроить парашютное десантирование до двух бригад разом. Возможно, таким образом, она сумеет перебросить в Турцию за несколько дней целый воздушно-десантный корпус. Таким силам будет тяжело противостоять, но и снабжать их будет очень сложно. Как показывает сравнение с высадкой в Нормандии, для снабжения любой воинской группировки требуется в несколько раз больше транспортов, чем для ее переброски. При лишь частичном превосходстве в воздухе попытки воздушного снабжения будут означать потерю множества самолетов. Таким образом, реалистично будем организовать лишь крайне скудное снабжение. При этом, так как высадка, скорее всего, произойдет недалеко от линии фронта, десант может попробовать выйти на соединение с основными российскими силами до того, как его наступление утратит темп.


Турецкий флот абсолютно не готов сражаться с русскими далеко от родных берегов — и тем более организовать высадку десанта. Если учесть превосходство России в авиации и ПВО, а также многочисленность войск, которые будут защищать ее побережье, те небольшие силы, которые Турция может отправить в море, скорее всего, даже не достигнут российских берегов. Подобный план закончился бы катастрофой, поэтому Турция даже не станет предпринимать таких попыток.


На суше, если обе стороны двинутся навстречу друг другу, столкнутся они на грузинской территории. Турция может быстро перебросить изрядную часть своих сил вдоль побережья. У России есть аналогичная возможность, так как она контролирует Абхазию и Южную Осетию и держит там свои войска.


Численность российских сухопутных войск немного превосходит численность турецких. У Турции есть большой армейский резерв, периодически проходящий переподготовку, зато у России больше военизированных формирований. При этом у России вдвое больше профессиональных военных.


Обе стороны используют множество видов тяжелых вооружений — как современных, так и устаревших, — однако у русских тяжелых вооружений все же больше, и в среднем их танки несколько современнее. Соответственно, попытки продвижения на контролируемую Россией территорию обошлись бы туркам слишком дорого. Даже если Турция каким-то образом сможет ударить первой и занять равнинную часть Грузии, она все равно упрется в Большой Кавказский хребет. С учетом приведенного выше баланса сил такой прорыв приведет к неприемлемо большим для Турции потерям.


Российская армия не слишком хорошо готова к длительному присутствию в глубине территории противника, но турецкие войска в этом отношении еще слабее. У России больше транспортных вертолетов, что увеличивает маневренность ее сил. Россия также будет лучше владеть обстановкой, ведь у нее больше разведывательной техники — и космической, и воздушной, и наземной. Еще одно российское преимущество — превосходство в воздушной поддержке. В сочетании с намного превосходящей турецкую противовоздушной обороной, способной нейтрализовать большую часть турецкой воздушной поддержки, это означает превосходство в огневой поддержке в целом — тем более, что у России больше ударных вертолетов и тактических ракетных комплексов и они современнее турецких.


Лучшим выходом для Турции в такой ситуации будет зацепиться за Малый Кавказ, который проще защищать, и искать возможности для контрударов по растянутому русскому фронту. Наступать всегда сложно. Исторически, быстрые и успешные крупномасштабные вторжения обычно требовали многократного превосходства в живой силе, ощутимого превосходства в воздухе, заметного технологического преобладания и возможности вести наступление по равнинной местности — причем зачастую все эти факторы сочетались. Русские не смогут рассчитывать ни на один из них. Их превосходство в воздухе не будет постоянным, и им будет трудно его использовать, так как целей будет нужно поражать много, а точность авиаударов у российской авиации невысока. У России больше тяжелого вооружения, но его мобильность будет сильно ограничена горным ландшафтом. Без серьезного превосходства в живой силе, русским будет сложно продвинуться.


Россия будет пытаться удлинить фронт, заставив турецкие войска войти в Армению, чтобы турки растянули свои силы и их оборону проще было прорвать. Однако у Турции достаточно войск, чтобы обеспечить ей сильные позиции в обороне. Попытка быстрого прорыва приведет русских лишь к недопустимо высоким потерям. Линия фронта будет слишком узкой и слишком многолюдной с обеих сторон, чтобы Россия могла осуществить широкомасштабный обходной маневр. Таким образом, ей придется очень медленно продавливать турецкую оборону огневой мощью. Как показывают исторические примеры, наступающие, даже при превосходстве в силах, часто бывают вынужденными неделями сражаться за каждый клочок земли. Здесь темпы будут еще ниже. Вдобавок, наступающим потребуются дополнительные силы, — и дополнительные потери, — чтобы закрепиться на новой территории. Когда они достигнут турецкой границы, легче им не станет. Для северо-востока Турции характерен холмистый рельеф. Соответственно, российская тяжелая техника будет продвигаться медленно, часто попадать в засады и страдать от вражеских контрударов. Силы России будут истощаться из-за растянутых коммуникаций и постоянных потерь в Турции.


Таким образом, первый год войны не будет легким ни для Турции, ни для России — даже если она выйдет к турецким границам. Соответственно, с учетом больших российских потерь и небольших территориальных приобретений можно сказать, что на этот момент Россия побеждает с небольшим перевесом.


В более длительной войне Россия не станет торопиться, и подождет, пока в игру не вступит фактор ее превосходства в численности населения и в промышленной мощи. Главная проблема Турции в затянувшейся войне без импорта оружия будет заключаться в ее сравнительной малой способности обеспечивать себя высокотехнологичным оружием, в то время, как Россия может производить такое оружие в больших количествах. За второй год войны турецкие силы превратится в плохо вооруженную армию с небольшим арсеналом высокоточного оружия, авиации, артиллерии и современных танков. Впрочем, у Турции останется много живой силы. С другой стороны, Россия будет пользоваться рядом преимуществ: ее население многочисленнее, она сама производит свое оружие и у нее есть большие запасы старых советских вооружений, которое можно починить. При дальнейшем продвижении вглубь Турции российские потери могут уменьшиться. Тем не менее, они все равно будут выше, чем при любом из крупных вторжений в новейшей истории. Высокая концентрация обороняющихся сделает продвижение крайне медленным и опасным. Может пройти еще год или даже больше, прежде чем Россия сочтет соотношение захваченной территории и потерь приемлемым и сможет объявить себя победительницей. В любом случае, такая победа обойдется ей очень дорого.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.