Улыбки на лицах детей в тех регионах, где действовала НАТО, в Македонии, в Сараево и в Косово - это картины, которые надолго останутся в памяти генерального секретаря НАТО лорд Робертсона (Robertson).

Эти дети, которых я встречал в последние недели, не знают нас, они нас не узнают, и они не о чем нас не спрашивают. Но, тем не менее, они живы, счастливы и учатся. Они живы по той причине и потому не беженцы, что есть мы, этот великолепный альянс, страны, входящие в него, и народы. От их имени я сегодня говорю: давайте гордиться, очень, очень гордиться, поскольку то, что мы делаем, очень благородно.

Из прощальной речи генерального секретаря НАТО лорда Робертсона перед Советом НАТО в Брюсселе.

31-го декабря завершается срок полномочий шотландца, на протяжении четырех лет умело руководившего НАТО. За эти четыре года НАТО претерпела серьезные изменения, но постоянно вставали вопросы: сохраняет ли альянс свое значение? Не заняли ли место, которое прежде принадлежало НАТО, "коалиции из желающих"? Быть может она изжила себя? Но в жизни все по-другому: в будущем году мы принимаем в НАТО семь новых членов, добиваются приема и другие. Притягательная сила альянса, несмотря на умные дискуссии, остается непоколебимой.

Сегодня лорд Робертсон рассказывает о том, с какими планами он пришел на пост генерального секретаря НАТО:

В 1999 году, когда я открыл двери этой штаб-квартиры, то сказал себе - у меня три приоритета: приоритетом номер 1 - боевые возможности, приоритет номер 2 - боевые возможности, приоритет номер 3 - боевые возможности.

На своей последней пресс-конференции вначале декабря он добавил, что его планы-де были, видимо, слишком честолюбивыми. По оценке председателя Военного комитета НАТО генерала Гаральда Куята (Kujat), от инициатив 1999 года, направленных на повышение возможностей альянса, пользы было немного.

Результат разочаровывает. Нам, разумеется, что-то удалось улучшить в некоторых вопросах, но в целом ситуация разочаровывает. Об этом можно говорить с полной определенностью.

Лорд Робертсон не уставал требовать от партнеров увеличения своего вклада.

Для меня кажется абсурдным, но это действительно так: Европа и Канада держат под ружьем 1,4 миллиона солдат и имеют еще миллион резервистов. Мы задействуем только 55 000 военнослужащих, и каждая страна утверждает, будто это слишком много. Я скажу прямо: подавляющая часть из этих полутора миллионов военнослужащих для выполнения оперативных задач не нужна.

Государства НАТО, это его кредо, должны реформировать свои вооруженные силы с тем, чтобы они были в состоянии решать новые задачи. Этот вывод проистекает из анализа новых рисков стратегического порядка.

Робертсон: НАТО - больше не альянс, дожидающийся ссудного дня, когда по Центральной Европе пойдут танковые армии. Это трансформировавшийся альянс, с новыми задачами, занимающийся новыми угрозами, откуда бы они ни исходили, например, вопросами защиты от терроризма.

Робертсон по-прежнему рассматривает в качестве риска распадающиеся государства. По его словам, и в эпоху глобализации государство остается эффективным и важным фактором порядка и современной цивилизации. Но последние десятилетия показали, что государства были не всегда жизнеспособными. Они распадались, некоторые из них затем становились прибежищем для террористических организаций. Эффективных средств для борьбы с таким развитием событий существует мало, убежден Робертсон.

Другая опасность заключается в расползании как оружия массового уничтожения, так и обычных вооружений. Те, кто становился их обладателем, поступали не всегда столь же разумно, как политики прошлых десятилетий.

НАТО в бытность генеральным секретарем Робертсона пережила также кризис идентификации. Сюда относится реакция на террористические удары в Нью-Йорке и в Вашингтоне 11-го сентября 2001 года. НАТО по поручению Робертсона решила тогда квалифицировать их как нападение на одного из своих членов. Но реально она для отражения террористических актов привлечена не была.

Другой кризис альянс пережил в связи с иракским вопросом. Дискуссия на тему, можно ли наносить превентивный удар, если страна накапливает, как тогда считалось, оружие массового уничтожения, которое может быть применено против других государств, разворачивалась на различных военно-политических форумах, но не в рамках НАТО. Лорд Робертсон увидел этот недостаток и в своей последней речи в качестве генерального секретаря постоянно указывал на то, что война в Косово, которую вела НАТО, была превентивной войной. Но это звучало для многих не убедительно: изгнание косовских албанцев началось раньше того, как вмешалась НАТО.

В результате итог деятельности лорда Робертсона за четыре года - положительный, а как же может быть иначе.

Сегодня НАТО несет настоящую безопасность на пространстве от Косово до Кабула. Это доказательство того, что преобразования, о проведении которых была достигнута договоренность на последнем саммите в Праге, стоящее дело, фундаментальный поворот к лучшему.

Спустя четыре года, сказал он на прощание членам Совета НАТО, стабильной стала ситуация в Косово, Босния превратилась в жизнеспособное многонациональное государство, а правительство в Белграде, который НАТО бомбила четыре года назад, добивается приема в программу «Партнерство во имя мира».

Насколько справедлив такой вывод, покажет лишь будущее. Для лорда Робертсона также ясно, что НАТО - единственная организация в мире, способная формировать многонациональные войска и управлять ими, специфические возможности альянса не могут оставить его в стороне от событий в Ираке.

То, как вел себя на посту главы НАТО британец, вызывало порой и вопросы. Так, его упрекают в излишней близости к США. Осведомленные люди рассказывали, что некоторые документы с реквизитами НАТО поступали в органы альянса прямо из посольства США. Неуютно чувствовали себя при этом, прежде всего, европейцы из малых стран, критика по этому поводу раздавалась даже в Германии.

Не совсем правда, когда Робертсон сегодня говорит, будто все просили его остаться. Он уже чувствовал, что имелось в виду, когда к нему обращались с такими просьбами.

Новый глава НАТО Яаап де Хооп Схеффер (Jaaap de Hoop Scheffer) был до сих пор министром иностранных дел Нидерландов. Там он для широкой общественности был незаметен. Но он, несмотря на поддержку в Нидерландах войны в Ираке, смог в Европе умело разрядить обстановку по данному вопросу. Робертсон, уходя, оставил перечень задач, рассчитанных на ближайшие месяцы:

Мы должны модернизировать наши военные возможности. Мы должны повысить маневренность наших войск. Мы обязаны добиться ускорения выработки решений. Мы должны также наладить отношения между ЕС и НАТО.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.