- Цена на нефть сильно выросла. Вы прогнозируете ее дальнейший рост. Почему?

- Рехштайнер: Потому что эта проблема оценивается большинством аналитиков рынка в методическом плане неправильно. Они делают две ошибки. Во-первых, они исходят из того, что повышение цен на нефть автоматически приводит к дополнительному поступлению нефти на рынок. В ближайшие годы такое будет происходить все реже. Во-вторых, они переоценивают производственные возможности существующих месторождений и будут застигнуты врасплох, когда производство рухнет.

- Не преувеличиваете ли Вы? Ведь можно также сказать: страны ОПЕК выровняли падающий курс доллара и все - больше никакого повышения цен не будет.

- Рехштайнер: Нет, у нас сложилась новая ситуация. Глобальные производственные запасы нефти сократились с 4 - 8 миллионов баррелей в день до 1 - 2 миллионов. Это всего лишь примерно 2% потребления. Кроме того, страны ОПЕК убедили рынок в том, что они могут держать высокую цену на нефть. Это отражается в срочных ценах на будущие нефтепоставки. Впервые они тоже сильно возросли. Такой ситуации у нас не было с 1985 г.

- Значит, рынок рассчитывает на высокие цены на длительную перспективу?

- Рехштайнер: Да, но будущий рост цен он спрогнозировал неадекватно. Я предполагаю, что он будет намного большим, то есть цена может быть от 60 до 70 долларов за баррель.

- Когда? Уже в следующем году?

- Рехштайнер: Так точно определить срок нельзя, потому что колебания громадны. Цена может весьма быстро подняться до 50 долларов. 60 - 70 долларов - такой может стать взвешенная цена на длительный период времени. Предстоит дальнейшее сокращение нефтедобычи, и это при том, что спрос в Китае и Индии увеличивается взрывообразно.

- Международное агентство по энергетике продолжает ссылаться на растущие запасы нефти.

- Рехштайнер: Размеры запасов нефти - вопрос спорный, их нельзя сравнивать с реальными производственными возможностями. С момента открытия нового месторождения до первой нефтедобычи проходит свыше десяти лет. Новые открытия не могут идти в ногу со спросом. Поэтому цены будут расти до тех пор, пока спрос не придет в соответствие с ними.

- Почему недостаточно новых месторождений?

- Рехштайнер: Россия почти достигла максимально возможного уровня добычи. Экспорт с Северного моря сократится вдвое, из Мексики также. Районов, где продолжается рост мало: Западная Африка и Центральная Азия. Под большим вопросом ситуация с Саудовской Аравией.

- Значит, зависимость промышленно-развитых стран и стран с переходной экономикой от арабских государств будет все больше расти?

- Рехштайнер: Это несомненно. Все меньше стран-экспортеров способны продолжать поставки. В следующем году прекратит экспорт нефти Индонезия, потому что сама потребляет все, что производит. Китай, еще 10 лет назад экспортировавший нефть, превратится во второго по величине импортера нефти в мире. Логическое следствие - более высокие цены на нефть.

- Вы активно выступаете за альтернативные виды энергии и привлекаетесь (как эксперт) предприятиями этого сектора. Создается впечатление, что пессимистические прогнозы инспирированы Вашими собственными интересами.

- Рехштайнер: Мне эти собственные интересы не известны. Напротив, растущие цены на нефть используются нефтяной отраслью, чтобы предотвратить введение регулируемого налога на углекислый газ. А поскольку я к этому стремлюсь, то должен был бы молчать о ценах на нефть, если бы преследовал собственные интересы.

- С введением регулируемого налога на СО2 энергоносители станут еще дороже.

- Рехштайнер: Швейцария должна сейчас действовать активно. Бундесрат должен выработать диапазон цен на нефть и, например, сказать: мы хотим стабилизировать до 2010 г. цену на жидкое топливо на уровне 1 франка за литр. Это обеспечит обязательный стимул к инвестициям. Однако в бундесрате царит правобуржуазное отсутствие интереса к экологической и энергетической политике.

- Значит ли это, что Швейцария уже сейчас должна поднять уровень цен на нефть?

- Рехштайнер: Вопрос ведь заключается в том, как лучше оградить себя от дефицита нефти? Это можно сделать с помощью заблаговременных инвестиций, например, в более качественные дома или более экономичные автомобили. Это будут делать, если уже сейчас ввести высокий диапазон цен. Бундесрат должен сказать: если рынок не устанавливает правильных цен, то мы поможем ему, введя регулирующий налог на СО2.

- Из-за этого Вашего требования Вас не любят водители.

- Рехштайнер: Наше правительство должно управлять, а не реагировать. Потребители должны так или иначе быть готовыми к росту цен на нефть. Но они продолжают покупать плохие автомобили и надеются, что через 4 - 5 недель цены снова упадут, и они смогут на своем джипе отправиться в путешествие за 2000 км. Мы на пороге больших перемен и должны быть дальновидными, чтобы справиться с ними. Это сделает нас независимыми от ненадежных поставщиков.

Рудольф Рехштайнер ученый-экономист и национальный советник от Социал-демократической партии города Базеля. Является автором книги 'Зеленая природа победит' (из-во 'Орелль Фюсли', 2003 г.)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.