Когда Соединенные Штаты говорят, что собираются что-то сделать, в этом случае самый разумный для них шаг - сделать это и ничего другого. Те, кто реально смотрит на вещи, понимают, как важно сдержать слово, ибо сдержать слово - значит вызвать к себе доверие.

Соединенные Штаты - главный поставщик высоких оборонных технологий в мире. Военно-техническая помощь Америки той или иной стороне может нарушить баланс сил на любом потенциальном театре военных действий в любом регионе мира - хоть на всех сразу. Так что, если Вашингтон предлагает кому-то технологии, вооружение и обучение специалистов, необходимо очень четко определять, на какие цели она пойдет.

И, что самое важное, помощь, оказываемая Соединенными Штатами, должна использоваться только для того, чтобы способствовать удовлетворению национальных интересов Соединенных Штатов. Таким образом, если сама Америка не проявляет интереса к тому, как будет использоваться ее помощь, то она посылает тем, кому ее оказывает, в корне неверный сигнал, от чего в конечном счете страдает в первую очередь доверие к самой Америке.

К примеру, уже много лет Соединенные Штаты поставляют высокотехнологичную военную технику в Турцию для обеспечения сферы безопасности Североатлантического альянса - сначала это делалось против угрозы, исходившей от СССР, а в более поздние времена для того, чтобы максимально укрепить оборону западных стран от угроз, которыми чревата ситуация на Большом Ближнем Востоке. Эта техника никогда не предназначалась для размещения на острове Кипр, где Турция держит сорокатысячный военный контингент, чтобы сохранить разделенный статус этой территории. У Соединенных Штатов нет никакой жизненной надобности в том, чтобы предоставленное ими оборудование переправлялось на остров.

В ответ на соответствующие запросы в июле Государственный департамент ответил следующее: 'Присутствие поставленного Соединенными Штатами вооружения на Северном Кипре под командованием Сухопутных сил Турции не вызывает вопросов относительно соответствия [данных действий] законодательству Соединенных Штатов'.

Однако в Никосии - как, впрочем, и на всем 'Большом Ближнем Востоке' - этот ответ услышали несколько иначе - 'отстаньте, вот привязались'. Иными словами, нам, в общем, все равно, что случится с оружием, которое мы поставляем - своим друзьям мы говорим: 'делайте с ним что хотите'.

Таким образом, в той части мира, где на Соединенные Штаты в роли 'честного игрока', который способен и готов настоять на окончательном разрешении любого спорного вопроса, даже если при этом Америке придется надавить на кого-то из своих друзей, смотрят уже с некоторым подозрением, Вашингтон сам ясно показывает, что для друзей у него одни правила игры, для всех остальных - другие. Поэтому и неудивительно, что, когда на Кипре проходил референдум о воссоединении Кипра по 'плану Аннана', в котором так много ключевых положений зависело от готовности внешних сил, в том числе и Соединенных Штатов, гарантировать вывод войск и соблюдение положений принятых документов, большинство киприотов из греческой части выбрали меньшее и более привычное из двух зол и проголосовали против плана.

Теперь обратимся к последним событиям на Кавказе. В течение уже нескольких лет Америка поставляет вооружение армии Грузии и проводит обучение ее специалистов с ясной и четкой целью - развивать борьбу с международным терроризмом. Официальные представители Соединенных Штатов уже неоднократно заявляли, что американская техника не будет применяться для силового решения внутренних проблем Грузии, а именно вопроса относительно окончательного статуса автономий, отколовшихся в свое время от центрального правительства.

На Кавказе у Соединенных Штатов есть жизненно важные интересы. Нам необходимо обеспечить, чтобы государства этого региона контролировали свою территорию и не допускали появления 'серых зон', которые могут укрываться преступники и террористы. Но в то же время мы хотим, чтобы любые разногласия по поводу территорий разрешались мирным путем - в том, чтобы правительство какой-либо страны начинало силой оружия объединять страну, никакого интереса Соединенным Штатам нет, это совершенно ясно.

Естественно, также не в наших интересах эскалация любого конфликта и ситуации, когда становятся возможны нападения на мирных жителей или нанесение ущерба населению. И, что самое важное, любой конфликт на юге Кавказа может сильно повлиять на отношения между США и Россией в самом негативном плане, а в такой период, когда развитие сотрудничества с Россией в энергетической сфере и борьбе с террористами безусловно является одной из ключевых международных целей Америки, этого просто нельзя допустить.

И вот, когда приближается кульминация продолжающегося кризиса на Кавказе, Соединенные Штаты вдруг заявляют, что к концу года спецназу Грузии будет предоставлена партия новейшего оборудования связи на сумму 1,4 миллиона долларов. Что, в свою очередь, заставляет предположить, что Саакашвили действует при полной поддержке США и то, что делает он, вполне укладывается в рамки американской политики.

Об этом во вторник писал в Moscow Times Марк Алмонд (Mark Almond), преподаватель Ориэл-колледжа в Оксфорде. Вот что он отметил:

'Как и Ирак, как и Судан, Грузия и весь остальной Кавказ забиты 'Калашниковыми' и гранатометами. Кавказский костер может вспыхнуть в любой момент. Если это произойдет, ответственность за неспособность Вашингтона укротить агрессивные порывы Саакашвили придется нести тем американцам, которые сейчас находятся там: Когда люди во всем этом крайне нестабильном регионе слышат, что Саакашвили грозит топить туристические суда, на такие речи они сразу обязательно приклеивают ярлык 'Сделано в Америке''.

Здесь, пожалуй, сделаем маленькое отступление - нельзя не сравнить ситуацию на Кавказе с положением, существующим на Кипре. При том, что северный Кипр считается 'оккупированной' территорией, ежегодно туда приезжают тысячи туристов из Европы, а кое-кто (главным образом это пенсионеры из Великобритании) даже покупает там недвижимость. И никто не боится, что его обстреляют или на него нападут, хотя тем, кто купил недвижимость у людей, отобравших ее у прежних владельцев силой, скорее всего, придется когда-нибудь отвечать по искам в европейских судах. Пусть так, но главное - речь будет идти о борьбе с помощью закона, а не кулака.

Уже давно настало время, когда Соединенные Штаты должны начать восстанавливать практику оказания помощи на определенных условиях, особенно когда речь идет о военной помощи. Если она используется не для тех стратегических целей, для которых предназначалась изначально, Вашингтон должен вмешиваться. Индульгенцию на использование американской помощи нельзя давать никому.

Также очень важно, чтобы Соединенные Штаты дали ясно понять своим региональным партнерам, что Америка будет проводить в жизнь свои интересы, что она не собирается подгонять свои действия под чьи-либо собственные цели. Что касается последних событий на Кавказе и вообще развития отношений с Россией, то цели, преследуемые президентом Саакашвили, безусловно отличаются от целей, преследуемых Соединенными Штатами. Конечно, Америка должна и дальше твердо стоять за сохранение суверенитета Грузии, но нельзя давать Тбилиси возможность определять политику Вашингтона в этом регионе.

Америке пора прекратить отдавать свою внешнюю политику в важнейших регионах мира на откуп своим союзникам, цель которых состоит в том, чтобы спокойно проводить свою собственную политику, прикрываясь мощью Соединенных Штатов.

Николас К. Гвоздев - главный редактор In the National Interest.